Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Елена Трибулева,

Мы стоим на мосту через Правую Лесную, которая здесь больше напоминает мелиоративный канал, и пытаемся понять, где в данный момент прячется хищник.

Фото: Вечерний Брест

Последняя информация, полученная с помощью системы слежения GPS, подтверждает: светлое время суток он провел где-то здесь, а с наступлением сумерек переместился на 5 км в сторону Шерешева. Несколько дней подряд самый крупный из хищников, обитающих в пуще, возвращался сюда, но, похоже, сегодня решил изменить своим привычкам.

На всякий случай мой попутчик Виктор Фенчук забирается на вышку неподалеку, разворачивает антенну и пытается поймать сигнал от радиомаяка, закрепленного на волке, — как раз в 12.00 радиомаяк «просыпается». Антенна ловит сигнал на расстоянии до двух километров, но приемник молчит. «Ну что ж, — комментирует Виктор Фенчук. — Зато у нас есть возможность посмотреть, что волк делал здесь несколько дней. Пойдем?»

Мы заправляем штанины в сапоги, чтобы не подхватить клещей, которые висят на траве чуть ли не гроздьями, и шагаем в сторону виднеющихся вдали зарослей ивы.

Волк, по следу которого мы идем, меченый. То есть снабжен радиопередатчиком, позволяющим отслеживать его перемещение. В этом году НП «Беловежская пуща» вместе с ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» при поддержке Франкфуртского зоологического общества начала проект по исследованию экологии волка. В первой половине сентября одного из хищников удалось поймать и снабдить передатчиком. Именно его мы и преследуем вместе с координатором проекта Виктором Фенчуком — держась, впрочем, на безопасном расстоянии. Всего планируется навесить на пущанских волков пять таких передатчиков.

Хитрость против хитрости

Для отлова волков в пуще используют специальные капканы, не травмирующие лапу хищника. Их устанавливают рядом с тропами, где ходят волки. Благодаря фотокамерам, установленным в заповедном лесу, такие места хороши известны. Люди, ставящие капканы, работают исключительно в перчатках, чтобы волк не почувствовал запаха человека. Капкан, прежде чем присыпать землей, обрабатывают специальным средством. Затем сверху место ловушки поливают волчьей мочой. Ее запах должен привлечь волка: кто-то посягнул на его территорию, оставив свои метки. Нужно понюхать и определить, что за соперник у него появился.

Как минимум раз в сутки, часов в 9−10 утра, территорию, где установлены капканы, обходят лесники. Если зверь попался, они немедленно звонят координатору проекта. Тот хватает ошейник и несется на встречу с волком. Хищника обездвиживают с помощью транквилизаторов, надевают на него передатчик, освобождают лапу, обрабатывают ее при необходимости и отпускают животное на волю.

Так должно быть в идеале. В действительности же с первым волком все получилось не так гладко. Транквилизатор почему-то не подействовал в полной мере, и, пока на хищнике удалось застегнуть передатчик, свою долю стресса получили и люди, и животное.

Фото: Вечерний Брест

И никакой личной жизни!

Передатчик работает по принципу сотовой связи. Через GPS-навигацию приемник определяет координаты животного, записывает их по графику (раз в час) и опять же по графику (раз в семь часов) передает на компьютер в виде SМS. Одновременно поступает информация о времени, когда были зафиксированы координаты, температуре окружающей среды и уровне заряда батареи. Научный интерес представляют именно координаты: они позволяют отслеживать перемещение волка и находить места его лежек или приема пищи. Как правило, в таких местах он надолго задерживается или неоднократно к ним возвращается. Если зверь окажется вне зоны покрытия сотовой связи, приемник накопит две SМS по 7 координат и отправит их через 14 часов. При таком режиме работы передатчика заряда батарейки должно хватить как минимум на полгода.

Ошейник с передатчиком не самый легкий — весит около 800 граммов. Предполагается, что при среднем весе волка 40−50 кг он не должен ограничивать его жизнедеятельность, но некий дискомфорт животному наверняка доставляет. Поэтому ошейник сделан так, что через год сам отстегнется, и волк его потеряет. Тогда его можно будет найти по сигналу радиомаячка (работает 4 часа в сутки), перепрограммировать и использовать для других исследований.

