Общество


Медиация - альтернатива судебному процессу - явление в Беларуси довольно новое. "Как нас только ни называют! И медитатор, и мелитатор, хорошо, что хоть не мелиоратор", - улыбается витебчанка Юлия Степанова. Юлия и ее коллега Ирина Канкина рассказали TUT.BY о тонкостях работы медиатора и некоторых случаях из своей практики. Например, как удалось помирить супругов, переживших серьезную драму: муж ушел от беременной жены к другой женщине, а произошло это в новогоднюю ночь.



- Кто такой медиатор, говоря простым языком?

Юлия Степанова (Ю. С.): Это посредник в урегулировании конфликта, его внесудебное решение. Наша работа - в искусстве правильно задавать вопросы. И слушать ответы. А люди сами решают, как им поступить.

Наша профессия - на стыке юриспруденции и психологии. Медиатором можно стать и без юридического образования, просто с высшим, но нужно пройти специальные курсы.

Фото: Игорь Матвеев
Юлия Степанова. Фото: Игорь Матвеев

В Беларуси медиация начала развиваться с 2011 года. Такие специалисты есть в Минске, областных центрах и некоторых других крупных городах страны. В Витебске медиаторы начали работать весной 2014-го. В областном центре сейчас - три специалиста, по одному - в Полоцке и Новополоцке.

Мы работаем с Ириной вдвоем. Провели уже более 20 переговоров. В основном они касались брачно-семейных дел. В каких-то случаях работали бесплатно, для наработки опыта. Иногда достаточно и предмедиации - то есть предварительной беседы с конфликтующими сторонами, и они понимают, в чем их ошибки.

- Как вы строите свою работу?

Ирина Канкина (И. К.): Мы принимаем по предварительной записи. Вначале, в разговоре по телефону, выясняем: медиабельный случай или нет. То есть находится ли он в нашей компетенции. Медиатор рассматривает любые гражданские дела. А вот уголовными и административными мы не занимаемся.

Фото: Игорь Матвеев
Ирина Канкина. Фото: Игорь Матвеев

Затем проводятся индивидуальные беседы с каждой из сторон. Они при этом не видят друг друга. И наконец, усаживаем конфликтующих за круглый стол - начинается медиативная сессия. Иногда достаточно одной сессии, и люди договариваются.

Процедура эта добровольная. Хоть в некоторых странах, к примеру, если люди решили развестись, то обязательно должны сходить к медиатору. Если бы такое практиковали и у нас, разводов было бы меньше. Ведь часто эмоции мешают людям слышать друг друга. В таких ситуациях нужен посредник.

Переговоры конфиденциальны. Но все равно есть случаи, когда не хочет прийти вторая сторона. Однажды нам позвонил мужчина, очень статусный. Он не хотел обращаться в суд: там нет такой конфиденциальности, как у нас, и его историю могли бы узнать посторонние. А он не хотел огласки. Но на медиативную сессию не захотела прийти его жена.



- Как долго длится медиативная сессия?

Ю. С.: Больше трех часов никто не выдерживает! Ни медиаторы, ни стороны. В основном на третьем часу договариваются. Устают. И понимают, что если встретятся еще раз, то это снова будет труд. Один парень нам так и сказал: "Я больше не допущу подобных конфликтов. Вы заставили меня работать над собой".

- Сколько стоят ваши услуги?

Ю. С.: Медиатор работает за вознаграждение. Но сумма оговаривается в каждом конкретном случае.

Получается, что мы конкуренты адвокатам. Наши услуги в разы дешевле. Да и результат достигается быстрее. Если судиться люди могут полгода и больше, то тут проблема может решиться за считаные часы.

Но, если откровенно, наши клиенты платят деньги за какую-то эфемерную возможность. Мы же не можем гарантировать, что они разрешат свой спор. Но они могут лучше понять друг друга, сделать для себя какие-то открытия и получить от этого удовлетворение.

- А помните самых первых своих клиентов? С какой проблемой они пришли?


И. К.: Конечно! Это была пара, которая подала заявление на развод. С иском в суд обратилась жена. Муж ушел от нее в новогоднюю ночь. К другой женщине, с которой случился служебный роман. Новая избранница была старше его, воспитывала ребенка, уже подростка.

Фото носит иллюстративный характер.

А свою супругу мужчина бросил на шестом месяце беременности. Вместе они прожили 5 лет. Причем прожили хорошо, никаких конфликтов между ними не было. Мужчина - с виду интеллигентный и порядочный. Жена не понимала, что произошло, почему муж внезапно собрал вещи и ушел. К тому же заблокировал ее номер телефона. Они не общались полгода. Отец не видел родившегося ребенка.

Когда супруги стали проговаривать свою историю, выяснилось, что конфликт между ними был, но скрытый.

Помимо непростых межличностных отношений, они еще делили машину, которая была куплена в кредит. У них было 6 вариантов решения, как поступить. Жена долго не доверяла мужу: "Ты открутишь какую-нибудь деталь, и я попаду в аварию". Но главной у нее все же была обида.

Однако они помирились. Был момент, когда расплакались и он, и она. Уходили от нас, взявшись за ручки. Поехали в сервисный центр мобильного оператора: мужчина от волнения не мог понять, как разблокировать номер жены.

Пара стала общаться. Не сказать, что брак восстановлен. Но они и не развелись. Заключили брачный договор, прописали там все моменты по воспитанию, обучению и оздоровлению ребенка. "Закрыли" вопрос с машиной.

