Евгений Ливянт, Олег Карпук,

В новом выпуске проекта  основатель компании "ЕПАМ" Леонид Лознер вместе с Евгением Ливянтом обсуждают развитие робототехники, потенциал музея науки для совершенствования системы образования в Беларуси. Чем может быть полезен музей науки для школьников и студентов, как устроены такие музеи в других странах, сколько стоит музей науки, почему идею до сих пор не реализовало само государство, которое и энтузиастам не спешит помогать в этом деле. Эти и другие вопросы стали предметом обсуждения в очередном выпуске программы.

Кому нужны роботы, зачем увлекать детей и какой интерес IT-индустрии в покупке таких дорогих игрушек для школ столицы. Еще один блок вопросов, ответы на которые услышите в программе.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (124.56 МБ)

Я посещал музеи науки по всему миру и мечтаю, чтобы подобный центр науки появился и в Минске. Международная ассоциация научных и технических центров – это некоммерческая организация, которая объединяет 1 600 музеев по всему миру (данные на 2013 год). В США их сотни, я был примерно в двадцати.

Мы называем их музеями науки, но в традиционном понимании они не являются музеями. Музей предполагает  экспонаты, которые нельзя трогать руками. Повреждение экспоната – это трагедия. Основную долю посетителей музеев науки составляют дети и молодежь. Идея в том, чтобы посетители активно трогали, пробовали на зуб, ломали, экспериментировали и изучали.  Выход оборудования из строя не рассматривается как трагедия. Поэтому неотъемлемой частью современного центра науки является свое ремонтное производство.

Примером того, как мог бы выглядеть музей науки в нашем климате, являются музеи в Хельсинки и в Тарту. Музей Тарту возник по инициативе университета, через 10-15 лет существования на общественных началах получил поддержку государства. По-моему, это полноценный современный центр-музей науки, расположенный в простом, функциональном здании. Там 3-5 тыс м2, из которых половина – экспозиционная площадь, какая-то часть – подсобные помещения, включая ремонтную базу, кафетерий, в котором можно проводить праздники, и магазин околонаучных игрушек.

Во многих отнюдь не бедных странах музеи науки находятся не в городе, а в пригороде. Там дешевле земля, что позволяет музеям занимать обширную площадь, в том числе под открытым небом.

Сколько может стоить создание музея науки и его содержание?

Музею Цюриха много лет. Он выглядит как переоборудованный заводской цех. Я думаю, что в Швейцарии его строили как музей, но, по большому счету, это мог бы быть бывший заводской комплекс. Снаружи музей выглядит очень просто: прямоугольные бетонные корпуса. Конструктивной частью огромного здания музея науки в Хельсинки являются открытые металлические конструкции. По нашим нормам противопожарной безопасности так строить нельзя. Естественно, дополнительная обшивка удорожит строительство. Создание коробки для музея стоит 1 тыс долларов на квадратный метр. Если умножить эту сумму на 5 тыс м2, получится 5 млн долларов. Сложно судить, сколько стоит наполнение этой коробки, но я думаю, это не очень драматические с точки зрения такого проекта суммы и в разы меньше, чем собственно стоимость здания.

Швейцарская "Технорама" являются благотворительной некоммерческой организацией, поэтому обязана ежегодно публиковать финансовые отчеты. Они доступны на сайте за последние 10 лет. Бюджет "Технорамы" за 2013 год составил около 10 млн франков, из которых примерно 6,2 млн "Технорама" заработала, 2,7 млн выделило государство, 1,3 млн выделили частные спонсоры. Среди друзей центра – Google, Microsoft, IBM, ABB. Я думаю, для этих международных гигантов суммы не такие уж значительные.

Может ли для музея науки подойти здание закрытого завода? Например, "Горизонт", МЗКТ огромные корпуса сдаются в аренду.

Я думаю, перепрофилирование существующих зданий – это очень хороший и экономичный вариант. Именно так устроен "Экспериментариум" в Москве – в бывшем заводском цеху на 2-3 тыс м2. Оно требует минимальных усилий по отделке и переоборудованию. Блестящим местом для музея науки может быть филиал Института порошковой металлургии в районе Острошицкого Городка. Там есть бункеры, построенные для опасных экспериментов, и красивая прилегающая территория. С точки зрения статистики, среднее время между возникновением идеи, намерения и открытия музея занимает 3-4 года. Это непросто даже при благоприятных условиях, и не делается за один день.

Есть ли надежда на то, что у нас появится такой музей?

Чем сильнее мечта, тем больше у нее шансов стать реальностью. Несколько лет назад мы разговаривали с Академией наук, она предпринимала определенные шаги навстречу, мы знакомились с потенциальными объектами, но до конкретных шагов дело не дошло. Моя задача – привлечь внимание общественности и государства к этой теме. Когда дело дойдет до конкретных шагов, я поделюсь своим опытом. Я думаю, мы можем рассчитывать, что частный бизнес Беларуси и бизнес за границей окажет содействие и спонсорскую поддержку. Но проект такого масштаба должен начинаться с государственной инициативы.

1 600 музеев по всему миру. Зачем он нужен нашей стране?

Для меня музей науки – своего рода храм научного мировоззрения, научного отношения к действительности. Это принципиальный фактор образовательной деятельности, незаменимый инструмент вовлечения молодежи в деятельность по исследованию, изучению, изобретению и развитию.