Время зализывать раны

«Наш» волк был пойман в Ясеньском лесничестве, где покрытие сотовыми вышками слабое, и пропал почти сразу, как только углубился в лес. Около недели от него не поступало никаких сигналов, и все это время ученые места себе не находили. Наконец, на восьмые сутки пришла первая SMS, за ней еще и еще — вся информация, что накопилась за неделю. Оказалось, зверь вышел из леса и четыре дня провел… в кукурузе. Ученые предполагают, что он просто отлеживался. Хищник наверняка получил стресс от встречи с людьми, возможно, у него побаливала нога, он привыкал к ошейнику — словом, ему явно нужно было время, чтобы прийти в себя. Кукурузное поле оказалось идеальным убежищем.

Через несколько дней, окрепнув, зверь перебрался в другое убежище — на территорию, где когда-то проводилась мелиорация, а теперь заросшую ивняком и высокой травой.

«Судя по всему, это окраинный волк. Он много пользуется окраинами пущи, участками мелиорации и заболоченными территориями, — комментирует Фенчук. — Здесь высокая мозаичность ландшафтов, безопасно и много пищи. Что ж, очень грамотное решение».

Именно в этом месте мы и пытаемся найти его следы.

В засаде на бобра

Первую лежку волка обнаруживаем при помощи GPS-навигатора в самой гуще зарослей ивы, по дороге спугнув коростеля (занесен в международную Красную книгу, между прочим) и двух мирно пасущихся в высокой траве косуль. Живности здесь и правда много: земля изрыта кабанами, из-под ног то и дело вспархивают птицы, а высоко в небе кружит орлан-белохвост.

В зарослях ивняка волк наверняка отлеживался после ночной прогулки, но сейчас мы не находим никаких признаков его пребывания. Затем навигатор приводит нас к мелиоративному каналу, где вовсю хозяйничают бобры, и именно в этом месте мы находим во влажной земле четкие отпечатки волчьей лапы.

«Смотри, — показывает Виктор. — Вот здесь волк сидел у бобровой норы, сторожил выход. Они очень любят бобриное мясо, к слову. Вот здесь он несколько раз прошелся возле хатки… Интересно, поймал бобра или нет?»

Следов трапезы мы не находим, что, впрочем, ни о чем еще не говорит: волк может сожрать крупного грызуна, как говорится, с потрохами.

Еще несколько лежек обнаруживаются прямо в высокой траве — на тропинках, протоптанных дикими животными. Но от хищника опять — ни слуху ни духу. Через несколько часов, вернувшись в офис, Виктор проверит компьютер, нанесет на карту полученные координаты и узнает, что волк покинул границы пущи и, когда мы искали его лежки, неторопливо трусил вдоль дороги на Видомлю в 15 км от нас.

Кому граница не помеха

Волков в наших краях не любят. Это в Германии и Польше они занесены в Красную книгу и охота на них категорически запрещена. У нас же даже маститые ученые порой отзываются об этих хищниках как о потенциальных разносчиках бешенства, а уж егеря ненавидят их лютой ненавистью — за то, что вырезает копытных, потенциальную охотничью дичь. По последним подсчетам, сейчас в пуще обитает около 20 волков и, по мнению старшего научного сотрудника парка Алексея Буневича, это оптимальная численность.

«В действительности волка не так просто взять, — говорит он. — Тем более сейчас, когда увеличилась территория заповедной зоны, где всякие охоты запрещены. К тому же волк легко переходит из Польши в Беларусь и обратно. И что получается: волк пересекает границу, там размножается, потом выводок приходит к нам, тут погуляет-покушает и опять уходит в Польшу».

С другой стороны, каждая стая держит свою территорию и «управляет» ею вполне рационально. Несколько лет назад в пуще основательно уменьшили численность волков с помощью загонных охот, и на освободившееся место пришли «чужаки», которые начали резать копытных налево и направо. Участники проекта надеются, что новые знания о волках, полученные в результате исследований, помогут переломить негативное к ним отношение. В конце концов это мы вторгаемся в его угодья, и уж совсем в исключительных случаях — он в наши…

Василий Арнольбик, заместитель генерального директора НП «Беловежская пуща» по научной работе:

 — Исследование экологии волка — очень интересная и актуальная тема. Особенно в свете того, что заповедная части пущи значительно расширилась и мы не знаем, как восприняли это хищники. Часть популяции обитающих в пуще волков — трансграничные стаи, поэтому мы постоянно обмениваемся информацией с польскими коллегами. Эти исследования очень важны для нас, и на время их проведения в охотничьих угодьях пущи объявлен мораторий на охоту на волка.