Я общалась с ними полгода. Они звонили, рассказывали о своих ощущениях, переживаниях. Говорили, что многое поняли.

- Могут ли присутствовать на переговорах родственники конфликтующих сторон?

Ю. С.: Мы всегда задаем вопрос: "Вы хотели бы, чтобы на переговорах присутствовал кто-то еще?". И стороны приглашают людей, кто, по их мнению, может помочь. Нередко выясняется, что именно эти люди и влияют на ситуацию.

Такой пример. Молодая пара вела бракоразводный процесс, делила имущество и долго не могла договориться, кому что достанется. Выяснилось, что за ними стоят родители. Они тоже пришли на медиативную сессию. Старшее поколение не волновало, что молодая семья распалась. Главной была материальная сторона. Теща так и сказала: "Это был мой финансовый проект".

Молодые люди развелись. Но имущество разделили так, как устроило все стороны.

Еще схожая ситуация. Супруги делили фундамент, посуду "Цептер", денежные средства. Пришли тоже с родителями. Муж - со своим отцом, жена - с мамой. Сваты до этого поругались, что кто-то кому-то не ответил на звонок. Но в итоге именно они и вели переговоры.

Имущество поделили. И довольно быстро! Решили, что лучше сэкономить - не доводить дело до второй медиативной сессии.

- Из ваших примеров выходит, что очень часто в семейную жизнь молодых людей вмешиваются родители?

И. К.: Выходит, так. Была у нас пара, где жена 15 раз уходила от мужа. В конце концов ушла. Детей, а их было двое, забрала. Ее супруг не был самостоятельным человеком. В народе таких называют "маменькин сынок". После общения с нами они договорились, что муж какое-то время, пару месяцев, не будет слушать маму. И брак сохранился, у них все хорошо.

Правда, возмущалась мама этого мужчины: "Что вы такое сделали, что сын мне теперь не звонит?". На самом деле он ей звонит, но не по 10 раз в день, как раньше, а в разумных пределах.

- А вам не страшно, что вы как-то влияете на людские судьбы?

Ю.С.:
Медиатор не навязывает свое решение. Он просто спрашивает: "Какой еще есть выход?". И люди начинают соображать. И сами решают проблему. Так что мы ни на чьи судьбы не влияем.



В основном в нашей практике были бытовые ситуации, где на поверхности - деньги, имущество, материальный интерес. Но в глубине этих историй - эмоции, какие-то психологические проблемы.

Приведу пример. Соседи жили рядом 15 лет, прекрасно ладили. Потом одна семья продала дом и уехала. У их приятелей появились новые соседи. Они стали оформлять документы на землю. И тут начались конфликты со старожилами. Спор возник всего из-за 10 см земли. Но когда соседи пришли к нам, выяснилось, что это был повод. Новые хозяева начали возводить более добротный дом, баню. В общем, было видно, что они люди состоятельные.

В индивидуальной беседе я задала вопрос соседке: "Вы завидуете их богатству?". "Да", - не стала скрывать женщина. Со временем вопрос с землей соседи все же урегулировали. Но к конфликту, выходит, привела обычная человеческая зависть.

- Не устаете? Постоянно копаться в человеческих страстях - это тяжело…


И. К.: Медиатором не каждый сможет работать. У многих, кто прошел курсы, не получается. Чтобы помогать другим, в первую очередь нужно четко представлять, что у тебя самого внутри происходит.

Все люди - очень разные, никогда нельзя заранее просчитать ситуацию, кто и как себя поведет.

Кстати, может возникнуть недоразумение с клиентом. Казалось бы, из-за пустяка. Ментальность нашего народа такая, что мы мало улыбаемся. Но профессия научила меня это делать. Однако некоторых это задевает. Спрашивают: "А что вы улыбаетесь?".

Однажды мужчина посреди переговоров поднялся и сказал: "Все, я ухожу". Думали, медиация уже не получится. Оказалось, мы неправильно применили к нему оборот речи, не так обратились. Поэтому нужно в том числе интересоваться: "Как вас лучше называть?". Одна клиентка призналась: "Я хочу, чтобы меня называли Анечкой".

Нельзя проводить больше двух медиаций в неделю. Нельзя вовлекаться в конфликт. Принцип нейтральности для нас самый главный. Люди чувствуют, если медиатор психологически присоединяется к одной из сторон. Тогда нужно прекратить сессию.

Ю. С.: Но плюсов в работе много. Это очень творческий процесс. Многое для себя открываешь. И юмора в нашем деле много. Без него медиатору точно нельзя.

Эта работа воспитывает. Медиатор не имеет права давать оценку. И даже думать о людях плохо. Как только вы подумаете что-то нехорошее, это отразится в жестах и мимике. Собеседник закроется, у него не будет доверия к медиатору. И стороны тогда не договорятся.

Поэтому помыслы медиатора должны быть выверены. Или мысли вроде "ах ты, такой-сякой" нужно удачно скрывать. Или стараться жить по евангельскому принципу "не суди".

Советы медиаторов

Задача жены - вселить уверенность в мужа, что у него все получится.
 
"Ребята! Давайте жить дружно!"
Супруги, разговаривайте друг с другом. Ищите компромисс. И не додумывайте за партнера. Уточните, что конкретно он имел в виду.

Родители! Отпустите детей, которые женились или вышли замуж. Они должны сами принимать решения, что именно лучше для их семьи.

Ссориться экономически невыгодно.
Нужные услуги в нужный момент