/

фото: Василий Семашко, БелаПАН
Фото: Василий Семашко, БелаПАН
Минский областной суд отказал бывшему приемному родителю-воспитателю Сергею Захаричу в удовлетворении иска о восстановлении его на работе в отделе образования, спорта и туризма Червенского райисполкома. Сегодня суд рассматривал его кассационную жалобу на решение суда первой инстанции, который ранее также отказал Захаричу в восстановлении на работе. Председатель Совета ОО "Защита прав отцов и детей" Олег Бакулин назвал "дело Захаричей" знаковым для всех белорусских приемных семей: именно оно определит, смогут ли чиновники и дальше так же легко, по формальным причинам, изымать детей только потому, что родители отлучились из дома.

Сергей Захарич был приемным родителем-воспитателем четырех девочек с 2005 года, опекуном всех приемных детей была супруга Захарича Татьяна. По законодательству только с одним из супругов заключается трудовой договор как с приемным родителем-воспитателем. При этом оба считаются опекунами по отношению к детям, то есть их законными представителями.
 
Напомним, что 3 сентября 2013 года супруги уехали в Украину – по их словам, за вещами для приемных детей, поскольку "там вещи гораздо дешевле, чем в Беларуси". Одевать, обувать и кормить приемных детей - обязанность приемных родителей, на это государство выделяет около полутора миллиона рублей в месяц. Однако в Украине Татьяне Захарич стало плохо, она вынуждена была обратиться к врачу за лечением, возвращаться в Беларусь в ее состоянии было противопоказано. Захаричи задержались на две недели. Всех детей супруги оставили на своих родных совершеннолетних детей – дочь, сына и 17-летнюю племянницу, которые, утверждает Сергей Захарич, не оставляли детей без присмотра. Уход был организован. Приемный родитель не известил отдел образования о том, что оставляет детей на родственников.
 
7 сентября 2013 года домой к Захаричам приехала комиссия из отдела образования, зафиксировала отсутствие приемного родителя-воспитателя "на рабочем месте", беспорядок в доме и признаки простудных заболеваний у некоторых девочек. Детей изъяли и поместили в больницу, а затем – в семьи к новым воспитателям: Веронику Гуренчик и Дашу Пантюх в одну семью, Веронику Лукашевич и Настю Ермоленко - в другую. Одна из девочек у Захаричей - с трехлетнего возраста, она прожила у них восемь лет. Остальные девочки воспитывались в этой семье несколько меньше, но все дети, по словам супругов, очень привыкли к ним. В телефонном разговоре с корреспондентом TUT.BY одна из девочек – Вероника Гуренчик - подтвердила, что вместе с "сестрой" Дашей очень хочет вернуться к Захаричам, потому что только они для них "мама и папа". Сама семья имеет немало благодарностей от чиновников, и каких-либо замечаний по воспитанию она раньше не получала. Однако после того, как супруги вернулись из поездки, Сергею Захаричу предоставили приказ о том, что его увольняют за прогул. Чуть позже - на этот раз уже с обоими супругами - был расторгнут еще один договор, в соответствии с которым Захарича и его жену лишали статуса опекунов.
  

Судья: Дети - это не тот предмет, который взял туда, отдал сюда, вернул обратно

Судья Минского областного суда Н. Карпович сегодня долго и внимательно заслушивал все стороны. "Вопрос очень сложный. Он связан с трудовым и семейным законодательством", - сказал он в начале судебного заседания. У Сергея Захарича он сначала долго выяснял мотивы поездки, спрашивал, действительно ли тот считает причину поездки за вещами уважительной. Почему, коль уж она уважительна, Захарич не известил об этом отдел образования, ведь по трудовому договору приемный родитель–воспитатель при оставлении детей больше чем на один день обязан известить чиновников.
 
фото: Василий Семашко, БелаПАН
Сергей Захарич дает показания суду. Фотографии: Василий Семашко, БелаПАН
У Сергея Захарича, по его словам, было несколько причин "не извещать". Во-первых, "все приемные семьи отлучаются и оставляют детей при необходимости на близких родственников, а то и просто знакомых". Во-вторых, это волокита. Ведь если он пишет заявление чиновникам, то детей должны изъять на некоторое время и поместить в приют, а дети в приют не хотели.
 
