Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Семье Боровых в 2012 году выделили социальное жилье как воспитывающим ребенка с инвалидностью. Квартира нуждалась в серьезном ремонте, ЖЭС просил подождать. На это ожидание ушло больше двух лет – в результате семья узнала, что в их квартире уже живут другие люди.

Семья Боровых рассказала о том, что дождаться обещанной государством поддержки оказалось делом непростым.

"Вселяться в выделенную квартиру без ремонта было нереально"

Наталья Боровая рассказывает историю о том, как им выделили квартиру, а потом забрали, в доме своей мамы в минском микрорайоне Брилевичи. Договор найма квартиры на проспекте Рокоссовского, в которой им так и не удалось пожить, до сих пор у нее на руках.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

На очередь я встала еще одна, так как уже была совершеннолетняя и нужно было отдельное жилье. В 2007 году родилась дочка, и нас перевели на льготную очередь.

У дочки Насти – синдром Дауна. У Натальи есть еще и младший, здоровый, ребенок Ваня.

В 2012 году семье предложили социальное жилье. В социальной квартире можно прописать всех членов семьи, но разменять, продать ее или приватизировать – нельзя. Боровые на такие условия согласились, как и на предложенный вариант по проспекту Рокоссовского.

Мы посмотрели квартиру. Вселяться сразу и жить было нереально, потому что бывшие жильцы не вывезли свои старые вещи, все было в ужасном состоянии – там жил сын хозяев, алкоголик. Рамы висели "на соплях", окна не закрывались – все навалено. Когда мы пришли смотреть квартиру, то детей держали на руках – поставить на пол было страшно. Но сама планировка и район нам очень понравились. Поэтому мы согласились, заключили договор найма. Но в руководстве ЖЭСа и в расчетно-справочном центре нам сказали: поскольку въезжать и заселяться туда нельзя, то за что вы будете платить? За то, что вы там не живете? Ожидайте, пока сделаем ремонт, а потом регистрируйтесь там.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
"Я их из квартиры не выгоняю, я их люблю. Но им полагается такое жилье почему же его выделение происходит с такими сложностями?" задается вопросом Татьяна, в квартире которой живут и дети, и внуки. Она и сама обивает пороги государственных учреждений, для того чтобы проблема наконец разрешилась.

И семья стала ждать. Квартиру смотрели в августе 2012 года, тогда им сказали, что раньше декабря ремонт точно не сделают. В июле 2013 года началась отпускная кампания, потом не было то рабочих, то материалов. Семья согласилась привести квартиру в порядок своими силами. Но районная администрация перевести на их счет деньги, выделенные на ремонт, не разрешила. Люди продолжали ждать.

Я постоянно созванивалась с мастерами ЖЭСа, за эти годы там сменилось три начальника – я пообщалась с каждым из них, рассказывает Наталья Боровая. Последний начальник ЖЭСа, к которому я приходила в феврале 2014 года, клятвенно обещал: в апреле сделаем ремонт кровь из носу, выбирайте обои. Я, как дурочка, ездила выбирала обои, счет-фактуры им отвозила. Мне даже показали плиту, которую поставят в квартиру.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

За время ожидания ремонта Настя подросла, и летом 2014 года семья должна была определиться со школой.

Мы-то проживаем здесь, и если бы нам пришлось переезжать через месяц-другой, то какой смысл устраиваться в школу в Брилевичах. Квартира на Рокоссовского, а это микрорайон Серебрянка, нам подходила еще и потому, что там, как и здесь, есть интеграционная школа неподалеку. Мы снова стали узнавать про ремонт в положенном нам жилье – нам ответили, что ремонт еще не сделан. И мы подали документы в школу, в которую сейчас ходим, объясняет Наталья.

Через несколько месяцев после того, как дочка пошла в первый класс, родители и бабушка стали просить по возможности выделить квартиру в Брилевичах или где-то неподалеку. Раз уж ту, на Рокоссовского, никак не отремонтируют.

По словам Натальи, на приеме начальник управления жилищной политики Мингорисполкома ситуацией возмутился и при ней позвонил к начальнику отдела жилищной политики администрации Ленинского района. Там сказали, что разберутся.

Но в итоге нам прислали ответ, что нужно восстановиться в очереди! Стали разбираться – оказалось, что в квартире на Рокоссовского уже живет другая семья. Мы были в шоке. Договор найма у меня на руках, мы столько ждали ремонта, предупреждений никаких не было.

