Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Пенсионер Владимир Романовский — студент. В свои 60 он заочно учится на юрфаке Белорусского государственного университета: сдает контрольные и курсовые работы, зачеты и экзамены. «Ниже восьмерки вы в моей зачетке не увидите», — предупреждает он. TUT.BY узнал у студента, зачем в столь солидном возрасте получать второе высшее образование, по каким причинам можно пропускать лекции и каково это — соревноваться за оценки с внучкой-студенткой.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Как физик решил поступать на юриста

— Шестьдесят мне исполнилось несколько месяцев назад, но я все никак не могу оформить нужные документы: все потому, что не хочу быть пенсионером, — не скрывая, что студентом быть куда приятней, Владимир Васильевич демонстрирует нам студенческий билет и зачетную книжку.

Свой первый диплом Романовский получил на физфаке БГУ еще в молодости. За вторым высшим пришел на юрфак три года назад, семья идею поддержала, а это, говорит студент, самое важное.

— Сейчас учусь на правоведа, а в молодости учился на физика-ядерщика. Сказать, что два «студенчества» отличаются — это ничего не сказать. Отличаются, и очень сильно. Тогда мы жили в общаге, с друзьями проводили много времени. Это как первая школа, основа всего. Сейчас — просто учеба, образование.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

За трудовую жизнь у физика накопилось немало патентов, авторских свидетельств.

— В физике я занимался двумя вещами: топливом для ядерных реакторов и водородной энергетикой. Позже увлекся очисткой почвы от радионуклидов. Со временем понял: все, что я мог сделать в этих сферах, я уже сделал, а выше головы не прыгнешь.

Конец трудовой карьеры в физике — только одна из причин, по которой Владимир Романовский пошел в университет во второй раз. Он считает, что на старости лет работать где-то нужно. Махать топором и пилой уже не позволяет здоровье — пусть этим зарабатывают молодые. К тому же почти все лето 2012 года наш герой провел в судах.

— Тогда я защищал интересы юридического лица — гаражно-строительного кооператива: работники, которые там не работали, подали в суд и хотели денег, а там больше сотни гаражей незаконно построили, в общем, мутная история.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Тогда, не имея юридического образования, Владимир Романовский выиграл трудовые споры: вместо 60 миллионов иск удовлетворили только на 2.

— Я понял, что умею рассуждать логически: я не изобретал велосипед, просто обратился к законам. Мне было сложно, потому что у каждого образования есть своя специфика и терминология. Это не физика, где яблоко с дерева падает строго вниз. В юриспруденции, образно говоря, яблоко и вверх может подлететь.

По словам пожилого студента, планы в новой профессии у него наполеоновские: создать адвокатскую контору.

— Считаю, что адвокат должен получать деньги только в том случае, когда он выиграл процесс. Если не выиграл — какой он адвокат и как он защищал? Тех, кто бесплатно защищает безденежных бабушек, вообще нужно премировать — это адвокат с большой буквы. Настоящий человек, а вовсе не тот, кто защитил миллиардера за хорошее вознаграждение.

Об учебе, которая с возрастом сильно утомляет

Очки, портфель, исписанные конспекты. Владимир Романовский говорит, что его можно считать прилежным студентом: он посещает практически все лекции, на которых старается понять материал и задать интересующие вопросы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Каждую сессию сдаем много: по восемь зачетов и пять экзаменов. Студенческий билет мне нужен только, разве что, когда в библиотеку хожу. Но признаться честно, хожу я туда редко, есть хороший помощник — интернет.

Владимир Васильевич рассказывает, что ниже восьмерок в его зачетной книжке оценок нет, и раскрывает семейный секрет: его старшая внучка учится на четвертом курсе медицинского университета — за оценки они соревнуются.

— С Анастасией мы поступали в один год. Я звал ее на юрфак, чтобы дед и внучка учились вместе. Она не послушала и пошла по стопам бабушки и мамы — в медицину. Во время сессий соревнуемся за оценки, я не хочу выглядеть двоечником, поэтому учусь на хорошие отметки. Ее это стимулирует, она ведь не хочет быть хуже деда. Сейчас младшая внучка поступила в архитектурный колледж, думаю, подключится к нашему интересному соревнованию.

Сравнивать свое первое и второе высшее образование студент Романовский не берется, но отмечает, что всестороннее развитие еще никому не помешало.

Средний возраст одногруппников Владимира Васильевича — 35 лет. Среди студентов его курса много тех, кто хочет прыгнуть вверх по карьерной лестнице, поэтому им потребовался второй диплом. За знаниями и перспективой открыть свое дело поступили единицы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Что касается преподавателей, то, по словам студента, в его молодости они были лучше.

— Уровень преподавания сейчас не тот: он существенно ниже. Хотя в БГУ в целом и на юрфаке в частности остались педагоги старой закалки: дедки, которым по 80−90 лет, но у них чистый ум, с ними приятно разговаривать.

В большинстве своем нынешнее преподавание, считает пенсионер, часто сводится к умению уйти от вопроса, перевести тему.

— Говорить все научились, а выделять главное, основное, на чем все базируется, — нет. Для того чтобы быть образованным человеком, не надо много знать. Нужно знать основу, скелет, а остальное, если вам нужен конкретный вопрос, — вы узнаете в библиотеке. Если держать все в голове, от этого мозг только тупеет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кстати, пенсионер-студент никогда ничего не зубрит и другим студентам не советует. Но не знать основных понятий по предмету стыдно, считает он.

— Не зубрил даже теоретическую механику в 1972 году. Шикарные годы, тогда нам преподавал академик Союзной академии, которого запросто можно было встретить на проспекте и попить с ним пива, поспорить о науке. Сейчас студенты иногда и двух слов связать не могут, а хотят при этом получить зачет. Самое интересное, что они его получат, а родители, большие начальники, их в жизни хорошо устроят.

«Самое лучшее для подготовки к экзамену время — с двух до пяти утра»

— Признаюсь честно: я хожу не на все лекции. Посетил 85−90 процентов. Не хожу на последние, когда уже ничего не воспринимаю и толку от того, что я просто отсижу, не будет. Лучше потом возьму конспект у девочек и почитаю, чем буду носом клевать, — обучение, признается пенсионер, ему дается нелегко.

— Во втором семестре я даже не сдавал один экзамен: понимал, что выучить не успею, а оценка была нужна не ниже восьми, поэтому выучил и сдал позже. Преподаватели, которые ставят десятки, думаю, делают это авансом. Знать на 10 невозможно, это ведь значит знать всё! Я к такой оценке не стремлюсь, а некоторые студенты приходят на экзамен и говорят: четверка меня устраивает. Они готовы отдавать деньги за обучение и получить диплом, а в приложении сплошные четверки будут. Но это ведь только бумажка, не знания.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

К экзаменам, признается Владимир Романовский, он готовится только по ночам, а чтобы во время сессии не отвлекали контрольные, их делает заранее.

— Самое лучшее и производительное время — с двух до пяти утра. В период сессии в это время учу железно, но это очень выматывает. Окончание сессии всегда отмечаем с одногруппниками в кафе или ресторане. В этом году диплом, будем праздновать обязательно.

Как бы ни было сложно (а время от времени о себе дает знать здоровье), желания бросить учебу никогда не возникало.

— Я из тех мужиков, которые идут до конца. Но своей дочке и внучкам не внушаю, что нужно получить два образования. Пусть решают сами, тут я не советчик, но считаю, что образование нужно получать либо качественное, либо не получать вообще.