Бомжи вынуждают пациентов Могилевской городской больницы скорой помощи выписываться раньше срока, а в Центре временного пребывания для бездомных пустуют места.

Как-то в приемном покое на целых девять месяцев обосновался инвалид-колясочник Т., у которого, как впоследствии оказалось, есть и дом, и родственники, только они выдворили его за асоциальное поведение. Он провел на зоне более 15 лет, а вернувшись, начал пить, обморозил ноги, их пришлось ампутировать. По словам заведующей приемным отделением больницы Ларисы Прудниковой, чтобы попасть к ним, этот человек выезжал на инвалидной коляске в людное место, попрошайничал и просил прохожих вызвать скорую, которая и доставляла его в больницу.
 
"Так было 15 раз, — рассказывает Лариса Прудникова. — Причем трижды его приходилось госпитализировать без всяких на то оснований. Между тем этот человек как инвалид I группы получает пенсию 2,1 млн рублей и мог бы жить в доме-интернате для инвалидов".
 
По словам главного врача Могилевской городской больницы скорой медицинской помощи Михаила Максименко, сутки содержания больного обходятся в сумму около 500 тыс. рублей, и по существующим стандартам даже такие "больные" имеют право находиться в больнице в среднем 7-8 суток. "Но проблема не только в этом, — говорит Михаил Максименко. — Соседство с подобными людьми не устраивает других больных. Так, к примеру, бомж М., тоже бывший зэк и тоже инвалид с ампутированными ногами, из вредности устроил в палате отхожее место. Больные в знак протеста покинули палату и выписались раньше срока. Он же остался один в 4-местной палате и только посмеивался: "Вам не нравится — вы и уходите, а меня все устраивает!". Этот инвалид, к слову, частый гость приемного отделения, где у входа он обычно побирается. Дежурный милиционер его, как правило, не трогает. Но бывали случаи, когда кто-либо из сердобольных людей подносил М. выпивку, и тогда тот устраивал "стриптиз", который некоторые снимали на видео и выкладывали в интернете с комментариями о "бессердечных и равнодушных" могилевских врачах.

 
По словам заместителя главного врача больницы по спецработе Григория Лазаренко, проблему можно было бы решить с помощью центра ночного пребывания. "Но, как выясняется, у большинства таких "бомжей" имеются жилье и родственники, поэтому в ночлежке для них места нет, — объясняет Григорий Лазаренко. — Такое место, вопреки всякому здравому смыслу, находится в нашей больнице, рядом с по-настоящему больными людьми, нуждающимися в лечении и покое".
 
"К сожалению, видение путей решения этой проблемы у нас с правоохранительными органами разное, — сокрушается Михаил Максименко. — Поскольку подвалы, чердаки и вокзалы для опустившихся людей закрыты, они тянутся в нашу больницу, которая расположена в центре города. Приходят в приемное отделение на ночь, днем его покидают, а чтобы сохранить за собой место, некоторые "метят" его, как животные. Другие тут же попрошайничают. Милиция их не трогает, потому что, с ее точки зрения, эти люди не нарушают правопорядок. А то, что от них нестерпимо воняет в приемном отделении, — не важно, пусть медперсонал и больные нюхают. Разве это нормально?"

Ночлежка для избранных?

Могилевский центр временного (ночного) пребывания лиц без определенного места жительства открыт в марте 2013 года в переоборудованном бывшем здании Октябрьского РОВД. Центр рассчитан на 11 человек, но, поскольку места предостаточно, разместиться здесь могут 22 постояльца.
 
Цель и задачи центра гуманные: оказание социальной помощи лицам без определенного места жительства. Причем не всем, а лишь тем, кто попадает под определение "бомж", а именно" гражданам Беларуси либо лицам без гражданства, которые утратили социально-полезные и родственные связи, ранее проживали на территории Могилева в качестве собственника или члена семьи нанимателя, но по каким-то причинам потеряли жилплощадь, занимающиеся бродяжничеством и попрошайничеством". Граждан из такой категории берут на проживание в центр на срок до трех месяцев.
 
По словам директора центра Игоря Деменкова, с момента открытия за помощью обратились более 200 человек. В первые дни после открытия ночевали 18-20 постояльцев, затем поток желающих иссяк. "Сейчас практически никого нет, хотя условия прекрасные, — отмечает Игорь Деменков. — Предусмотрен завтрак, его оплачивает Общество Красного Креста. Есть телевизор, холодильник, микроволновая печь, электрочайник, душевые и санузел. Оказывается постояльцам и гуманитарная помощь. Словом, пять дней в неделю они имеют крышу над головой и пищу. Предельный срок содержания — один год. Не обращаются же к нам потому, что есть определенные требования, которые необходимо выполнять. Одно из них — поиск работы и жилья".
 
По словам Игоря Деменкова, бомжей среди постояльцев немного — родственные связи и место постоянной регистрации имеются у подавляющего большинства. Чаще всего "бомжей" прогоняют из дома их же близкие. Позицию родственников в отношении таких родичей можно понять, но ведь и Кодекс о семье и браке никто не отменял.
К примеру, пенсионер Ш. всю жизнь отработал дальнобойщиком. По его словам, у него была квартира, машина и много чего другого, чего он лишился по вине жены и дочери, а точнее, своего беспробудного пьянства. Ему был подготовлен пакет документов в дом-интернат для пожилых инвалидов, куда он не поехал, поскольку считает, что является коренным могилевчанином и менять место прописки не обязан. Причина еще и в том, что 70-80% пенсии постояльцев перечисляется дому-интернату на их содержание, то есть покупать спиртное практически не на что, да и непозволительно.
 
У этой категории людей, по мнению Игоря Деменкова, особенно обострено чувство иждивенчества, убежденность в том, что общество перед ними в долгу. Этот "долг", к слову, обходится городскому бюджету ежемесячно примерно в 1-1,5 млн рублей. Между тем отдача от такой заботы не велика. Из 180 постояльцев центра трудоустроились только 12 человек. Двоим было оказано содействие в получении инвалидности, троим — в получении пенсии, один человек получил паспорт, 116 "гостей" — временную регистрацию. Любопытно, что в сельскую местность, где, как правило, нет проблем с жильем и особенно нужны рабочие руки, выехать никто из этих людей не пожелал.
 
Безусловно, шанс на возвращение к нормальному образу жизни должен быть у всех, кто действительно желает этого добиться. Однако эффективность выполнения задач, поставленных перед центром временного пребывания, практически сведена к нулю — слишком мало лиц без определенного места жительства стремится начать новую жизнь. Думается, настало время пересмотреть режим работы и задачи центра временного пребывания, сделать его доступным для всех, кто нуждается в крыше над головой. 
{banner_819}{banner_825}
-15%
-14%
-20%
-20%
-20%
-20%
-50%
-25%
-20%
-76%