Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


«В нашем городе Речице есть конноспортивный комплекс. Его всеми силами пытаются закрыть. Все придирки строятся на том, что на содержание животных из бюджета уходит много денег. Однако все, что мы зарабатываем на прокате лошадей и прочих услугах, идет на погашение долга речицкой футбольной команды. Денег на корма для породистых лошадей не хватает, потому их собираются сдать на бойню». Такое письмо пришло на горячую линию TUT.BY. Журналист портала разбиралась в ситуации.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

«Зарплата у нас смешная, работаем на энтузиазме»

Пользователь рассказывает, что в конноспортивном комплексе «Озерщина» отключили электричество. «Мало того что у нас нет отапливаемых раздевалок и бытовок, так еще стало невозможно погреться возле обогревателя и вскипятить воду для чая. Еще дали указание кастрировать жеребцов, оставить только одного производителя. А если не будет жеребцов, то не будет приплода, а следовательно — и будущего у нашего комплекса. У нас есть группа детей, которых мы обучаем бесплатно верховой езде. Еще одна проблема — увольняется тренер этой группы. Если закроют спортивную секцию, могут закрыть впоследствии и весь комплекс. Уже сейчас собираются восемь лошадей перевести в Гомель — все из-за экономической ситуации, у нас кормить их нечем. Нам оставят несколько лошадей для проката, остальных собираются сдать на мясокомбинат. Мы обеспокоены судьбой конюшни и самих лошадей!»

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Добраться до конноспортивного комплекса несложно, вот только расположение остановки удивило — от нее до конюшен надо прошагать километр пешком. Причем по проезжей части, так как тротуаров нет. Учитывая, что сюда ездят заниматься школьники, этот вопрос требует решения.

Это расстояние от остановки до КСК "Озерщина", который находится на противоположной стороне
Это расстояние от остановки до КСК «Озерщина», который находится на противоположной стороне, нужно пройти пешком

Нет и обозначенного пешеходного перехода, по которому можно перейти через дорогу к комплексу. И вообще, логично было бы разместить остановку напротив КСК «Озерщина» — это оценили бы все, кто приезжает провести время с лошадьми.

Перед входом в комплекс — большой информационный стенд, сообщающий, что здесь обучают верховой езде, предоставляют лошадей для детских праздников, корпоративов и фотосессий. Предлагают прогулки в лес и поле (прокат лошади обойдется в 100 тыс. за час), а также могут принять лошадь на постой за 2 млн в месяц.

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

КСК "Озерщина". Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

В Озерщину я приехала без предупреждения. В этот день по расписанию — тренировка у детей, хотелось посмотреть. Но ее отменили. Тренер действительно уволилась.

Работники комплекса обеспокоены судьбой как всего конноспортивного комплекса, так и каждой лошади. Тем не менее говорить на эту тему в открытую не хотят: просят не фотографировать их и не называть имен, «а то и по шапке можно получить».

— Вообще-то, нам нечего терять: зарплата смешная, меньше двух миллионов. Работаем на энтузиазме из-за любви к лошадям, — сказал один из них.

Красавицу Мару любят дети. На ней катают больных ДЦП.
Красавицу Мару любят дети. На ней катают больных ДЦП

Штат здесь небольшой: директор, зоотехник, ветврач, администратор, завскладом, тренер, 3 конюха, 4 наездника, уборщица, три ночных сторожа и 3 рабочих по ремонту зданий.

Летом находиться здесь сплошное удовольствие — простор, добротные кирпичные конюшни, конкурное поле с препятствиями, левады, «бочка» для тренировки лошадей. Но зимой нет ни одного помещения, где можно было бы погреться. Со слов рассказчиков, обещали сделать паровое отопление, но так и не сделали. В детской раздевалке и других бытовых помещениях холодно, как на улице.

