/

Эмма Шейх-Али из сектора Газа и Фаина Кацнельсон из Ашкелона (приграничный город Израиля) родились и выросли в Беларуси. Сегодня их разделяет не только фронтовая зона, но и совершенно разные точки зрения на сложившуюся ситуацию. Что принесла с собой война и надеются ли наши соотечественницы на ее близкое завершение? 

Фото: Reuters
Фото: Reuters


Белоруска в секторе Газа: "Когда бомбежка рядом, все трясется, как землетрясение"

До того как стать Шейх-Али, белоруска Эмма Дмитриевна жила в городе Волковыске Гродненской области и работала бухгалтером. В гостях у сестры в Санкт-Петербурге она встретила своего будущего мужа Абделя-Рахмана, который получал в России медицинское образование. 14 лет назад супруги обосновались в Газе. По словам Эммы, несмотря на предупреждения родителей, в те времена она не боялась переезжать на родину к мужу.

- Конечно, вам тяжело это понять, но раньше такого государства Палестина мы не знали. Для меня это был почти Израиль. Даже когда я первый раз ехала сюда, я ехала через Израиль. Мама говорила мне: Эмма, куда ты поедешь, там постоянно война! Я отвечала, что у меня такая судьба. Можно ведь и в ложке воды захлебнуться, в Украине вот сейчас что творится…


Любовь привела в сектор Газа немало русскоязычных женщин, рассказывает Эмма Шейх-Али. Они с мужем в те годы договорились, что если ей не понравится – уедут назад. Но причин для этого так и не нашлось. Супруг не настаивал на том, чтобы Эмма приняла ислам. Дела у него быстро пошли в гору – сегодня он работает в государственной больнице детским неврологом и владеет собственной поликлиникой. По словам Эммы, в Газе врач – это уважаемый человек с хорошим достатком.

В семье трое детей (11, 9 и 5 лет), которые ходят в частную школу и детский сад. Семья живет в квартире площадью 300 квадратных метров – это один уровень большого 4-этажного родительского дома (в Газе принято жить в многоэтажках семьями, один дом – одна большая семья). Сама Эмма устроиться по специальности не смогла – в Беларуси окончила курсы массажиста и косметолога и теперь работает на частника. При желании, рассказывает белоруска, жить хорошо можно даже в "стране третьего мира". Хотя сравнения с белорусскими городами Газа, безусловно, не выдерживает.

- У нас самый грязный город чище, чем у них самый чистый. Пропасть, конечно, ощущается. Да и менталитет у них другой. Но при этом рождаемость уже не такая, как была раньше. Многие на русских женаты, а русские не будут много рожать. Все идет в лучшую сторону. Люди тоже хотят обустроить квартиру, в Египет съездить отдохнуть. И перенаселенности уже нет – вы смотрите, сколько умирает людей в войну!

Война – главное, что сегодня волнует жителей сектора Газа. По словам Эммы, ее семья живет в районе, куда до недавнего времени совсем не долетали ракеты. Но в последние дни опасность подкрадывается все ближе.

- Когда бомбежка рядом, ужас, дом трясется, все трясется, как землетрясение. Окна в доме мы открываем, чтобы под ударом бомбы они не вывалились. Мы здесь все на валерьянке.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Эмма не ходит на работу и вместе с детьми целыми днями сидит дома. Поликлиника мужа закрыта - в ней живут те, кто лишился крова. Супруг через день дежурит в государственной больнице и помогает раненым. Денег нет – зарплату задерживают.

- Государственные учреждения работают основные, маленькие не работают. Транспорт не работает, если мужу надо ночью на работу, то за ним приезжает скорая помощь. Зачем рисковать? Никто на улицу не выходит, комендантский час после пяти.

До недавнего времени свет в доме включали на 4 часа в сутки. В связи с обстрелом электростанции семья осталась без электричества (поэтому Эмма не смогла отправить в редакцию TUT.BY семейные фотографии). Воды, рассказывает героиня, у них также нет – даже для мытья используют питьевую. Зато с поставками продуктов, по словам белоруски, пока все в порядке. Самое необходимое можно купить свободно, но от этого не легче, сетует женщина.

