/ фото: Наталья Ошека и в подписях,

TUT.BY продолжает проект "Вспоминая 90-е", участники которого - рабочие, врачи, учителя, продавцы, служащие, милиционеры, бизнесмены – делятся воспоминаниями о времени, когда вокруг менялось все. 

Рожденные в СССР

Гомельчанка Инна Кустова возглавляет Общественное объединение содействия развитию частного предпринимательства "Единство", в котором состоит и Нина Добровольская – владелица магазина одежды "Королевский размер". Успешные, эффектные и просто обаятельные женщины – из тех, кого сегодня называют деловыми леди. В 1986-м году обе – выпускницы историко-филологического факультета Гомельского государственного университета Ф. Скорины и, как предполагалось, – учителя на всю жизнь. Ведь само слово "бизнес" в лексиконе советских граждан фактически отсутствовало. А если и проскакивало, то ассоциировалось с чем-то заокеанским, чуждым, придуманным на загнивающем капиталистическом Западе.


– Наш факультет имел стойкую идеологическую платформу и, даже будучи студенткой, я иногда думала: "Как же мне повезло родиться в СССР", – рассказывает Инна. – Поэтому и августовский путч 1991-го лично я не восприняла всерьез. И мысли не было о том, что Советский Союз может рухнуть.

Несколько иной фон тех событий описывает Нина:

– К нам в гости из Мурманска приехал брат-военный, который в отличие от нас четко понимал, что происходит. Мы, как и вся страна, не выключали телевизор, смотрели "Лебединое озеро" и ждали, когда все-таки что-нибудь объявят… Не дожидаясь окончания отпуска или срочной телеграммы, брат собрался и уехал к месту службы.

"Из одного флага шила пару детских брюк…"

Стремительные перемены не заставили себя ждать. Жизнь забила ключом, а цены – по карману:

– Дорожало все резко, иногда в буквальном смысле – за ночь. Вечером хлеб стоил 20 копеек, назавтра утром – уже 80. Консервы – 75-80 и вдруг – 2,80. Мы с мужем долго копили на автомобиль. Почти собрали, но вдруг еще не купленная машина "превратилась" в телевизор, а вскоре и его уже нельзя было купить. Поле чудес – только наоборот...

К галопирующей инфляции прибавились задержки зарплат, сокращения и "вымирания" целых предприятий, исчезновение многих товаров. Один из символов эпохи – всевозможные талоны, визитные карточки покупателя и т. д. Только при их наличии можно было отовариться. Особенно если речь шла о таких "жизненно важных" дефицитах, как сигареты и алкоголь.



– У моей мамы еще осталась водка с тех времен,– говорит Инна. – Она ею до сих пор рассчитывается, когда, например, надо что-то сделать на даче… Когда ее отпускали по 2-3 бутылки на человека в месяц, было неважно – пьешь ты или нет. Есть возможность – бери, не пропадет!



– Был период, когда мы жили фактически без денег. Питались одними макаронами, одежду вообще не покупали. Я шитьем занималась, но нужно было доставать где-то ткань, а с этим тоже проблема, – вспоминает Нина Добровольская. – Как-то зашла в магазин уцененных товаров, а там флаги БССР продаются... Из одного флага получалась пара детских брюк – красные с зеленым цветочком. На своих детей нашила, стала в комиссионку сдавать. Если флаг покупала за 1 рубль 15 копеек, то брючки сдавала уже по 15 рублей.

Флаг БССР. Фото: ay.by

Костюм с дырочкой. 300 злотых

– Более того, донашивали эти штанишки – детки в Польше и польские пани были очень благодарны, – с улыбкой дополняет подругу Инна и продолжает тему: – Тогда все поехали торговать в Польшу. Это одна из примет начала 90-х. Мы-то выросли в условиях постоянного дефицита, а здесь вдруг такая возможность осуществить мечты – привезти те же джинсы "мальвины", юбки-ламбады, еще какие-то вещи, о которых раньше и не знали. Например, первое, что везли оттуда, – французская посуда из коричневого стекла. После привычных эмалированных тарелок это был предел мечтаний.

Пресловутые джинсы "мальвины"




Тем не менее с товарами ширпотреба у самих поляков ощущалась напряженка. Ходовым было все – от детского трикотажа и постельного белья до бытовой электротехники и бензопил.

– Я, например, возила кашпо – в таких у нас цветы на балконах развешивали, – вспоминает Инна. – Здесь оно стоило рубль с копейками, а там я продавала, кажется, за 3 злотых. Рентабельность потрясающая! И я долго гордилась, какой у меня крутой "навар".

В то же время мой муж доставал здесь, переплачивая, бензопилу "Тайга", вез туда, и у него был навар, скажем, 20% от стоимости. Но это были полноценные 100 долларов. А у меня, при моих 300%, - всего три. 


Случайно встретив подругу с двумя детьми на улице, Инна предложила популярный "рецепт выживания" и ей:

– Помню наш первый совместный шоп-тур. Нина все переживала, чтобы хотя бы окупить затраты. Тогда сама поездка стоила 25 долларов, плюс стоимость товаров. Притом что зарплаты у больш