 — Это вы еще зимой у нас не были, — говорят работники комплекса. — В помещении даже минусовая температура бывает, все зависит от погоды. Если вечером воду в чашке оставить, то к утру она покроется льдом.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Когда-то на территории этого комплекса размещался племенной завод, в свое время известный в СССР. После развала Советского Союза он прекратил свою работу. Позже, в начале 90-х, здесь начали создавать конноспортивную школу, но из-за отсутствия финансирования дело застопорилось. В 2003 году комплекс возобновил работу. Сейчас здесь содержатся 33 лошади буденновской, тракененской, чистокровной верховой, ганноверской и других пород.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Конным спортом здесь занимаются 15 детей, состоящих в основной группе, а также могут покататься на платной основе все желающие, независимо от возраста.

— К нам приезжают из Речицы, Минска, Гомеля, Светлогорска, Жлобина, Клинцов, Смоленска. Особенно много желающих покататься в выходные и каникулы, — говорят работники комплекса. — Мы мечтаем, чтобы у нас появилась карета, чтобы можно было оказывать и другие услуги. Самая простая карета стоит долларов 300, но у нас даже таких денег нет.

«Кантера — на колбасу? Это все равно что съесть пса, который тебе предан»

Но больше всего здесь обеспокоены тем, что скоро придется распрощаться с конями-старожилами. Некоторые из них — призеры соревнований, у всех есть родословная. Работники говорят, что такие лошади имеют право дожить до старости и умереть своей смертью, но их после выбраковки отправят на мясокомбинат. Тогда как в развитых странах заслуженные спортивные лошади доживают на пенсии в самых комфортных условиях, для них там — и бассейны, и солярии.

Племенные свидетельства лошадей, которые пойдут на колбасу.
Племенные свидетельства лошадей, которые пойдут на колбасу

— Кантера — на колбасу? Да это все равно что съесть пса, который тебе предан! — не может скрыть возмущения один из работников комплекса. — Раньше чистопородных лошадей не сдавали на мясо, было запрещено.

Он аллергик, астматик. У него на определенный вид сена и на опилки аллергия,
Кантеру 15 лет. Скоро его отправят на мясокомбинат

Возраст лошади в соотношении к возрасту человека определяют как один к трем. Рыжему красавцу со звездой на лбу всего 15 лет — это наши где-то 45. Вполне мог бы еще жить и жить.

— Вместо того чтобы пролечить Кантера, собираются сдать его на бойню. Он аллергик, астматик. У него на определенный вид сена и на опилки аллергия. Мы не можем обеспечить ему тех условий жизни, в которых он будет хорошо себя чувствовать. Если бы какой-то частник выкупил его и создал для него идеальные условия, он вполне мог бы прожить лет пять. Поверьте, мы с удовольствием продали бы своих старожилов вместо того, чтобы сдавать их на мясокомбинат. Но надо быть реалистами. На мясо уйдут еще Кассандра, Рима, Графолог, Графика, Формула — всего девять или десять лошадей. Это уже решенный вопрос, — рассказали в КСК «Озерщина».

После знакомства с Кантером на других обреченных из этого черного списка смотреть уже не хочется — страшно и жалко.

Кантеру 15 лет. Скоро его отправят на мясокомбинат
Кантер — астматик. На бойню его отправят из-за болезни

Ветврач конноспортивного комплекса Татьяна Комар пояснила, что в уставе КСК «Озерщина» — только спортивная деятельность, пунктов «Разведение» и «Продажа» лошадей там нет.

— Хотя в нашем КСК периодически кроют кобыл, чтобы рождались жеребцы для омоложения собственного состава, потому что многие лошади уже старые и непригодны для занятий, — пояснила ветврач. — Таким образом и получаются излишки. Старых больных лошадей некуда девать, вот и отдаем их на мясо.

По всей республике породистых лошадей, которые прошли выбраковку, сдают на мясокомбинат. Это трагическая неизбежность, говорит Татьяна Комар. По возрасту или состоянию здоровья они уже не могут быть использованы в учебном и спортивном процессе.

За Кантера мясокомбинат заплатит примерно 5 миллионов.