- Когда приехала комиссия, дети были одни, никого не было дома! – парировал судья. – Ваш сын (сын Захарича. - TUT.BY) пришел только через семь минут (после приезда комиссии).

- Да был сын дома! Кур кормил за домом, у нас же хозяйство! – эмоционально отвечал бывший приемный родитель.
 
- Вы оставили приемных детей на родных детей. Вы по своему усмотрению определили опекунов (на момент отъезда). На каком основании?

- На основании ст. 149 Кодекса о браке и семье, в которой сказано, что родители имеют право оставлять детей на близких родственников.
 
- Какие родители имеют это право? У вас другие обязанности. У тех родителей, о которых вы говорите, нет обязанностей ставить в известность отдел образования в случае отъезда. А у вас есть.

- Я только нарушил трудовой договор, но в опасности жизнь детей не была, - уверил Сергей Захарич.
 
Попытался судья зайти и с другой стороны. "Есть заключение психолога, что дети сейчас эмоционально спокойны. Это не тот предмет, который взял туда, отдал сюда, вернул обратно. Затрагивается психика детей. <…> С позиции корректности к детям, эсэмэски им посылать, досаждать… Не кажется ли вам, что это обостряет внутреннее состояние детей?"

- Дети сами пишут нам письма. "Мама", "папа" говорят. С Новым годом, с Рождеством прислали открытки. Разве я запрещу им писать?


 

  

Защитник: “В результате дети сидят в больнице, едят сухой "Роллтон", не учатся в школе две недели - по вине отдела образования. Педагогов, кстати!"

Выступил в суде и официальный представитель Сергея Захарича - Олег Бакулин, председатель Совета ОО "Защита прав отцов и детей".

"Формально нарушение вроде бы как есть. Человек, если заключил трудовой договор, обязан его исполнять. <…> Трудовое законодательство – это какой-то режим труда: 8 часов человек работает, суббота-воскресенье выходные, прогулял – нарушитель. Но, с другой стороны, нарушение есть и со стороны органов образования". Олег Бакулин пояснил, что имеет в виду: органы образования постоянно говорят о том, что работа приемных родителей – круглосуточная, однако в трудовом контракте в графе, определяющей режим труда и место работы, стоит прочерк. Кроме того, по законодательству, приемным родителям положено 56 дней отпуска, однако зачастую Захарич, находясь в "отпуске", продолжал следить за детьми.
 
"Здесь действительно смешано и трудовое законодательство, и семейное, - сказал он. - Но ситуация тут (с Захаричами.TUT.BY) - другая: не может приемный родитель находиться 24 часа в сутки 7 дней в неделю и весь год круглосуточно с детьми. А бывает ведь, что в приемной семье 8-10 детей! Учитывая, что все приемные родители по всей Беларуси – а я знаком с приемными семьями - оставляют детей на второго супруга, на своих родственников, то Захарич вел себя, как все".
 
По словам правозащитника, приемные родители не оставляли детей без присмотра. "Оставляли с присмотром. Присматривали сын истца, который постоянно в это время находился с детьми. Он уезжал только на работу, когда дети шли в школу. Приезжали другие родственники. В этом же населенном пункте другие приемные родители оставляли годовалых детей иногда на две недели, а есть случай оставления на 4 месяца - с людьми, не оформленными приемными родителями-воспитателями. И это было с ведома отдела образования, к ним никаких мер не применялось".
 
По словам Бакулина, такая система отношений - во всей Беларуси. "Потому что по данной профессии (приемного родителя-воспитателя. TUT.BY), которая существует в Беларуси недавно, в трудовом законодательстве нет таких наработок, которых бы они строго придерживались. Есть инструкции, правила, с которыми они знакомятся. Но это не трудовое законодательство. И 24 часа ни один человек не выдержит просто находиться на рабочем месте. <...> В законодательстве есть серьезные пробелы, надо вносить изменения в закон, которые бы четко регламентировали труд такой специфической профессии, как приемный родитель-воспитатель". Как, например, его работа должна отличаться от "работы" обычных родителей? А как различать, что может приемный родитель-воспитатель, а что опекун? Как совмещать эти две должности, если с приемной семьей заключаются одновременно два договора - с женой один, с мужем - другой?
 