- Мама звонит мне постоянно, но я, конечно, не рассказываю ей подробности. Она говорит: приезжайте. А у нас же сейчас такая ситуация, что невозможно даже выехать. Граница закрыта. Евреи ущемили даже права иностранцев. Они разбомбили наш аэропорт, они все хорошее, что было в Газе, все бомбят. Мы звонили нашему консулу в Тель-Авив, и он сказал, что ничего не решает, что часть белорусов уже уехали. А нас никто не предупредил, не побеспокоился. Сказал, чтобы мы приезжали на границу, а там они согласуют наш отъезд с египетскими властями. Но мы ведь даже не сможем доехать до этой границы, нас расстреляют.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Эмма Шейх-Али рассказывает, что даже в мирное время поездка в Беларусь для них всегда была приключением. В прошлом году они пытались выехать три раза – все это время граница была закрыта. Приходилось менять билеты, из-за чего теряли немалые деньги. 

- Возвращают нас назад, мы приезжаем, по интернету следим за тем, открыта ли граница, потом снова едем. Они же не выпускают всех подряд, а выпускают только определенное число людей. Успел пройти – хорошо, нет – опять возвращайся. Пускай они снимут эту блокаду Газы, почему они не снимут? Потому что им невыгодно, они не хотят, чтобы мы жили, как они. У меня белорусский паспорт, у детей моих, муж делает вид на жительство белорусский, но мы не можем выехать отсюда.

По словам белоруски, в секторе Газа она чувствует себя как в клетке, даже в мирное время. Но возвращаться из "горячей точки" домой насовсем женщина не спешит. Говорит, что муж в Беларуси будет "никем", и это их останавливает.

- У меня в Беларуси своя квартира есть, может, мои дети туда переедут жить, может, я на старости… Хотя я уже мужу сказала, что если так будет постоянно, то я перееду. Каждые два года война, может, в следующем году поеду и уже вообще сюда не вернусь, кто знает.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Белоруска рассказывает, что у одного из родственников мужа дом стал "как коробочка". Район полностью сровняли с землей, теперь родственники живут в их доме.

- Я вот не понимаю: с кем они воюют? Ведь ХАМАСовцы все спрятаны, страдают дети, женщины, старики, только мирные жители. Поэтому я уже не смотрю телевизор и даже детям не даю, потому что там ужас просто творится. Вы знаете, до этого лета тут было нормально. Сейчас палестинцам надоело терпеть то, что они терпят, ни один народ так не терпел… Евреи же звонят по телефону и говорят: сдавайтесь! Угрожают и хотят выведать какую-то информацию про ХАМАС. Говорят, что если что-то не так, они могут на твой дом сбросить бомбу. А я причем к ХАМАСу? Я просто мирный житель, это меня вообще не касается.

Женщина не комментирует действия движения ХАМАС, но говорит, что местные жители его поддерживают.

- Говорят, пускай уже идут до конца, чтобы только нас освободили из этой клетки. Поддерживают, потому что другого выхода у них нет. У Палестины ведь нет армии, только они защищают палестинцев.

Эмма передает трубку супругу Абделю-Рахману, который подтверждает ее слова. Местные ХАМАС поддерживают, потому что "он тоже страдает".

- ХАМАС хочет, чтобы границы открыли, чтобы зарплата была у нас, чтобы вода была у нас, чтобы мы жили, как люди, а мы живем, как животные. Мирные жители хотят просто, чтобы не было войны и чтобы Израиль нас освободил.