У лошади старой в загоне ноги больные, артрит и зубов уже нету, ей 24 года. И все эти годы она жила здесь. Ее сюда привезли, когда ей было года три. Она уже слепа на один глаз. Ася. Вот старушка наша, старожил конюшни.
Эта 24-летняя лошадь тоже пойдет на мясокомбинат. У нее артрит, выпали зубы, она ослепла на один глаз. «Ася, старушка наша», — гладят ее работники конноспортивного комплекса. Говорят, эту кобылу привезли сюда, когда ей не было и трех лет

— Старых больных лошадей никто не позволит содержать за государственные деньги себе в убыток, — поясняет ветврач. — Был бы какой-то приют в Беларуси, куда их можно было сдать, мы бы с удовольствием их отвезли.

«Сейчас мы в роли просителей. Живем одним днем»

По мнению работников предприятия, все проблемы, которые есть у комплекса, — из-за того, что он находится в подчинении отдела образования райисполкома.

Лошади после пастбища в леваде. Скоро их поведут на обед. В меню - запаренный овес.
Лошади после пастбища ждут в загоне, когда их поведут на обед. В меню — запаренный овес

— Организация, понятное дело, безденежная. Корма для животных — проблема. Сейчас корм на пару месяцев есть, но остались большие долги за прошлые поставки овса и сена — около 70 млн рублей, — пояснили они. — За медикаменты до сих пор не рассчитались и за анализы, которые пару лет назад у лошадей брали. Своих денег у нас нет, а отдел образования не проплачивает все наши нужды.

И вспомнили, что еще до реорганизации, когда комплекс подчинялся отделу спорта и туризма, ситуация была лучше: каждый квартал выделялась определенная сумма, можно было планировать работу по развитию предприятия.

Хакер

— А сейчас мы в роли просителей, живем одним днем. Скоро хозяйства, в которые мы обращаемся, скажут: «Идите вы краем леса, пока не проплатите, ничего от нас не получите». И будут правы, — рассуждают работники комплекса.

И добавляют, что отрубей лошади не видели уже с прошлой зимы, потому что брать их неоткуда. Раньше каждый месяц привозили тонну отрубей с Гомельского комбината хлебопродуктов, сейчас комбинат уже примерно полгода стоит. Помимо овса и отрубей, лошадь должна получать пару раз в неделю отвар из льняного семени, морковку и различные премиксы. Но здесь на это нет средств.

— Один жеребец [содержание] обходится по самым минимальным подсчетам — 600 тысяч в месяц, эти деньги уходят на овес и сено. На витамины, медикаменты, соль, мел и лен нет денег, — рассказала завскладом КСК «Озерщина» Надежда Туева. —  Суточный рацион одной лошади — от 3,5 до 6 кг овса, в зависимости от возраста и физической нагрузки.

Завскладом
Завскладом Надежда Туева работает в пальто и шапке. В ее кабинете холоднее, чем на улице

Специалисты КСК «Озерщина» говорят, что в Гродно, Бресте и других белорусских городах спортшколы работают при племенных конефермах. Такие хозяйства сами себя обеспечивают: лошадей выводят, отдают их в спортивное отделение для школы, а лишних продают. Они уверяют, что при грамотном подходе у конноспортивного комплекса есть все, чтобы развиваться — территория, свой сад, поле, конюшни добротные.

А пока реалии таковы, что нет средств даже на самое необходимое. Уздечки, седла, путлища приходят в негодность из-за того, что служат уже долго, и потому, что хранятся в сыром неотапливаемом помещении — кожа сыреет, трескается, лопается, «а это миллионы на ветер». Уздечка в сборе стоит от 700 тысяч рублей, вальтрап — от 300 тысяч, седло — от 4 до 7 млн рублей. Экипировка наездника — дорогое удовольствие. Работники комплекса сами это снаряжение ремонтируют, зашивают или меняют за свой счет.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

— Нам все время ставят на вид, что мы мало зарабатываем на прокате и других услугах. Хотелось бы спросить у сотрудников отдела образования, что они делают для того, чтобы к нам приходили люди? Никакой рекламы. Наши девочки молодые в «Одноклассниках» и «Вконтакте» сами странички завели, — говорят сотрудники. — Власти и район никакой помощи не оказывают нам по развитию комплекса, только на корма деньги выделяют и все, да и то с опозданием. Года три назад приехал к нам председатель райисполкома, послушал, какие у нас есть проблемы, и уехал. Больше мы его не видели, а проблемы остались.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

В конноспортивном комплексе по-хорошему завидуют частнику, у которого и бричка есть, и сани, и рекламу о прокате лошадей он дает в местных СМИ. Говорят, лет пять назад у него было всего четыре лошади, а сейчас — больше двадцати.

