/ /

"Я вообще во время этого пожара понял, что огонь это живое существо. Так уже он старался нас перехитрить, обойти, обмануть. С одной стороны остановим – он в другую кидается, звереет. Только на третий день немного утаймавали его", - говорит Александр Матюшевский, главный лесничий Брестской области о пожаре на военном полигоне, который полностью смогли потушить только на пятый день.

TUT.BY побывал там, где тушить пылающий огонь особенно сложно: из-за удаленности места, бескрайних болот и - взрывающихся снарядов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Пожарище. Болото, пострадавшее во время лесного пожара в Столинском районе

Полесский лесхоз – один из самых необычных в стране. Едва ли не половину подконтрольной здешним лесничествам территории занимают Ольманские болота (по названию деревни Ольманы). Это крупнейший в Европе комплекс верховых, переходных и низинных болот, который до наших дней сохранился в естественном состоянии. Часть комплекса является заказником. Лесники мечтают, что когда-нибудь вся территория этих болот станет заповедником, и это позволит обеспечить им должный присмотр.

Места тут сложнопроходимые. Если преодолевать реку – то вброд, если тушить пожар – то без помощи болотохода не обойтись. Еще один важный момент: в советское время (1960-е годы) здесь устроили военный полигон, расселив хутора и деревни куда подальше. В 2007 году военные с насиженного места ушли, а на бывшем полигоне остались неприятные сюрпризы – в виде неразорвавшихся боеприпасов.

– Сколько их здесь – никто не знает. Где-то воткнулся снаряд в болото и лежит, – говорит главный лесничий Полесского лесхоза Василий Петровец. – Пока тушили этот большой пожар – взорвалось около двадцати шести боеприпасов.

К счастью, не ранило никого.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Пройдя по бывшему военному полигону, можно насобирать немаленькую коллекцию снарядов...

Фото: Вадим Замировский, TUT.BYФото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мы на спецполе военного полигона. Это - имитация аэродрома. Есть капониры, между которыми военные устанавливали списанные самолеты. Все это использовалось для тренировок по бомбометанию
Несмотря на то, что военные покинули территорию, они все равно проводят здесь учения раз в два года, рассказывают лесники. Например, эти снаряды от РСЗО "Ураган" остались в земле на одном из спецполей с учений, которые были года полтора назад, сообщили провожатые

Работники Ствигского лесничества в беседке возле конторы предприятия (в поселке Теребличи) рассказывают, что взрывов особо не боялись. Просто когда лес горит, лесник помнит только об одном, – как бы его потушить. К тому же, кроме леса, пылало еще и болото.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Александр Матюшевский вспоминает с коллегами по лесному делу, как тяжело далась победа над этим пожаром. "Вся форма была в саже - отдал в химчистку", - рассказывает он

– Когда была такая история, чтобы высохли так наши болота, чтобы влага пропала? Раньше ходили в сапогах, а сейчас можно в тапочках пройти, – возмущаются лесники. – Вот такая сухая подушка получилась: и горит, горит.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Подливали масла в огонь и последствия большого пожара, который пронесся в округе военного полигона в 2002 году. После него лесхозам "в наследство" досталось немало поваленных деревьев. А валежник помогает возникшему пожару быстро шугануть на большие пространства – это и случилось в нынешнем году.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сгоревший лес

Судя по сообщениям МЧС, площадь возгорания в Столинском районе доходила до 150 гектаров. Ликвидировали пожар 204 человека и больше трех десятков единиц техники. Лесников, которые тушили пожар, было около 130 человек.

Во время пожара у старого разрушенного моста на реке Ствиге образовался большой лагерь, в котором жили работники Ствигского и ближайших лесничеств. От поселка Теребличи сюда пару лет назад построили 22 километра дороги. Главный лесничий Брестской области Александр Матюшевский говорит, что не будь этого пути – бороться с таким большим пожаром было бы еще сложней. К лагерю, например, из Теребличей пришлось бы ехать через Букчу – а это не двадцать два километра, а семьдесят, а то и больше.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ствигу лесники пока преодолевают только вброд. Многие мосты, построенные в военную бытность местности, пришли в негодность

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Один из разрушенных мостов через живописную реку Ствигу

Из-за местного бездорожья силы приходилось пополнять и по воздуху – на парашютах сбрасывали десантников. Воду, чтобы гасить пламя, брали из Ствиги – везти ее отсюда до места пожара еще километров семь.

