Общество


Оказывается, основная масса посылаемых за пределы Беларуси на обучение белорусских студентов учатся там иностранным языкам. Передовым технологиям обучаются единицы.

Фото с сайта ej.by
Фото с сайта ej.by

Об этом свидетельствуют данные, представленные в исследовании "Анализ состояния интернационализации высшего образования в Республике Беларусь", которое было подготовлено Общественным Болонским комитетом на основании официальных данных.
 
Как отмечается в исследовании, с 2012 г. в Беларуси началась реализация государственной программы мобильности, предполагающая отправку за рубеж ежегодно до 50 белорусских студентов. Она ориентирована главным образом на магистрантов и аспирантов и не принимает во внимание наиболее представительную группу студентов, обучающихся на 2-4 курсах. Количество участников этой программы растет: в 2013 г. на обучение в зарубежные университеты было направлено 109 студентов. Однако и при этом ее участники составляют лишь 0,05% от всех обучающихся в системе высшего образования.

При этом большая часть из них была направлена в Китай (38%) и Россию (14%). Обращает на себя внимание и то, на какие именно направления обучения были израсходованы эти, видимо, значительные для Министерства образования средства. В 2013-2014 учебном году из 96 белорусских студентов 39, т. е. 40,6% (!) были отправлены за рубеж для изучения иностранных языков и только 3 - для изучения передовых технологий в сфере радиоэлектроники, телекоммуникационных систем и управления информационными ресурсами (соответственно в Китай, Литву и Россию).

Удручает, что в этом списке медицинских специальностей нет вовсе, зато фигурирует обучение по специальности "Экспертиза и управление недвижимостью" в Венгрии. Видимо, именно венгерского опыта в этой сфере только и недостает белорусской экономике. К сожалению, статистика Министерства образования не дает информации о том, в какие именно зарубежные вузы были направлены студенты, но анализ распределения показывает, что лишь 24% из них попали в страны Западной Европы, Корею и Японию, являющиеся лидерами мирового высшего образования. В исследовании обращается внимание, что США, Канада, Великобритания в этом списке отсутствуют.
 
По сравнению с государственной программой международные программы мобильности концентрируются именно на студентах 2-3 курсов (при 4-годичном цикле обучения на первой ступени), выделяя магистрантов и аспирантов в отдельные группы, где подход может отличаться от используемого в программам мобильности студентов первой ступени обучения. Белорусская государственная программа обмена не предполагает поддержки полных образовательных циклов, которые во многих странах СНГ пользуются особой популярностью. Отсутствие реальной заинтересованности власти в действительной интернационализации высшего образования хорошо видна при сопоставлении с зарубежными программами поддержки мобильности белорусских студентов. Например, в 2014 году через одну только программу Калиновского более 50 белорусов уехали на обучение в Польшу.
 
Как считают в Общественном Болонском комитете, важнейшими причинами сдерживания академической мобильности является ограниченное количество мест для белорусских участников; непрозрачность процесса отбора участников, обусловленная полным контролем процесса Министерством образования и подотчетными ему административными структурами; достаточно низкий уровень владения иностранными языками студентами, преподавателями и сотрудниками вузов.
 
Однако белорусы едут учиться за границу, минуя Министерство образования. В исследовании отмечается, что судить о масштабах самостоятельной и альтернативной форм мобильности позволяют статистические отчеты ЮНЕСКО. По информации за 2010 г., на программах 5 уровня за рубежом обучалось 28 789 граждан Беларуси (Россия – 20 063, Польша – 2074, Литва – 2113, Германия – 1643, Франция – 496). Это составляет, согласно методике ЮНЕСКО, 4,8% от общего числа белорусских студентов 5 уровня или 3,9% от численности молодежи данной возрастной когорты.
 
Для сравнения: в 2013 г. в государственных вузах Беларуси обучалось 13 505 иностранных студентов и магистрантов. Из них 58,2% составляли студенты из Туркменистана, 10,3% - из Китая, 11,7% - России, 2,5% - Нигерии, по 1,9% - Ирана и Азербайджана.
0061257