/

70 лет назад, 20 декабря 1944 года, Берия сообщил Сталину, что на территории БССР проведена широкомасштабная чекистско-войсковая операция "по изъятию антисоветских элементов и ликвидации вооруженных бандгрупп". В ходе ее органами НКВД-НКГБ было арестовано, задержано и убито 7378 человек.

Организаторы чекистско-войсковых операций нарком внутренних дел БССР Сергей Бельченко (слева) и нарком госбезопасности БССР Лаврентий Цанава.

Собственно записка заместителя председателя Государственного комитета обороны Лаврентия Берии была краткой:

Совершенно секретно
13 декабря с. г. в западных областях Белоруссии была начата единовременная чекистско-войсковая операция по изъятию антисоветских элементов и ликвидации вооруженных бандгрупп. В ходе операции НКВД-НКГБ БССР арестовано, задержано и убито 7378 человек, в том числе:
Подозреваемых в принадлежности к разведывательным и контрразведывательным органам противника – 506 чел.
Бандитов – 310 чел.
Участников антисоветских белопольских организаций – 379 чел.
Участников антисоветских белорусских организаций – 129 чел.
Активных пособников немецко-фашистских оккупантов – 2256 чел. <…>
А вот как в информации для Сталина выглядели цифры изъятого в те дни в Беларуси оружия: винтовок – 59, автоматов – 13, станковых и ручных пулеметов – 9, гранат – 84, патронов 20 тыс. штук.

Но это же крайне мало!

Товарищ Сталин мог спросить: если в ходе боевой операции арестовано и убито свыше семи тысяч – почти вражеская дивизия, то где трофейное оружие? Около сотни изъятых стволов – это смехотворно…

Мое предположение такое: в большинстве чекистам попались мелкие "странношатающиеся" людишки. Начало зимы – это выход из лесов всевозможных "зеленых", их перемещение из шалашей в теплые деревенские избы. Миновало для лесной братии то славное времечко, когда "под каждым ей кустом был готов и стол и дом". Первая пороша, а затем снегопад – это начало гибели человека, который пытается укрыться вне населенных пунктов, хочет незаметно пройти полем и перелесками.



Всякий след теперь будет заметен на жнивье.



И не пробраться в деревню по знакомому мостику так, чтобы не осталось знака.



Вот потому декабрь, установление белой тропы – это начало охоты не только на диких животных, но и на человека. Начинаются засады и облавы. Развилки дорог у сельских околиц, подходы к мостам, деревенские огороды – всюду теперь патрули с собаками. И в конце концов оголодавший и промерзший бродяга-дезертир, который, как заяц, льнет к человеческому жилью, будет затравлен.

Труднее с "медведями", которые бесследно залегли в берлогах. Их еще найти надо…

К записке на имя Сталина от 20 декабря прилагалось информационное сообщение Б.З. Кобулова, Л.Ф. Цанавы и С.С. Бельченко "О предварительных результатах операции НКВД-НКГБ БССР по изъятию антисоветских элементов и ликвидации вооруженных бандгрупп в западных областях БССР". В этом документе нет примеров того, что где-то в бункерах, на лесных базах захвачены крупные арсеналы, ликвидированы штабы вооруженного подполья.

Здесь не Западная Украина с ее разнонациональными повстанческими армиями и мощными базами антисоветского подполья.

Карикатура из советской украинской газеты 1946 года с изображением бойцов УПА и польского вооруженного сопротивления: "Ну, залазь в нашу самостийную дыру, побратим. Как-нибудь поместимся. Место найдем". Источник иллюстрации: REIBERT.

Белорусские примеры были на порядок ниже и преимущественно такого рода (из спецсообщения о положении в Ивьевском и Юратишковском районах Барановичской области):

В Ивьевском районе из 8 сельсоветов бандиты выгнали местные органы власти и несут патрульную службу в селах, убили двух председателей и двух секретарей сельских советов, остальным удалось скрыться путем бегства. Убили одного старшего лейтенанта из воинской части, которая заготавливала продукты, разгромили 4 здания, где помещались сельсоветы, забрали оружие, собранное председателями сельсоветов и белорусским населением. Есть много случаев, когда убивают местных активистов белорусов с их семьями. В Юратишковском районе убили более 7 человек, в том числе редактора районной газеты Бикмана, райуполнаркомзага, старшего лейтенанта из военкомата и других. Красноармейцев разоружают и пытаются вовлечь к себе в банду, а если не соглашаются идти к ним – отпускают и предлагают двигаться не на Запад, а на Восток…
Полагаю, что главной проблемой в Беларуси были все же не политические вооруженные противники Советов, а заурядные дезертиры.

