/

О фальсификациях при подсчете голосов на конкретных участках сообщают члены избирательных комиссий и наблюдатели. По их мнению, результат Александра Лукашенко был завышен, а других кандидатов — занижен.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY
Изображение использовано в качестве иллюстрации. Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Наблюдать мешали спины участников комиссий

Наблюдателя Александра Капуцкого на участке № 6 в Молодечно к подсчету голосов допустили весьма опосредованно. «Там быў невялікі стол, і ўся камісія вакол яго стала, нават адзін чалавек з камісіі не мог туды ўклініцца і стаў збоку. Ну я стаяў за спінамі, глядзеў крыху, але немагчыма было адсачыць падлік бюлеценяў дакладна. Парушэнне было ўжо у тым, што я нічога не бачыў. Яны паміж сабой перашэптываліся, запісвалі нешта на паперку, але выніковые лічбы я пракантраляваць не мог».

Что касается официальных наблюдателей, то им было все хорошо видно за столом в пяти метрах от подсчета голосов, почти анекдотический случай рассказывает Капуцкий. «Калі я падняўся і пайшоў да стала, яны ўсе там засталіся сядзець. А калі пачаўся падлік, я пачаў сабе нешта запісваць, падбегла адна з назіральнікаў і пачала на мяне крычаць, што я перашкаджаю ім назіраць. Я тады адышоў убок, але застаўся побач са сталом».

Единственное, что удалось отследить, это явку избирателей, рассказывает наблюдатель. С самого начала досрочного голосования и до конца он считал каждого пришедшего на выборы человека. В итоге цифры официальной явки совпали с теми, которые посчитал наблюдатель, — 72,8%. За Лукашенко, по итогам избирательной комиссии, проголосовали 68,2% избирателей, за Короткевич — 18,6%, Гайдукевича — 3,2%, Улаховича — 1,8%. Против всех выступили 6,4%.

Видеоролик о работе наблюдателей во время подсчета голосов опубликовал на своем канале Youtube лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

— Скажите, а что это за крепость? - уточнил наблюдатель у членов комиссии, которые решили считать голоса, отгородившись стульями.

Журналистку же, которая засняла процесс подсчета голосов на видео, члены комиссии обвинили в… нарушении прав человека.

— Есть женщины, которые плохо сегодня выглядят, уставшие! — объяснили свою позицию члены комиссии.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Кент Харстед, координатор краткосрочных наблюдателей ОБСЕ, на пресс-конференции 12 октября также рассказал о том, что на участках во время подсчета голосов наблюдатели зачастую не могли видеть сам процесс.

— Когда стоишь там и не видишь подсчета, начинаешь задаваться вопросом: «Что я здесь делаю?»

Координатор ОБСЕ заметил, что ЦИК обещал им прогресс в этом вопросе, но на самом деле все очень отличалось от избиркома к избиркому. По его словам, 30% их наблюдателей не могли видеть подсчет голосов. Такие же проблемы были у внутренних наблюдателей. Он говорит, что сам лично очень разочарован этим.

О результатах участники комиссий должны были сообщать шепотом

В редакцию TUT.BY обратился один из членов избирательной комиссии № 12 города Кобрина. Он попросил сохранить анонимность, поскольку работает на госслужбе и боится потерять свое место.

Пятеро из членов комиссии, по его словам, были твердо настроены не допустить фальсификаций и договорились друг с другом внимательно считать голоса Короткевич. Они были впечатлены популярностью женщины-кандидата у пенсионеров во время надомного голосования, результаты которого удалось подсчитать точно. Рядом с фамилией Короткевич поставили галку 17% избирателей.

Проследить за общими результатами голосования на участке оказалось сложнее. Никто не проверял, как идет подсчет голосов. В папку бюллетеней за Лукашенко, утверждает читатель, при желании можно было свободно положить бюллетени в пользу других кандидатов. Также собеседника смутило, что секретарь и председатель комиссии попросили других участников сообщать об итогах подсчета бюллетеней шепотом. Секретарь записывала цифры в протоколе карандашом.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Денис Васильков, TUT.BY

После того как руководство комиссии сообщило о результатах выборов в исполком, подсчет голосов начался снова. Занимались этим исключительно секретарь и председатель, других участников комиссии к столу уже не подпускали. Затем попросили их подписать оформленный протокол. В ответ на просьбу участников комиссии предоставить записи о предыдущих подсчетах секретарь сказала, что такие данные им предоставлены не будут. Разрешалось не подписывать протокол или подписывать с возражениями, однако все участники в итоге согласились с заявленными после согласования с исполкомом результатами. Объяснили свой шаг тем, что работают на госслужбе.

Участники комиссии, которые изначально выступали за честный подсчет голосов, сообщают о существенных расхождениях с официальными результатами на участке. Во-первых, была завышена явка. «На каждом листе, где было заявлено по 15−20 человек, по 2−3 человека не появились на участке, то есть около 20% избирателей не пришло. При этом официально явка на участке была заявлена в районе 90%».

По словам собеседника, из почти двух тысяч человек по спискам на участке (1973) количество голосов за Короткевич было занижено на 140, количество бюллетеней против всех занижено на 20−30, количество бюллетеней за Лукашенко завышено приблизительно на 300−350 голосов. «Эти данные не решают общую картину, все равно победил бы по участку Лукашенко, но процент Короткевич занижен в итоге с 22 до 10%», — заявил в интервью TUT.BY участник комиссии в Кобрине.

За Лукашенко на некоторых участках проголосовали 50% избирателей?