Когда я была в Технораме утром буднего дня, он был заполнен школьными группами. Там было комфортно и чисто, дети лежали прямо на полу рядом с экспонатами, делали заметки в тетрадях, собирались в группы с учителями и что-то обсуждали. Музей науки – место с максимально возможной материально-технической базой. Если у ребенка есть склонности к науке, в музее эта искра загорится.

В Минске есть маленький аналог музея науки, который создал Олег Мозгокрутиков по своей собственной инициативе. Но бизнес имеет свои механизмы развития, и музей науки, существующий как коммерческое предприятие, будет вынужден пройти невероятно длинный путь. Поэтому необходима помощь государства в том или ином виде.

Вы стали одним из вдохновителей развития детской робототехники в Беларуси. Были даже детские летние лагеря, где изучалась робототехника.

Летние лагеря по робототехнике были организованы коммерческой организацией, но она больше этим не занимается. Идею предложил я, но реализовывали ее коммерсанты, компьютерами помог EPAM. В одном из отрядов обычного лагеря была дополнительная программа изучения робототехники, которая оплачивалась дополнительно к путевке. Программа просуществовала два лета по три-четыре смены.

Я знаю, что вы подарили наборы по детской робототехнике одной из гимназий Минска и Дворцу молодежи. Работают ли там сейчас кружки робототехники?

В гимназии №50 действует такой кружок. Перед новым годом я передал несколько комплектов Дворцу детей и молодежи и рад, что их команда участвовала в турнире по роборейсингу. Я считаю, крайне важным развитие образования и уровня знаний, которые получают дети. Робототехника – яркий и увлекательный предмет. Если у ребенка есть талант к науке, эта деятельность его разовьет.

В России робототехническое движение массовое. Но это просто тенденция современности: в Польше, Малайзии оно тоже есть. Финал международных соревнований по регламенту Всемирной робототехнической олимпиады прошел недавно в Сочи. Существуют и другие международные форматы. У нас есть определенный материальный порог, который надо преодолеть, чтобы создать кружок лего, но этот порог не заоблачный. Достаточно приобрести наборы, а потом все зависит от таланта руководителя кружка.

Поддержка со стороны государства может выражаться в создании благоприятной атмосферы. В документе, регламентирующем спонсорскую деятельность, можно добавить позитивные моменты. Он начинается с того, чего не надо делать, и воспринимается как ограничивающий документ. Если в нем будет сбалансировано отражено то, что делать нельзя, и что было бы делать хорошо, он воспринимался бы иначе. В декрете указана возможность оказания спонсорской помощи при проведении олимпиад, но не перечислены международные олимпиады. Поэтому по закону спонсор не может оплатить поездку белорусской команды на международную олимпиаду по робототехнике.

Насколько перспективно для молодого человека получить профессию преподавателя детской робототехники?

Зарплата преподавателей в коммерческих кружках складывается на коммерческой основе. Я думаю, там формируется достойная зарплата. Но я не думаю, что это будет массовое явление, и робототехника завтра будет преподаваться в школах.

Можно ли сказать, что детская робототехника – это современное инженерное образование?

Да, это увлекательная и многогранная подготовка к разным вариантам инженерной деятельности. Она затрагивает как механическое конструирование, так и программирование как неотъемлемую часть функционирования робота.

Справка TUT.BY:

Леонид Лознер, сооснователь "ЕПАМ", энтузиаст рободвижения в Беларуси.

Родился в 1960 в Минске. Мама всю жизнь проработала учительницей математики в школе, и это предопределило его увлечение точными науками. Учился в знаменитой 50-й школе (теперь гимназии) и уже в 7-м классе мог позволить себе научный спор с преподавателем математики. В сочетании с веселым характером это обернулось неудовлетворительной оценкой за поведение за год, после чего мама приняла решение о переводе Леонида в 23-ю школу в класс с углубленным изучением физики и радиоэлектроники. Здесь произошла судьбоносная встреча с , который заложил пожизненную любовь к физике. После школы 5 лет учился на физическом факультете БГУ и потом больше 10 лет проработал в нескольких НИИ физического профиля.

Как это было принято у многих физиков того времени, посвящал отпуск странному занятию – ходил по горам с тяжелым мешком за плечами. Не менее одного раза преодолел перевал высотой больше 5000 м и много раз – меньше. Но при этом у Лознера находилось время на перевод книг про "Битлз", отрывки одной из них напечатал в нескольких номерах всесоюзный журнал "Ровесник". Вел программу "Утренник нетрадиционной музыки по вечерам в понедельник" на тогда еще очень молодом Радио Би-Эй.

В начале 90-х в связи с прекращением союзного финансирования физической науки все научные учреждения оказались в тяжелом кризисе, и в 1993 году переключился на то, что сейчас называется информационными технологиями. Откликнувшись на предложение своего школьного друга еще с 50-й школы Аркадия Добкина, учредили фирму, которая занялась разработкой программ. Эта фирма называется "ЕПАМ". В последние несколько лет отошел от активной проектно-управленческой работы в ЕПАМе и основное время и силы тратит на различные непроизводственные инициативы как внутри фирмы, так и вне нее. Например, на проведение детских роботехнических турниров.

Женат, воспитывает двоих сыновей школьного возраста.

Программу в HD-качестве найдете на нашем канале на YouTube.
{banner_819}{banner_825}
-18%
-50%
-30%
-20%
-10%
-10%
-15%
-10%
-20%