В те дни с высоких трибун и в официальных публикациях бодро говорилось о том, что "население освобожденных от немцев районов БССР с огромным патриотическим чувством отнеслось к мобилизации и призыву в ряды Красной Армии". Мягко говоря, это было не везде и не всегда так. В служебных докладах с грифом "Секретно" осени 1944 года содержались примеры иного рода. Заведующий оргинструкторским отделом ЦК КП(б)Б В.И. Закурдаев, повествуя про уборку урожая и мобилизацию в Жабчицком районе Пинской области, отметил:

Проведение мобилизации военнообязанных 1908-1926 гг. проходило с некоторыми трудностями. Из 2500 человек, подлежащих мобилизации, не явилось на призывные пункты 617 человек, многие из них ушли в леса. Особенно большая неявка мобилизуемых относится к сельсоветам, в которых в течение трех лет находились немецко-полицейские гарнизоны, как-то: Кротовский сельсовет – не явились 138 человек, Масевичский – 122 человека, Паршевичский – 85 человек, Оховский – 74 человека, Жабчицкий – 66 человек.

С целью забронироваться и уйти от призыва молодые возраста идут на железнодорожный транспорт, шоссейные дороги и водный транспорт. Руководящие работники этих организаций способствуют массовой неявке, принимая на работу без санкции военкомата людей, подлежащих призыву. В сельских советах, которые находились в зоне партизанских действий, неявки на призывные пункты отмечены единицами. За последние дни военнообязанные начинают по 20-25 человек в день возвращаться из лесов на призывные пункты военкомата.

Массовая неявка на призывные пункты является результатом враждебной работы агентов польского лондонского правительства, которые распускают слухи, что якобы территория района по договоренности Америки с Англией отходит опять к Польше, что идет уже отступление советских войск из Польши, что в лесах скрываются целые армии власовцев и бульбовцев…
Глухое сопротивление призыву в Красную Армию и мобилизации в промышленность, случалось, оказывали местные хозяйственные и даже партийно-советские руководители. Например, секретарь Слуцкого РК КПБ(б)Б Кононович жаловался в ЦК на то, что район лишают ценных работников:

Ставя Вас [в известность] об этом исключительно тяжелом положении в обеспечении [работ] по восстановлению промышленных предприятий города, а там, где восстановлены, по их дальнейшему расширению, прошу сделать соответствующее указание облвоенкомату на предмет отзыва имеющихся в райвоенкомате гор. Слуцк нарядов в количестве 400 чел. мобилизации рабочей силы с нашего района для промышленности других городов, а также облисполкому об отзыве наряда на 960 чел., и в дальнейшем освободить наш район от мобилизации. По данным райвоенкомата, только в промышленность других городов из нашего района мобилизовано за период после изгнания немецких оккупантов 528 чел., в том числе за счет города – 128 чел., колхозов – 400. Дело дошло до того, что из работающих предприятий города мобилизованы последние специалисты…
В Минске на эту жалобу наложили резолюцию: "Направить письмо Бобруйскому обкому КП(б)Б, что ЦК не может согласиться с предложением т. Кононовича, как с неправильным".

А в общем местными чекистами практиковались сплошные зачистки территорий. Да, конечно, облавы – проявление тупой механичности, свидетельство малопрофессионализма контрразведчиков. Об этом писал и бывший смершевец Владимир Богомолов.



Красной нитью в его романе о событиях в Беларуси "Момент истины (В августе сорок четвертого)" проходит суждение о том, что войсковая операция контрразведывательных органов – это плохо, это сила от бессилия:

– Могу вам сказать, чего мы достигнем войсковой операцией наверняка: создания перед Ставкой видимости нашей активности!.. Если докладывают, что розыском занимаются десятки человек, это по масштабам высокого начальства выглядит незначительно и может даже быть воспринято как недооценка или хуже того халатность! Если же доложить, что только в одном месте привлечено несколько тысяч, это, конечно, впечатляет!

А впрочем как результат широких операций в тылу, которыми хвалились генералы Бельченко и Цанава, появлялись констатации:

В связи с активизацией чекистско-войсковых мероприятий и усилением агитационной работы увеличилась явка военнообязанных в райвоенкоматы…

В ходе чекистско-войсковых операций задержано 1643 дезертира и 48900 уклонявшихся от призыва в Красную Армию…


К месту будет заметить, что за успешное проведение чекистско-войсковых операций вручали полководческие ордена. И когда современные популяризаторы российских спецслужб с придыханием повествуют, что в истории были только два генерала-чекиста, награжденные орденом Суворова – Павел Судоплатов и Наум Эйтингон, то я беру это утверждение под сомнение.

Надо вспомнить и министра государственной безопасности БССР генерал-лейтенанта Лаврентия Цанаву с его орденом Суворова 1-й степени и двумя орденами Кутузова 1-й степени.

-21%
-15%
-55%
-50%
-35%
-15%
-50%
-10%
0066771