Про Настю, дельфинов и школу, которую не хочется бросать

В одном из последних писем от администрации Ленинского района отмечено: в квартире на Рокоссовского Боровые не зарегистрировались и в нее не вселились, поэтому семья будет восстановлена на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. А из квартир могут предложить одну по улице Прушинских, в Лошице. В Брилевичах никаких вариантов нет.

Наталья удивляется: как теперь можно сорвать ребенка с учебы? Настя ходит в интегрированную школу № 25, уже успела там адаптироваться, хоть привыкают к новым условиям дети с синдромом Дауна сложно. 

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Настя с мамой. Настя увлеченно рассказывает журналистам о том, чему учится в школе и что должно быть в новой квартире. Иногда, стараясь сообщить что-то важное, она "проглатывает" окончания слов второпях. Тогда мама делает замечание и просит повторить толком. Настя послушно повторяет уже внятные фразы.

Нам нужна полная интеграция. Такая есть в школе, куда мы уже ходим. По интегрированной системе класс может быть не больше 25 человек. Из них максимум шесть деток с какими-то проблемами: тяжелое нарушение речи, особенности в обучении. В общем классе, со всеми детьми, у них проходят труды, пение, физкультура и праздники. На переменках они тоже вместе. Все остальное время они занимаются в отдельном кабинете. Плюс в этой школе работают по новым технологиям – у них есть лего-класс, леготека. Занятия там очень хорошо влияют на моторику, а она на пространственное мышление. Все способствует развитию детей. С такими, как Настя, постоянно занимается логопед-дефектолог. Это полная интеграция, которая нам нужна. Дети с синдромом Дауна – это дети-повторяшки. Настя наша смотрит на здоровых сверстников и гораздо быстрее учится, чем когда я сама ей что-то объясняю.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Семья упорно работает над развитием дочки. Сейчас Настя влегкую становится на мостик и садится на шпагат. Летом и она, и брат бывают в походах вместе с родителями. Раз в неделю бабушка возит ее на музыкальные занятия. Уроки пения делают голосок Насти не таким грубым, каким он часто бывает у людей с синдромом Дауна, а игра на музыкальных инструментах развивает моторику. 

А вообще самые большие толчки дала дельфинотерапия. Хоть нам и говорили со всех сторон, что мы зря тратим деньги. Когда ей было 2,5 года – мы поехали в Одессу на дельфинотерапию. Для Насти это был большой положительный стресс. На обратном пути она начала строить предложения, ребенок стал лучше ходить. С тех пор мы занимались с дельфинами еще несколько раз – теперь такое есть и в Минске.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Общительный ребенок рассказывает о том, как понравилось море и какие ракушки и камушки они с братом в нем нашли. Настин синдром выдает немногое – разве что неловкая походка и раскосые глаза.

Наталья добавляет: когда Настя родилась, врачи настаивали на том, чтобы она отказалась от дочки. Позже находились те, кто советовал, чтобы родители "не усложняли жизнь себе и другим" и отдали девочку в круглосуточный детский сад – мол, пусть за ней кто-нибудь смотрит.

Главное – не слушать такое и верить в своего ребенка,  советует Наталья другим родителям.

Настя проводила журналистов аж до лифта, сама вызвала его на этаж. И, прощаясь, помахала рукой. "Идите! Ангелы впереди, а вы – сзади!" пожелала она нам.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Официально. А что же чиновники?

В администрации Ленинского района по сложившейся ситуации журналистам TUT.BY комментария не дали. Для того чтобы выразить все же позицию другой стороны, приводим несколько официальных писем, которые пришли семье Боровых в январе и феврале нынешнего года. В январском письме Мингорисполком объяснил: когда семье предоставили квартиру на Рокоссовского, ее сняли с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. А 1 июля 2014 года квартира была готова к заселению и, так как Боровые в ней не были зарегистрированы, предоставлена другой семье с ребенком-инвалидом.

Фото: TUT.BY
Для того чтобы вопрос о восстановлении на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий снова рассмотрели, семье советуют обращаться в "Одно окно" администрации Ленинского района.

В середине февраля Боровым отвечал Мингорисполком:
Фото: TUT.BY

Пока готовился наш материал, к Боровым приезжали журналисты телепередачи "Белорусское времечко". Наталья Боровая рассказала, что через них из администрации Ленинского района ей передали еще один адрес социальной квартиры - на этот раз на улице Космонавтов, что, конечно, уже куда ближе к  школе дочери. Однако никаких официальных бумаг по этой квартире к ней пока не приходило.