/

Вступительная кампания этого года пройдет по новым правилам. Министерство образования заявляет, что ничего революционного в них нет, хотя и говорит о довольно заметных изменениях. Что это за изменения? И на что они повлияют? TUT.BY опросил экспертов в области образования. Оказалось, что во мнениях они порой расходятся кардинально, и то, что кажется позитивным для одних, является полным крахом в глазах других.

"В высшие учебные заведения надо поступать только по одному критерию: по знаниям, а не по месту жительства"

Как сообщалось ранее, новшеством кампании станет отмена раздельного конкурса для городских и сельских школ, расширение возможностей целевой подготовки, отмена профессионально-психологического собеседования для лиц, поступающих на целый ряд специальностей, и т.д. Насколько хороши эти изменения?
 
Репетитор физики и математики Евгений Ливянт поддерживает отмену раздельного конкурса и отмену профессионального собеседования. Эти два правила уже давно стали пережитками, считает репетитор. Однако тут есть свои "но".
 
"С другой стороны, ничего взамен раздельного конкурса сельским школьникам не предложили. А надо бы, потому
Евгений Ливянт
что в деревне ребята учатся не 9 месяцев в году, как городские, а на 2-3 месяца меньше: с середины апреля до середины октября они "на полях страны". Существовавший ранее раздельный конкурс был как бы компенсацией за это неравноправие. А сейчас? Было бы правильно, если бы для сельских школьников создали, например, специальные бесплатные подготовительные курсы, которые компенсировали бы недостаток учебного времени. Я даже допускаю, что сейчас возможны конфликты, когда школьники или их родители будут отказываться от привлечения детей к сельхозработам, ссылаясь на то, что детям надо учиться и готовиться к поступлению, ведь сейчас для них не предусмотрено никаких льгот. Равные условия при сдаче экзаменов предполагают, в первую очередь, и равные условия для подготовки, чего сейчас и близко нет". 


Бывший председатель комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Владимир Зданович считает, что при поступлении в высшие учебные заведения должен учитываться только один критерий: знания, а не место жительства. При этом условия сейчас для сельских и городских школьников, настаивает он, сравнялись.
 
"Наконец, свершилось!" - комментирует Зданович TUT.BY это нововведение.
 
"Мы и раньше это предлагали! У нас должны быть равные условия для всех. И эти условия к настоящему времени действительно выравнялись. Если вы проедете сельские регионы и посмотрите на материальное обеспечение школ, то увидите, что оно иногда на порядок выше, чем в школах городских. И поэтому условия созданы одинаковые. Кроме этого, когда был раздельный конкурс, начались некоторые злоупотребления термином "сельский житель". Были такие ситуации: ученик прописан в деревне, которая расположена близко к городу, посещает городскую гимназию, а потом на последние два месяца возвращается в сельскую школу, получает аттестат выпускника сельской школы и поступает в вуз по другому конкурсу. Это было, конечно, несправедливо. Были и другие перегибы: когда городской ученик набирал 360-370 баллов и не мог поступить, потому что это место было занято выпускником из сельской местности с 240 баллами. Отбор в вузы должен идти исключительно по знаниям", - уверен Владимир Зданович.
 
Главный же аргумент в пользу отмены конкурса, по его мнению, - это результаты централизованного тестирования (ЦТ), которые показывают городские и сельские абитуриенты. "Они, на мой взгляд, самые убедительные. По очень многим предметам выпускники сельских школ показывают лучшие баллы, нежели выпускники городских школ. Особенно это касается иностранных языков". Кстати, об этом же недавно говорил и первый замминистра образования Александр Жук: по его словам, в последние два года на 50% специальностей этот балл сравнялся. "В БГУ в последний год на более чем 50% специальностей этот конкурс не состоялся, поскольку сельские абитуриенты показали более высокий уровень знаний", - приводил пример Жук.
 

"Как может директор предприятия разглядеть во вчерашнем школьнике будущего хорошего специалиста?"

В новых правилах поступления в вузы по новому трактуется и понятие целевой подготовки – подготовки, при которой учебу студенту оплачивает то или иное предприятие на условиях, что после окончания вуза студент придет работать на это предприятие. Но если раньше в целевом наборе могли принимать участие только молодые люди из сельской местности, то по новым правилам так учиться смогут любые абитуриенты независимо от того, где они проживают. "Представители любых компаний могут идти в школы и вести агитацию, договариваться со старшеклассниками, заключать соглашения о будущей подготовке, есть возможности обещать дополнительные стипендии, заботиться о будущих специалистах еще во время обучения", - заявил недавно министр образования Сергей Маскевич.
 
Репетитор Евгений Ливянт смотрит на это новшество скептически.