фото: Василий Семашко, БелаПАН
Сергей Захарич и Олег Бакулин

Правозащитник также обратил внимание суда на то, что если признавать нарушения Сергея Захарича, то, в крайнем случае, прогул можно засчитать, но применить к нему другие меры, не такие жестокие. "В отношении Захарича применяются меры не те, которые обычно применяют наниматели к своим работникам: сначала замечания, потом выговор и т.д. Чиновники к нему применили самую крайнюю меру как к злостному нарушителю трудовой дисциплины. Я понимаю, предписания ему давали, а он не выполнял. А тут - один раз отлучился. Что случилось? Нормальные дети. Как выяснилось, их обследовал дежурный врач и указал, что дети в госпитализации не нуждались, а тем временем один из членов комиссии – Петровская - определила как-то своим глазом, что все дети больны и их надо в больницу! В результате дети сидят в больнице, едят сухой "Роллтон", не учатся в школе две недели - по вине отдела образования. Педагогов, кстати! Дети плакали, не хотели уезжать (из семьи. TUT.BY), это все видели. Тот, кто курирует эту семью, психолог школьный, она не выдержала и заплакала, просила оставить детей" (показания психолога есть в материалах дела. – TUT.BY).







Удивляет и давление, оказанное на детей, добавил Олег Бакулин. "Детей заставили подписать бумаги, по которым они согласны перейти в другие семьи. Вы говорите, что сейчас по какому-то заключению психолога из отдела образования дети эмоционально спокойны? Я вам сделаю любое заключение психологическое, когда надо "прикрыть" своих. Только независимая экспертиза может показать реальный результат".
 

 

Чиновница, изымавшая детей: "Я уже не раз ловила себя на мысли: а как бы проходил этот судебный процесс, если бы с детьми во время отсутствия Захаричей что-то случилось?"

Начальник отдела образования Червенского райисполкома – Лариса Асанович – также выступила в суде. Чиновница вела себя странно: заметно нервничала, всячески
фото: Василий Семашко, БелаПАН
Лариса Асанович на суде
закрывала лицо руками от фото и видеокамер, просила не записывать ее на диктофон, в перерыве от комментариев отказалась категорически. Хотя, казалось бы, она как наниматель имеет свою правду и должна ее отстаивать спокойно, ведь их работник, Сергей Захарич, все равно, как ни крути, трудовой договор нарушил.

Говорила Лариса Асанович негромко – пояснила, что она выступает против иска Захарича о восстановлении его на работе. На вопрос судьи, почему к работнику была применена крайняя мера – увольнение, а не выговор, ответила так: отдел образования посчитал, что дети не были в безопасности. "Я уже не раз ловила себя на мысли: а как бы проходил этот судебный процесс, если бы с детьми во время отсутствия Захаричей что-то случилось?" - сказала она.

Видео: Белсат
 


 
Поддержал чиновницу и прокурор, который выступил гораздо более эмоционально. "Да, с детьми ничего не случилось. <…> А если бы с детьми что-то случилось?! Это дело будет уроком для отдела образования, чтобы они тщательней проводили акты обследования приемных семей". По его словам, если признать, что данная мера "является слишком суровой", то это повлечет то, что истец будет оставлять этих детей и дальше одних. "Это послужит как для него, так и для других приемных родителей примером, показывающим, что можно оставлять детей".

фото: Василий Семашко, БелаПАН

После небольшого перерыва судья вынес вердикт: оставить решение суда первой инстанции без изменений, потому что увольнение Сергея Захарича было правильным и обоснованным решением. Сам Захарич планирует обжаловать и это решение. Параллельно он ждет ответа из Минского облисполкома - 5 января он написал туда жалобу на то, что семью лишили еще и статуса опекунской. По мнению Захарича, даже если приемный родитель совершил прогул, детей в семье должны были оставить, а его с женой не должны были лишать статуса опекунов.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-70%
-50%
-99%
-20%
-20%
-20%
-40%
-40%
-30%