Белоруска в Израиле: "Сирена гудит так, что дети все плачут. Падают на пол, под столы, прячутся"

Пенсионерка Фаина Кацнельсон вместе с супругом живет в Ашкелоне – израильском городе на границе с сектором Газа. До Газы от них всего 20 километров, хотя официально это "40-километровая прифронтовая зона". Здесь они живут с первого дня, как переехали из Беларуси, – уже 23 года. В разговоре чувствуется, что Фаина Владимировна без оглядки влюблена в свою страну, хотя в Беларуси у нее осталось немало родственников. Им она старается рассказывать о ситуации в Израиле без паники, не нагнетая обстановку, но с журналистами беседует эмоционально.

По ее словам, сейчас они "ужасно страдают". Обстрелы их района с территории сектора Газа ведутся каждые два года, начиная с 2000-го. Но последние события вконец разозлили пенсионерку – теперь под обстрелы попали и более отдаленные части страны. Фаина Кацнельсон ведет подсчет каждому дню с начала военных действий. И ужасно переживает за молодых солдат, которые вынуждены участвовать в войне.  

- Вот у нас целый день идет передача по 9-му каналу (русский канал в Израиле. - TUT.BY), и целыми днями мы бегаем в убежище. Во всех домах, построенных с 90-го года (а мы как раз попали под строительство этих домов), в каждой квартире есть специальная герметизированная комната, в которой мы укрываемся от обстрела. Так как мы близко от сектора Газа, нам дается всего 30 секунд, чтобы успеть добежать до комнаты. А есть регионы, где, например, минута. Сирена гудит так, что дети все плачут. Падают на пол, под столы, прячутся. Вот сегодня ночью мы бегали в 3 часа ночи и в 6 утра. А вчера за день 7 раз сирена гудела.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Пенсионерка жалуется, что им опасно сейчас выходить куда-либо – даже за хлебом. Как только наступает тишина – бегом в магазин и обратно. По ее словам, город парализован, малый и средний бизнес в упадке, потому что людей в городе нет – они боятся выходить из дома.

У Фаины Кацнельсон и ее мужа двое детей. До военной операции сын работал таксистом, но сейчас у него работы нет. Квартира, в которой живет его семья, расположена в старом доме, где бомбоубежище не предусмотрено. Поэтому утром мужчина привозит детей к бабушке. Дочь Фаины тоже не работает – бизнес сошел на нет.

- Люди, у которых нет бомбоубежищ, просто сидят в квартирах и ждут, когда эта самая граната разорвется не то на дом, не то на крышу, не то во двор упадет. Больше всего мы боимся осколков, даже если собьют эти ракеты, то из-за этих осколков нужно на землю ложиться и закрывать голову. Нам по телевизору служба тыла постоянно рассказывает, как укрыться и сохраниться под обстрелом. И все равно очень много раненых – все больницы завалены.

Пенсионерка рассказывает, что паника в городе чувствуется. В Израиле людям уже негде укрыться, если только уезжать за границу, например, к родственникам в Беларусь.

- Мы уже люди в возрасте, у нас дети, четверо внуков, и я не могу одна уехать, ведь у них вообще нет убежища. Два года назад, когда была военная операция, так они вообще пришли к нам жить, пока не закончилась эта заваруха.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Во время разговора Фаина Кацнельсон упоминает, что по телевизору только что передали о воздушной тревоге. Из ее дома постоянно слышны взрывы, но где взрываются бомбы – в Израиле или в секторе Газа, – они не знают. Беда в том, считает пенсионерка, что представители ХАМАС сами заинтересованы в гибели простых палестинцев.

 ХАМАС – они ведь там под землей сидят и прикрываются своими же местными жителями, детьми. У нас очень красивая страна, люди доброжелательные, народ доброжелательный, и мы любим нашу страну, но пока жизни нормальной нет, потому что у нас такое соседство.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Несмотря на ужасы войны, рассказывает пенсионерка, израильтяне готовы терпеть до конца.

- Это же невозможно так жить, каждые два года все начинается сначала. Хочется, чтобы наша армия уничтожила эти подземные тоннели, через которые им передают оружие,
 чтобы довела все это до конца. А мы будем терпеть. 
{banner_819}{banner_825}
-45%
-15%
-30%
-50%
-10%
-20%
-20%
-10%