Татьяна Яворская,

Татьяна Яворская, председатель совета общественного объединения "Звено". Замужем, воспитывает троих сыновей и дочь.
Татьяна Яворская, председатель совета общественного объединения "Звено". Замужем, воспитывает троих сыновей и дочь.
"Надо запланировать поездку к вам. Мне так нравится Беларусь! Такая красивая! И люди удивительные. В парикмахерской мастер-белоруска рассказала мне историю о том, как ее сын зимой отбил кота у трех собак. Собаки ему куртку порвали и руку покусали. А кот умер у него за пазухой по дороге домой".
 
Я говорю: "Эх, жаль, все было напрасно...".
 
А она отвечает: "Что вы, что вы! Не напрасно! Ведь кот, умирая, знал, что он кому-то нужен и кто-то за него заступился". Я заплакала.
 
Это переписка двухлетней давности с украинкой, которая никогда не была в Беларуси. Мастер-белоруска олицетворила для нее свою страну и свой народ - Беларусь красивая, люди удивительные.
 
Я стала писать в Украину осенью, своей знакомой и другим людям, занятым беженцами. Я спросила, нужна ли помощь переселенцам из зоны АТО. Оказалось, что очень нужна - вещи, лекарства, деньги. Коррумпированная и неповоротливая система управления страной не справляется с сотнями тысяч людей, а общество вынуждено кормить еще и армию. Помощь нужна.
 
С друзьями мы помогали адресно - брали конкретную семью и список необходимых вещей, собирали вещи и деньги. Передавали и брались за новую семью. Сразу нашлись критики — зачем тащить это все в Украину, если и в Беларуси украинских беженцев хватает? Я им отвечала - вы просто не понимаете. И по пять раз переспрашивала у посредников в Киеве и Херсоне: "Вы, когда передавали, сказали, что это деньги из Беларуси?! Вы сказали, что вещи белорусы собрали?!"
 
Пришло первое письмо благодарности: "В такое нелегкое для нас время очень тронула помощь от совсем незнакомых нам людей из Белоруссии. У нас двое деток, старшая дочка в этом году пошла в первый класс, младшему сыну всего 8 месяцев. Дай Бог здоровья и счастья тем людям, которые не остались равнодушными и помогли нам одеждой, подгузниками для малыша, собрали для нас деньги. Открытку с теплыми пожеланиями скорее вернуться домой мы сохраним на всю жизнь! Семья Соломиных-Тараненко".
 
И я все вспоминала эту историю с парикмахером, все размышляла, какие белорусы для соседей. Пока белорусы сами не решили, какие они, кажется, что с запада видят только "диктатуру", с востока - картофельное поле. Хотя я училась в Москве и к тому, что я белоруска, не видела никакого интереса. Но подруги-москвички полюбили Беларусь навсегда после первого знакомства. Написала одной, какие белорусы, ответила - простые, искренние, без пафоса и мишуры, о стране - с большим потенциалом. О большом потенциале я слышала и от немца Ханса-Георга Вика, бывшего посла ОБСЕ в Беларуси. Он делился впечатлениями о стране с большим потенциалом и главным капиталом считал людей. Только оценивал их не эмоционально, как подруга, а функционально - белорусы умеют делать качественные продукты и, самое главное, умеют испытывать от этого удовольствие и гордость.
 
С немецкой педантичностью я продолжала сортировать и передавать вещи для семей в Украину. Меня стали критиковать уже и коллеги - это ведь бесконечный процесс. Это как кормить голодных людей - на всю жизнь не накормишь, нужно каждый день. А вот если найти для этих людей работу, чтобы они сами себя кормили, все разрешится. Я говорила им - это их государство должно делать, а что я делаю, вы просто не понимаете.
 
И мы купили стиральную машину в херсонское общежитие, где живут переселенцы из зоны АТО. Украинцы назвали ее Алесей и прислали видео ее торжественного запуска с благодарностью "братьям-белорусам". Деньги на нее собирали у знакомых и незнакомых, в результате хватило еще на бойлер, его крымчане назвали Ясь. И осталось чуть-чуть на небулайзер для девочки из Донецка. И я все требовала у партнеров-посредников - распечатайте табличку "От белорусов с пожеланием веры в добро", "Не забудьте сказать, что эта помощь из Беларуси".
 
Деньги, одежда, подарки - все это отдавали люди разного возраста, социального статуса и финансового положения. Я забирала их из ресторанов и фирм, из детского театра и студенческих общежитий. Мне отдавали их под личную ответственность, без всяких расписок. И я была не единственным посредником участия белорусов в чужой беде.
 
Моя старшая сестра училась в обычной деревенской школе с немецким языком обучения и на закате СССР, в 80-х, как сейчас бы сказали, участвовала в совместном проекте с ГДР. Она переписывалась с девочкой ее возраста Нэнси Егер из Магдебурга. Позже их переписка прервалась, и в голодные 90-е из Германии неожиданно пришла посылка - одежда, шоколад, желатиновые мишки, красочные альбомы. Я уже не была ребенком и училась делать первые жизненные выводы - этой совсем молодой немке было небезразлично, как мы живем в своей молодой стране. Вместе с желатиновыми мишками я пережевывала свои стереотипы о фашистах, снашивала присланные джинсы и вынашивала представления о незнакомой стране. Фрау Егер сделала ее дружественной.
 
69 украинских семей, вынужденных переселенцев из зоны АТО и территории, неконтролируемой украинскими военными, получат от белорусов для своих детей именные подарки к Новому году - одежду, постельное, игрушки, шоколад, деньги.
 
Понимаете, я верю, что эти семьи в Украине и их окружение никогда не усомнятся, что Беларусь красивая, а люди удивительные.
 
И мы не стояли в стороне.
 
Мнение автора может не отражать точку зрения редакции TUT.BY.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-35%
-15%
-70%
-10%
-40%
-30%
-70%