— Интересно получается: он поголовье увеличивает, а мы сокращаем. И это притом что его конюшни находятся далеко от Гомеля и Речицы, а наши практически возле города. Мы работаем с ним в одном и том же регионе, оказываем один и тот же вид услуг, почему тогда у частника прибыль, а у нас убытки?

Директор: «Хотелось бы помощи от властей»

Директор конноспортивного комплекса «Озерщина» Виктор Борсук, к которому TUT.BY обратилcя за комментарием, сказал, что у него нет сведений о том, что комплекс собираются закрывать.

Здесь останутся 12 самых работоспособных лошади в возрасте от 5 до 7 лет.
После сокращения поголовья в КСК «Озерщина» останутся 12 самых работоспособных лошадей в возрасте от 5 до 7 лет. Один из них — Хакер, которому чуть больше пяти лет

— Да, электричества действительно не было три недели. Все это время работники «Речицких электросетей» пытались исправить неполадки — у нас в двух местах кабель пробило, и мы были без света. Только в конце прошлой недели электричество включили, — рассказал Виктор Борсук. — Ответить на вопрос по поводу того, идут ли заработанные нами деньги на погашение долгов футбольной команды, я вам не смогу по той причине, что мы перечисляем заработанное на внебюджетный счет района и не знаем, куда они распределяются в дальнейшем. Возможно, эти средства идут на корма для наших лошадей.

Директор
Виктор Борсук: «В год мы зарабатываем чуть больше 60 млн, а на корма уходит около 150 млн рублей»

Директор рассказал, что предприятие работает с убытками: район тратит из бюджета на корма больше, чем конноспортивный комплекс зарабатывает на прокате лошадей и других услугах.

— В год мы зарабатываем чуть больше 60 млн, а на корма уходит около 150 млн рублей.

По его словам, сейчас с кормами все в порядке. Недавно привезли пять тонн овса, в итоге на складе сейчас 11 тонн. Этого хватит на то, чтобы кормить 33 лошади два месяца.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

На вопрос, правда ли, что жеребцов из-за нехватки кормов собираются сдать на мясокомбинат, директор комплекса ответил:

— Сокращать поголовье надо, потому что лошади, которые в работе не задействованы, простаивают, а кормить их надо. Восемь лошадей мы передадим на безвозмездной основе Гомельскому областному центру олимпийского резерва по конному спорту. Их там будут содержать, они будут участвовать в тренировочном процессе, а нам будет проще в финансовом плане.

Директор
Директор КСК «Озерщина»: «Хотелось бы помощи от властей. Мы постоянно думаем, где раздобыть корм для лошадей»

 — Как бы видели в идеале развитие вашего комплекса? — интересуюсь.

— Наш комплекс — единственное государственное предприятие такого рода в районе. У нас есть 13 хозяйств, которые работают в сфере сельского хозяйства. Почему бы не составить график поставки кормов на наш комплекс? Каждое из этих предприятий раз в месяц выделяло бы нам по машине овса — то есть по 5 тонн. Это из расчета на 33 лошади. А если поголовье сократим — и того меньше. Не надо было бы каждый раз идти на поклон к председателям колхозов. В этом плане хотелось бы помощи от властей. Мы постоянно думаем, где раздобыть корм для лошадей.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Еще Виктор Борсук хотел бы создать хорошие бытовые условия для работников и клиентов, чтобы душевая была, отапливаемые раздевалки, комната отдыха, где можно было бы предлагать людям чай и даже обеды. Купили бы телегу, бричку, новые седла и развивали бы спектр услуг. Предманежник благоустроили бы, стены в нем поштукатурили (они протекают в нескольких местах. — TUT.BY), грунт поменяли бы.

