Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Владислав Ковалевский,

Белорусская художница Марина Напрушкина живет в Берлине уже 15 лет. В мире современного искусства она знаменита прежде всего своими работами, критикующими белорусскую власть. Те же, кто с работами художницы близко не знаком, знают Марину, скорее, как деятельного волонтера — два года назад она организовала инициативу «Новое соседство», чтобы помогать беженцам со всего мира. «В этом деле я тоже чувствую себя художницей», — для Напрушкиной волонтерство самое что ни на есть искусство.

Фото из архива Марины Напрушкиной
Фото из архива Марины Напрушкиной

Начни с себя

Два года назад ситуация с беженцами в Германии была не такой уж спокойной, даже если сравнивать с нынешней.

— Все было довольно серьезно. Много людей приезжало, уже тогда были неутешительные прогнозы. Просто внимание медиа не было так сфокусировано на этой проблеме, — говорит Напрушкина. Слова Марины подтверждают цифры: в 2013 году убежища в Германии запросили более 100 тысяч человек, что на 55% больше, чем в 2012 году.

Летом 2013 года перед домом художницы открылось общежитие для беженцев. Видя, в каких условиях там приходится жить людям, Напрушкина не выдержала и решила им помогать, для начала — хотя бы собственными силами. С личной инициативы и выросло «Новое соседство».

Фото с сайта neuenachbarschaft.de
Фото в материале — с сайта neuenachbarschaft. de

— Я увидела, что в общежитии живут около 100 детей, и для них нет совершенно никакой программы, с ними никто не занимается. Я начала приходить и рисовать с ними. Потом приходить на занятие стали не только дети — целые семьи. Стало понятно, что одна я уже не справляюсь. Спросила друзей, не хотят ли они присоединиться, те спросили своих друзей. Так и пошло. Я даже не представляла, что из этого вырастет что-то большое, — рассказывает Марина.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Помимо общения с беженцами, волонтеры занялись политической деятельностью. Государство выделяет значительные средства на содержание беженцев: платит частным компаниям, которые содержат общежития. Но условия в подобных общежитиях, по словам Марины, ужасные.

— Мы боролись за прозрачность в отношениях государства и фирм, которые руководят общежитиями. Государство платит им, это деньги налогоплательщиков, на них должны быть созданы все условия: например, нанят воспитатель для детей, разработаны специальные программы. Этого не было. Но мы не хотели заниматься работой, которую должны делать сами фирмы — а хотели делать что-то большее. Мы стали устраивать демонстрации и писать письма — после этого условия в общежитиях начали проверять. Нам удалось улучшить ситуацию, причем не только в нашем общежитии, но и в некоторых других, — рассказывает Напрушкина.

После этой политической акции волонтеров из общежития выгнали — проработали там они всего два месяца. Новый приют инициатива нашла в обычном берлинском баре. Правда, работать там можно было только до 8 часов вечера — затем помещение освобождали для посетителей.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de
Новый приют инициатива нашла в обычном баре

— Может, и к лучшему, что так случилось. Раньше мы работали невидимо для всех. А новое помещение находилось на оживленной улице, где проходили люди, которые видели, чем мы занимаемся — за счет этого мы начали быстро расти.

Почти два года «Новое соседство» работало в этом самом баре, но в июне 2015 года волонтеры получили собственное просторное помещение. Совместно с беженцами сделали ремонт и теперь занимаются здесь. Но даже этого помещения инициативе уже мало.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

— Беженцев действительно стало больше за последнее время. Каждая наша встреча собирает более ста человек — все заставлено столами и стульями, даже пройти тяжело. Теперь мы ремонтируем подвальные помещения, чтобы вместились все желающие!

«От этой инициативы больше выигрывают даже сами немцы»

Сегодня «Новое соседство» — это около 100 волонтеров и 200 беженцев, которые регулярно ходят на встречи. Первые здесь называют себя «старыми соседями», а вторые — «новыми соседями». Установление дружеских контактов между «старыми» и «новыми» — в этом, собственно, и вся суть Марининой инициативы.