– Местные подсказали, спасибо им, где раньше был водоем. Нашли это место, пробили, и появилась возможность набирать воду уже не только на реке, – говорит Александр Матюшевский.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К слову: сам главный лесничий приехал из Бреста, когда понял, что ситуация с огнем выходит из-под контроля. В разговоре с журналистами обычные лесники и в глаза и за глаза хвалят его, говорят: "Николаич нам и помог".

– Приезжали в 12 часов с пожара, в три часа вставали, в четыре уезжали на пожар. Два часа поспали - и вперед, – рассказывает Александр Матюшевский.

За работой, говорят, некогда было и перекусить. Но еды на стоянку привозили достаточно.

– Самое обычное все: сало, огурцы, хлеб и вода. Как там у полешуков поговорка? Едешь на день – а бери на неделю, смеется Александр Матюшевский.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Александр Матюшевский показывает "боевую" карту – на нее наносили контуры пожара, возможные направления развития событий, заградительные полосы и даже расчищенное место для посадки вертолета, которое сделали лесники на всякий случай



55 – это позывной одной из машин, привлеченных к тушению пожара. Такую табличку видно с воздуха (это тоже способ связи между людьми, которые отбивают лес у стихии).



Во время пожара Александр Матюшевский облетал на вертолете окрестности вместе с сотрудником МЧС. Для того чтобы правильно оценивать ситуацию, надо было подниматься в воздух по три раза в день.



Бульдозер, который бросили на помощь лесникам, увяз в болоте.





А этот вездеход лесников не подвел.



В кадре хорошо видна полесская река Ствига.







При помощи встречных палов лесники уменьшали силу надвигающейся огненной стены. Во время пожара на болоте лесники использовали болотоход: он ехал по мху, сильно подминая сухие кочки. Под техникой показывалась вода, которой не было наверху. Так получалась водная преграда, которой так не хватает сухим летом в этих местах. 

– Ветер менялся – сначала на юг, потом на север, потом на восток. Так и огонь от нас убегал. Сначала на юге сдержали – его на север бросило. Потом уже утихомирилось, когда с востока сделали минерализованные полосы, а с запада его остановила естественная преграда – река, – объясняет Александр Матюшевский.

В разговоре с журналистами собеседники из Брестского ГПЛХО рассказали, что помогали силами, в том числе и техникой, лесхозы соседних со Столинским районов. Но помимо взаимовыручки хорошо лесникам было бы иметь для таких ситуаций рации для связи. Лесники сравнивают свою ситуацию с техническим оснащением сотрудников МЧС, которые были на той же стоянке у реки Ствига. В этом медвежьем углу Столинского района сложности с мобильной связью – в болотах телефоны не "ловят" вообще. Это усложняет координацию при тушении пожара.

– Есть только те рации, которые покупали по кредиту Всемирного банка еще в 1997 году. Они уже во многом вышли из строя. А новые рации и купить не за что, и даже если бы было – не можем. Потому что в продаже нет раций на те частоты, которые мы используем. А менять частоты у нас – это очень долгий и сложный процесс.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На местности нужна более плотная сеть водоемов. Это особенно важно в такой сухой сезон.

– Ну и, конечно, должен быть подробный картографический материал, – говорит Александр Матюшевский. – У нас, например, есть особенные карты – с лесными квадратами. У МЧС таких не было – делали ксерокопии, чтобы и они могли ориентироваться здесь... Еще у нас в области Полесский лесхоз единственный, по которому нет GPS-привязок...

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ущерб большого пожара для лесных и болотных угодий еще предстоит оценить. Что касается причин, то специалисты полагают, что виноват в возгорании незатушенный костер, оставленный кем-то на берегу Ствиги – именно там начался пожар. 

– Сейчас же и запреты на посещение лесов у нас есть. Но люди все равно на свой страх и риск идут. Так если бы вели себя нормально – а то выходит по-другому ведь. Но все же стоит сказать, что в плане информированности людей многое сделано. Сейчас вот люди активно звонят в лесничества, спрашивают и беспокоятся: если запрещено в лес ходить, то как же набрать ягод? У нас на Полесье уже черничный сезон. Мы по отдельным лесам, если прошли дожди, разрешаем идти по ягоды, но есть условия. Сообщаете в лесничество, куда хотите ехать, номер машины, кто едет, а мы записываем, какой вы посетите лесной квартал. Предупреждаем: вы несете ответственность за то, что там не будет возгорания и мусора.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Лесники используют военные автомобили, чтобы добираться по ухабистым дорогам до самых дальних лесных квадратов

Это не первый крупный пожар за июнь этого года. Совсем недавно TUT.BY побывал на месте похожего – в Гомельской области, тоже недалеко от границы с Украиной.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
-20%
-10%
-25%
-13%
-10%
-20%
-50%
0068627