Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Поступить в белорусский вуз, но в итоге отучиться за границей. Ежегодно только в Белгосуниверситете несколько десятков студентов уезжают за рубеж по обмену. Но главное правило — получив знания, нужно вернуться. Есть ли польза от академической мобильности и в чем проблемы, корреспондент TUT.BY расспросил начальника отдела международных программ и проектов управления международных связей БГУ Александра Рытова.

Фото: Оьлга Шукайло, TUT.BY

— Александр, какие возможности зарубежных стажировок и программ сегодня есть в БГУ?

— Наш университет заключает с зарубежными вузами договоры, в рамках которых возможны обмены студентов. Главный донор таких программ — Евросоюз. Есть возможность отправить слушателей в Швецию, Финляндию, Германию и многие другие страны. Двусторонними соглашениями определяется, на какой срок и на каких условиях мы отправляем слушателя. Как правило, обучение проходит бесплатно.

Еще одна форма — это международные проекты. И третья — гранты и краткосрочные программы.

Можно уехать как на семестр, так и на несколько лет. Существуют полноценные курсы обучения для аспирантов и магистрантов.

Европейские вузы в этом также заинтересованы. Они подают заявки в свои национальные агентства по образованию, с какими странами они планируют осуществить студенческие обмены. И здесь нашим вузам важно вовремя сориентироваться и активно выходить на своих партнеров и оговаривать возможности обменов, представлять себя.

— А европейцы к нам приезжают?

— Да. В целом БГУ находится в выгодном положении, потому что это центральный вуз нашей страны, с традициями, с научными школами. К нам приезжают и математики, и химики, и биологи. Для них у нас есть заповедники и выездные базы. Географов, которые занимаются проблемами изменения климата, привлекают наши болота. Там можно собрать хороший материал по этой теме.

Большой интерес к нашему филологическому факультету. К нам в основном едут русисты и белорусисты, которые занимаются различными аспектами истории и современности Восточной Европы.

Но для расширения этого направления нам нужно активно развивать преподавание на английском языке. Также должна быть интернационализация кампуса в целом, чтобы тот же европейский студент здесь не потерялся и мог без проблем решить возникающие у него вопросы. Пока эта проблема актуальна.

Фото: Оьлга Шукайло, TUT.BY

— Нет ли опасности, что после зарубежной стажировки студент белорусского вуза не вернется домой?

— Главная идея проектов состоит в том, чтобы студент или преподаватель возвращался сюда. И уже с новым опытом и новыми знаниями здесь продолжал свою учебу, карьеру или научную деятельность.

Всех тревожит проблема «оттока мозгов». Проблема есть. Например, из ученых, которые уехали в 90-х, никто не вернулся. Но это не потому, что эти программы есть. Здесь больше различия в социально-экономическом уровне жизни.

Представьте, человек прожил за границей три года, защитил там диссертацию. С моей точки зрения, очень низкая вероятность того, что он захочет вернуться. За это время и профессиональные контакты нарабатываются, и семья может возникнуть…

Но при этом у нас декларируется то, что мобильная активность носит временный характер и с обязательным возвращением в тот вуз, который тебя направляет на программу.

И с точки зрения государственных интересов так и должно быть. Мы должны максимально стимулировать то, чтобы наши студенты ездили за рубеж, получали там передовой опыт, а потом возвращались и уже здесь свои новые знания применяли в своей профессиональной деятельности.

— Как меняются студенты, отучившись несколько месяцев за границей?

— Не скажу, что сильно, но главное, что люди привозят из-за рубежа, — самостоятельность. Это то, что студент, который не уехал, здесь не получит. У нас исторически так сложилось: я пришел — учите меня. Там не так. Там больше самостоятельной работы. Из-за границы студенты привозят практическое понимание своих знаний, которые они там получают.

Я помню историю, когда один студент-химик уехал по обмену. И он там завалил сессию после первого семестра. Дело в том, что он думал, что на экзамене ему дадут список вопросов и он ответит. Но вместо этого ему нужно было на смоделированной ситуации показать свои знания. У него не получилось с первого раза. И тогда он понял, что он не просто учится, а должен уметь свои знания применять на практике. А не просто прослушать курс, ответить, а потом всю теорию забыть.

Но в итоге все закончилось хорошо. Он получил там степень бакалавра. А вернувшись в Беларусь, сменил свою специальность, поскольку наконец понял, чем хочет заниматься.

— А что с преподавателями?

— Они не сильно меняются. Дело в том, что после стажировки за границей они возвращаются в нашу академическую среду. Здесь свои правила и традиции.

Но преподаватели привозят новые методы учебного процесса. Они начинают на своих занятиях больший упор делать на практические занятия.

Фото: Оьлга Шукайло, TUT.BY

— Программы наших вузов и европейских отличаются. Засчитывается ли студентам академическая разница?

— Здесь есть проблема. И она общая, как для нас, так и для Европы. Нужно пересматривать подходы, и мы в БГУ сейчас работаем в этом направлении. И я надеюсь, что подвижки будут.

Мое мнение заключается в том, что нужно признавать не дисциплины и не конкретные предметы, а те компетенции, которые студент привозит с собой.

— В чем главный плюс программ студенческого обмена?

— Поехать учиться за границу может практически каждый. Главные требования — мотивация и достаточный уровень английского. Раньше конкурс был 3 человека на место. Помню, мы проводили собрания в поточных аудиториях. Так там не было свободных мест, люди на ступеньках сидели. Сейчас интерес к этому падает. Может, потому что самостоятельно поехать за рубеж стало проще, а раньше это было целым событием.

Главное, что люди, которые участвуют в этих проектах, получают новые знания и навыки. Это все дает профессиональное развитие. А это помогает в работе. Зарубежные проекты изменяют поведение и мозги людей в лучшую сторону.

Европейским студентам, как и нашим, выгодно обучаться за рубежом, потому что они возвращаются домой и привозят с собой дополнительные компетенции. И это делает их более конкурентоспособными на рынке труда.

Фото: Оьлга Шукайло, TUT.BY

0058648