— Главное в нашей деятельности — социальные контакты. Беженцам сложно влиться в структуру общества, завести необходимые для этого контакты, чтобы чувствовать себя в обществе хорошо и начать новую жизнь. Люди живут в общежитиях, где общаются только между собой, беженцы с беженцами. В жизни они практически не сталкиваются с немцами, — рассказывает художница. — Наша идея и была в том, чтобы создать такое место встречи. Поток людей за последние три месяца сильно вырос — интерес есть с двух сторон, от волонтеров и от беженцев.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Прийти в «Новое соседство» может любой желающий. Здесь абсолютно не имеет значения, из какой страны приехал беженец, какое у него образование и чем он занимается. Приходят все: мигранты из стран Ближнего Востока, Сербии, Африки и даже России. Марина говорит, что в 2013 году большинство беженцев были именно из России. Мигрантов из Беларуси совсем немного: «Я слышала только про одну семью. И то, они, скорее всего, были синти и рома».

То же правило касается и волонтеров — часто работать в инициативу приходят иностранцы, которые живут в Германии совсем недолго.

— Недавно к нам пришла француженка, которая сама только-только начинает говорить по-немецки. Но мы нашли и для нее занятие — доверили учить беженцев алфавиту. А летом, когда многие волонтеры разъехались, немецкий преподавали сами беженцы: те, кто живет в Германии давно, учили тех, кто тут недавно. Социализация идет с обеих сторон — и это очень важно.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Каждый вечер волонтеры проводят для беженцев занятия по немецкому языку. Недавно были открыты курсы арабского языка, где все уже наоборот — беженцы учат немцев. Скоро в «Новом соседстве» начнут проводить открытые лекции, читать которые будут сами беженцы. Тему каждый выбирает сам. Также есть специальная программа для детей, где они вместе рисуют, мастерят и смотрят кино. И отдельная программа для мам: этакий клуб, где они могут собраться вместе и поговорить «о том о сем».

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

И это лишь то, чем занимаются волонтеры по вечерам. Днем же они помогают беженцам в их каждодневных делах: кого-то сопровождают к врачу, кого-то — к адвокату, кого-то — в государственный орган. Это важно, потому что некоторые беженцы не знают даже английского языка — и совершать самые обычные действия им тяжело.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

— Думаю, от этой инициативы больше выигрывают даже сами волонтеры. Особенно те немецкие студенты, которые выросли в Германии. Когда они сопровождают людей по бюрократическим проблемам, они смотрят на Германию совсем другими глазами, глазами человека, у которого нет немецкого паспорта. Здесь есть и дискриминация, и бюрократия, и иерархия — это хороший опыт для них, чтобы более скептически подходить к государственной системе. Иностранцы, которые у нас волонтерят, относятся к этому всему более чувствительно: они сами прошли через все эти проблемы, — говорит Напрушкина.

«Главное, конечно, общение»

Каждую неделю, по средам, вся инициатива собирается за одним столом, чтобы вместе поужинать. Кто-то из волонтеров вызывается готовить на 70−100 порций, и члены инициативы (каждый в меру своих финансовых возможностей) скидывается на продукты. Главное в подобных совместных ужинах даже не еда, а живое человеческое общение.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Периодически инициатива проводит акцию «Интеграционная кухня» (Integrationsküche), когда кто-то из беженцев готовит блюда своей национальной кухни. За ужином они рассказывают о культуре и традициях своей страны и, если хотят, о том, что там происходит сейчас. Были уже вечера сирийской, чеченской, сербской, афганской и африканской кухонь.

Раньше инициатива проводила акцию «Загадай желание» (Wünsch Dir was von Deiner Nachbarschaft), когда волонтеры исполняли мечты и желания беженцев.

— Желания были самые разные. Например, у кого-то ребенок шел в школу и им нужен был ранец. Кто-то хотел найти собственную квартиру, и мы помогали с поисками. Одна девочка хотела заниматься музыкой — мы нашли ей учителя. Часто дети хотели велосипед, — рассказывает Марина.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Сегодня из специальной акции «Загадай желание» превратилось в повседневность — такое случается почти каждый день. Больше всего беженцы мечтают найти собственное жилье: в общежитиях условия плохие, да и теперь мест на всех не хватает. Берлин плохо справляется с потоком беженцев: они вынуждены ночевать на вокзалах и прямо на улице.