В редакцию TUT.BY анонимно писали и другие недовольные члены избирательных комиссий. Если верить им, Лукашенко набирал на конкретных участках около 50%, а Короткевич — почти 20%.

Блогер Анатолий Мицура был наблюдателем на избирательном участке № 21 в Минске. Итоги выборов, как он их видел, также отличаются от официально заявленных, хотя сам процесс подсчета голосов был почти образцово-показательным, отмечает блогер. «Наблюдателям выделили одну сторону стола, чтобы видеть происходящее, а вокруг трех других сторон стали члены комиссии. Скажу откровенно, я стоял максимально близко к столу, прямо за председателем комиссии и видел галочки в бюллетенях. Разложили бюллетени по стопочкам верно».

Фото: Денис Васильков, TUT.BY
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Вопросы возникли позже, когда считали бюллетени, рассказывает Мицура. «Согласно протоколу, за пять дней досрочного голосования на моем участке проголосовало 144 человека. Когда ящик открыли и пересчитали бюллетени, оказалось, что их там 163. На 19 больше, чем человек проголосовало!»

Результаты досрочного голосования на участке были такими:

Лукашенко: 103 (63%)
Против всех: 38 (23%)
Короткевич: 16 (10%)
Гайдукевич: 4 (2%)
Улахович: 2 (1%)

В день голосования такими:

Лукашенко: 144 (53%)
Короткевич: 75 (28%)
Против всех: 31 (11%)
Гайдукевич: 13 (5%)
Улахович: 4 (1,5%)
Недействительные: 1 (0,3%)

Итоговый результат по участку такой:

Лукашенко — 60,7%,
Короткевич — 19,4%,
против всех — 14,3%,
Гайдукевич — 3,3%,
Улахович — 1,4%

Наблюдатель исключил 19 бюллетеней при досрочном голосовании из голосов за Лукашенко и пришел к заключению, что за действующего президента проголосовало 51,5% избирателей. Этот процент примерно совпадает с результатами в день голосования.

«Еще заметно очень крутое расхождение в голосовании против всех досрочно и непосредственно в день голосования, что наводит на две мысли: или это был протест против принуждения идти голосовать досрочно, или там все бюллетени были заменены».

Анатолий Мицура соглашается, что даже без 19 сомнительных бюллетеней победа осталась бы за Лукашенко, но «она уже вовсе не такая убедительная (52−53%), как те цифры, которые объявляет громогласно ЦИК (83,5%)».

Избиратель пришел на участок, а за него уже проголосовали

Елизавета Шмыгова участвовала в проекте «Наблюдение за выборами: теория и практика». Во время досрочного голосования на участке № 30 в Минске ее подсчеты разошлись с итоговыми цифрами комиссии на 100−120 голосов. В день голосования цифры совпали. При этом в середине дня 11 октября произошел любопытный инцидент.

«Избиратель пришел проголосовать, но оказалось, что кто-то уже расписался на его месте. Он начал возмущаться и потребовал объяснений. Комиссия предположила, что, скорее всего, это бабушка, голосовавшая на досрочном, нечаянно расписалась не в той строке. Я помогла составить избирателю жалобу, в которой он требовал провести экспертизу подписи, чтобы удостовериться, что она действительно принадлежит бабушке».

Из интересного Елизавета также отмечает, что на выборах было много «своих» наблюдателей, то есть наблюдателей от различных государственных организаций.

«Они приходили по сменам и в конце своего наблюдения обязаны были сдать заявление, что все прошло хорошо и нарушений выявлено не было. Такой вот спектакль, где каждый играет свои роли».

К самому процессу подсчета голосов у Елизаветы не было вопросов: вся процедура была соблюдена. Но коллеги жаловались: некоторых не аккредитовали на участке, на некоторых писали жалобы наблюдатели от государственных организаций, заявляя, что они мешают работе комиссии, других не допустили к подсчету.

«У многих разошлись число проголосовавших с числами комиссии. Например, мой коллега, который наблюдал на соседнем участке, был все дни досрочного голосования с открытия участка и до его закрытия и считал число проголосовавших. Каждый день цифры совпадали практически один в один, но в итоговом протоколе внезапно появилось 250 лишних голосов, это притом что общее число избирателей на этом участке около 1000».

Эксперимент с недостачей бюллетеней

Необычный эксперимент с целью выявить фальсификации на выборах провел наблюдатель избирательного участка № 60 Московского района Бреста Денис Турченяк. В день досрочного голосования член движения «За свободу» бросил в урну для голосования пустой лист бумаги, а бюллетень забрал с собой. Его примеру последовали еще три избирателя, зарегистрированные на этом участке. Таким образом, в урну для досрочного голосования упали четыре листа бумаги.

В день голосования Денис Турченяк обратил внимание на урну досрочного голосования и заметил, что «контуры и форма пластилина, на котором имеется оттиск печати, отличаются от того, какими они были в день его голосования». Во время подсчета голосов он узнал от председателя комиссии, что на этом избирательном участке в досрочном голосовании приняло участие 365 человек, которым было выдано 365 бюллетеней. Недостача четырех из них выявлена не была.

В связи с этим наблюдатель подал заявление прокурору Бреста по факту подделки документов на выборах президента (копия заявления имеется в редакции).

«В урне досрочного голосования не оказалось листов бумаги, которые были брошены вместо бюллетеней мной и остальными гражданами, что является свидетельством несанкционированного доступа к содержимому урны. Листы бумаги были изъяты из урны неустановленным лицом и заменены на фальшивые бюллетени», — предполагает Турченяк.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-27%
-35%
-25%
-30%
-50%
-10%