— В общем, эту тему можно развивать, но вопрос упирается в финансы, — подытожил он.

Чиновник: «Нельзя работать себе в убыток»

И все же, планируют ли закрыть конноспортивный комплекс возле Речицы? Этот вопрос адресую заместителю начальника отдела образования, спорта и туризма Речицкого райисполкома Александру Горбачу.

— Этот комплекс — одно из подразделений детской юношеской спортивной школы № 2. Никто его не закрывает, мы просто сокращаем поголовье лошадей, — прокомментировал он. — Да, на этой неделе увольняется тренер, но уже идет согласование другой кандидатуры на эту вакансию. По поводу того, что некоторых лошадей собираются сдать на мясокомбинат, а некоторых передать в Гомель, так это вполне естественный процесс. Есть эмоции, а есть и экономическая сторона вопроса. Содержать 33 лошади, из которых задействованы 12 — нецелесообразно.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Чиновник рассказал, что к нему на прием по этому поводу приходили дети, которые занимаются верховой ездой, и их родители.

— Мы долго беседовали, и я у них спросил: допустим, мы не сдаем больную лошадь на мясокомбинат, вы готовы взять ее к себе на балкон или на дачу? «Нет, — говорят, — не готовы, мы не сможем ее содержать». Так значит, государство за бюджетные деньги, которые мы хотим на ваших же детей потратить, чтобы закупить для них спортивный инвентарь, вывезти на соревнования, может? Это жизнь, естественный процесс. Комплекс содержится на бюджетные средства и занимается подготовкой спортивного резерва. Хотя КСК «Озерщина» тоже зарабатывает на прокате лошадей и других услугах. Для нас важно, чтобы комплекс вышел на самоокупаемость, по этой причине и необходимо сократить поголовье скота.

Фото: Дюшес — полуторогодовалый частный жеребец. Его хозяин платит КСК «Озерщина» около 2 млн в месяц за его содержание, сюда входит и питание.
Дюшес — полуторагодовалый жеребец. Его хозяин платит КСК «Озерщина» около 2 млн в месяц за его содержание, в эту сумму входит и питание

— А частник наращивает это самое поголовье и с прибылью работает, — возражаю.

— Так ведь частник работает на себя, он платит только одну базовую величину в год как субъект агроэкотуризма, К тому же у него нет нанятых работников, он работает только со своей семьей, следовательно, все заработанное остается у него, — ответил Александр Горбач. — Мы должны зарабатывать деньги и смотреть, чтобы экономический эффект сохранялся. Нельзя работать себе в убыток.

Хакер

Замначальника отдела образования заверил, что есть немало идей, как направить в конноспортивный комплекс новый приток людей. Одна из них — зарегистрировать страйкбольный клуб и на базе КСК «Озерщина» создать военный полигончик для игры. Туда будут приезжать страйкболисты, говорит он, у которых вполне может возникнуть желание покататься на лошадях.

Фото: Наталья Пригодич, TUT.BY

Частник: «Лошадь — это всегда богатство»

История была бы неполной, если бы мы не пообщались с тем самым частником, которому по-хорошему завидуют работники государственного предприятия. Как выяснилось, он единственный предприниматель в Речицком районе, оказывающий такого рода услуги.

Сергей Антоненко, хозяин агроэкоусадьбы «Лошадиный остров», подтвердил, что в 2008 году у него было всего 4 лошади, сейчас — 21.

— Мы разработали 11 туристических маршрутов, этим и привлекаем клиентов. К нам приезжают из Мозыря, Жлобина, Светлогорска, Новозыбкова, Клинцов и других городов. У нас есть все необходимое: снаряжение, карета, бричка. Мы катаемся на лошадях не во дворе по кругу, а по настоящей живописной природе. А лошади у нас разные — и породистые, и полукровки. Есть даже жеребец-производитель английской верховой породы, кстати, единственный такой в Гомельской области. Я убежден, что лошадь — это всегда богатство.