— Содержание беженцев в общежитии обходится государству дороже, чем аренда для них собственного жилья, — говорит художница. — Беженцу на жилье выделается в месяц около 420 евро. В Берлине за эту цену найти квартиру очень тяжело, даже если ты местный. К тому же у многих людей есть предрассудки: они не хотят брать к себе на подселение тех, за кого платит государство. Так что поиск жилья для беженцев — самая большая проблема на сегодня.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Удачный месяц, как говорит Марина, — это когда удается найти жилье хотя бы для пяти мигрантов.

Борьба за независимость

Принципиальная позиция Марины — не брать денег у больших корпораций и государственных структур, чтобы быть полностью независимой организацией. «Чтобы никто не диктовал свои условия», — подчеркивает Напрушкина. Поэтому деньги на все идеи и проекты волонтеры собирают самостоятельно.

 — Раз в месяц мы организовываем концерт. Также раз в месяц проводим «Соседский рынок» — это такая барахолка, с музыкой и едой. К нам приходят немцы, и те, кто хочет и может, оставляют пожертвования.

В помещении «Нового соседства» уже несколько недель работает бар. За стойкой смешаны бармены всех национальностей: и сирийцы, и немцы, и русскоговорящие. Марина говорит, что бар уже пользуется популярностью даже у немцев. Цены здесь для посетителей с улицы такие же, как и в других берлинских барах, а для членов инициативы — все по себестоимости. Но важнее здесь не деньги, а социальный аспект.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

— Если мы не будем делать такие проекты, у нас создастся параллельное общество: будет такой бар для берлинских хипстеров, а рядом — какой-нибудь шиша-бар. И их посетители друг с другом никогда и разговаривать не будут. Чтобы все эти люди встречались в одном месте, мы и открыли бар.

Помимо этого, «Новое соседство» принимает пожертвования от небезразличных граждан.

— Приходят люди и говорят, что хотят помочь. Объясняют, что у них нет времени сейчас самому работать с беженцами, поэтому помочь хотят, — рассказывает Марина. — У нас есть идея привлекать все больше таких людей. Чтобы они, вместо того чтобы покупать абонемент в фитнес, перечисляли деньги нам.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de

Все волонтеры работают в организации бесплатно. Работа с беженцами отнимает практически все время, с утра и до позднего вечера.

— Студенты где-то еще подрабатывают, чтобы заработать денег. Мне тоже тяжело находить время, чтобы делать выставки. Вопрос с финансами действительно очень сложный. Как его решать, не знаю. Посмотрим, что будет дальше.

«Работа тяжелая, но она себя оправдывает»

Весь свой опыт работы волонтером Марина Напрушкина собрала под одной обложкой: с месяц назад в одном немецком издательстве вышла книга художницы «Новый дом?». Тираж — 4 000 экземпляров.

— Книга состоит из двух частей. Первая часть — это история создания и развития «Нового соседства». Вторая часть более художественная. Я собрала там разные истории из жизни беженцев, которые видела за последние два года, — рассказывает о книге Напрушкина. —  Недавно мне позвонила одна немка, которая тоже работает с беженцами, и поблагодарила за книгу: сказала, что она помогла ей лучше понять этих людей.

Фото с сайта neuenachbarschaft.de
Фото с сайта neuenachbarschaft. de

Например, рассказывает Марина, она была очень удивлена, когда услышала, как некоторые сирийцы разговаривают на русском. Многие из них говорят почти без акцента.

— Я, конечно, знала, что у России близкие отношения с Сирией, но не думала, что настолько. Многие из них работали или учились в России или Украине — русский знают очень-очень хорошо.

В конце Марина говорит о главном принципе «Нового соседства»: отношения строятся на равенстве, «старые» и «новые» соседи учатся друг друга.

— Здесь нет такого, что мы подходим и говорим: «Я тебе помогаю, будь мне благодарен». Мы новым волонтерам сразу это говорим, — поясняет художница. — Естественно, люди иногда сами подходят и говорят: «Мы благодаря вам увидели Германию другими глазами». Вот правда, лучше отзывов и не придумаешь. Работа, конечно, тяжелая, но после таких слов она себя оправдывает.