"Еще с советских времен я не понимал смысла целевого набора. Ведь кто такой "целевик"? Это не лучший ученик, который не смог поступить в вуз и родители которого не готовы тратить деньги на платное обучение. Почему этому школьнику нужно стать "целевиком", я понимаю: за него кто-то заплатит. Но зачем это нужно предприятию? Как может директор предприятия увидеть во вчерашнем школьнике будущего хорошего специалиста? Зачем директору финансово обременять свое предприятие и тратить деньги на кота в мешке? Я пытался найти здесь логику, но у меня не получилось. Если бы директором был я, то договаривался бы с успешными студентами третьего-четвертого курсов, платил бы им стипендию или оплачивал бы их высшее образование при условии, что выпускник вуза придет работать на мое предприятие. По сути, именно так сегодня поступают IT-компании, "раскупая" перспективных студентов, изучающих программирование", - говорит репетитор.
 
Владимир Зданович
Экс-депутат Владимир Зданович говорит, что, напротив, положительно оценивает расширение целевой подготовки. Но, соглашается он, "нужно уходить от традиционного понимания понятия "целевая подготовка".
 
"На самом деле именно за ней – будущее, - считает Зданович. – Надо исходить из того, что мы не должны готовить детей просто так. Надо готовить людей под заказ, а не просто так отпускать на рынок труда в свободное плавание тысячи людей. Единственная сложность сейчас в том, что тому или иному предприятию сложно просчитать, сколько через 4-5 лет ему понадобится специалистов. Поэтому у нанимателей должна быть возможность приходить и искать себе специалистов среди студентов, а не только среди абитуриентов. Чтобы наниматель мог и на третьем курсе прийти, узнать, где учатся старательные способные студенты, заключить с ними договор на последующую работу на его предприятии, оплатить ему обучение и т.д".
 

"Если человек только от безысходности поступает в педуниверситет, то он все равно там не задержится"

Еще одно нововведение будущей вступительной кампании в том, чтобы проводить донабор на бюджетные места. С нынешнего года на места, определенные контрольными цифрами приема, оставшиеся после зачисления абитуриентов, по конкурсу можно зачислять абитуриентов, которые положительно сдали те же вступительные испытания, но не прошли по конкурсу на другую специальность в этом или другом вузе.
 
Репетитор Евгений Ливянт считает, что эта норма – желание чиновников любыми путями заполнить в вузах места по специальностям, которые не пользуются популярностью. А такие есть из года в год, например, в педуниверситете им. Танка.
 
"Каждый год в педвузах недобор на специальности, связанные с изучением физики, математики и т.д. Все об этом уже давно знают. Но по физике несколько последних лет средний балл по стране на централизованном тестировании - 18 из 100, по математике - 21. И это не средний балл всех выпускников школ. 18 и 21 – это средние баллы только тех абитуриентов, которые решили сдавать физику и математику и, скорее всего, даже готовились. Среди кого проводить конкурс на незаполненные бюджетные места? Как можно говорить, что донабор на бюджетные места людей с такими низкими баллами – это нормально?" - не понимает Ливянт.
По мнению репетитора, никакого роста популярности этих специальностей среди абитуриентов не произойдет. "Теперь если те, кто не поступил в БНТУ или БГУИР, видят, что в педуниверситете есть свободные места, они могут подать документы туда. Мера эта будет выгодна, по-моему, только тем, кому надо будет "откосить" от армии. Важно понимать, что если человек только от безысходности поступает в педуниверситет, то он все равно там не задержится. Очень мала вероятность того, что он станет учителем. В лучшем случае такой выпускник потом просто отработает два года по распределению и все равно уйдет. Ожидать, что эти меры приведут к появлению в школах хороших учителей, не стоит", - считает учитель.
 
Владимир Зданович, напротив, отмечает, что привлекать абитуриентов на непопулярные специальности нужно. Но, подчеркивает он, нужно искать корень проблемы и привлекать абитуриентов в том числе хорошими условиям труда на будущей работе. "Ведь выбирают те специальности, по которым будущий выпускник мыслит себя обеспеченным и находящимся в комфортных условиях специалистом. Надо в этих направлениях работать. Потому что даже если мы увеличим стипендии, это свою роль какую-то сыграет, но коренным образом ситуацию не изменишь. Здесь надо смотреть вглубь, вот тогда будет конкурс". 
Евгений Ливянт, оценивая новые правила поступления в целом, также отмечает, что в итоге реальных изменений, которые окажут позитивное влияние на систему образования, в них нет.
 
"Новые правила приема не решают никаких системных проблем в образовании. У большинства выпускников обычных школ уровень знаний по окончании 11-го класса соответствует в лучшем случае требованиям 7-8-го класса. Вот главная проблема! Почему тратится столько сил, средств и нервов, а знания школьников с каждым годом становятся все хуже? Почему учителя вместо работы с учениками все больше занимаются заполнением всевозможных отчетов? Когда учителя получат программы, по которым можно учить, а школьники - учебники, по которым можно учиться?"
-7%
-15%
-10%
-10%
-30%
-65%
-30%
-10%
0068422