/ фото: Александр Лычавко,

120 гробов, в каждом останки более десятка человек. Так хоронили в минувшее воскресенье, 22 сентября, советских солдат, найденных поисковыми отрядами в Ленинградской области. Все время блокады Ленинграда они защищали от фашистов стратегическую высоту. Только за нынешнее лето волонтеры нашли 1625 человек, о каждом из которых родственники знали очень немногое: "пропал без вести" или "убит". Среди 88 человек, имена которых удалось установить, оказалось и два белоруса. Останки одного из них родственники решили похоронить на родине. О том, как вредны суеверия на войне, и о том, что в России поиск погибших - целое движение, а в Беларуси - удел избранных, читайте TUT.

Братская могила в Ленинградской области, появившаяся 22 сентября благодаря поисковым работам экспедиции "Теплобетонная"

Как белорус нашел пропавшего без вести отца спустя 70 лет

В толпе в несколько сотен человек, приехавших на траурную церемонию недалеко от железнодорожной платформы "Теплобетонная" (Всеволожский район Ленинградской области), мы искали белорусского дедушку. Однако найти его среди многочисленных близких погибших солдат, а также среди поисковиков и других приглашенных, оказалось не так-то просто. "Бедненький такой, худенький. В костюме", - лаконично описывали дедушку руководители поисковых отрядов. 

Николай Александрович Литвинов

- Вы белорус? - спросили мы наконец, кажется, у самого сухонького человека в костюме и получили утвердительный ответ. Уже через минуту Николай Александрович Литвинов рассказывал, что он приехал в Ленинградскую область на церемонию прощания со своим отцом... умершим в 1944-м. Большую часть своей жизни Николай Александрович знал лишь то, что отец пропал без вести.

9 сентября 1-я стрелковая дивизия НКВД (пограничники) заняли оборону на рубеже железнодорожной платформы "Теплобетон" и Новое Кошкино - крепость Шлиссельбург.

Дивизия держала оборону в этой местности с осени 1941-го до января 1944 года. Причем делала это одновременно на правом и левом берегу Невы - в районе Невской Дубровки и на легендарном "Невском пятачке".

Командир 7-го погранполка - Алексей Гарькавый. Его могила сейчас находится рядом с двумя братскими могилами, в которых были перезахоронены солдаты в 2012 (370 человек) и 2013 (1625 человек) годах.

- Я сам из Гомельской области, деревня Буйновичи. Родился в 1936 году. До войны мы жили в Буйновичах, потом отца перед войной отправили в Финляндию, мы там тоже немного пожили. Началась война - нас с мамой в Вологодскую область отправили, пароходом. А отец остался служить, а потом пропал без вести. С сорок первого мы ничего про него не знали больше. Как кончилась война, нас сначала привезли в Финляндию, но мать решила: раз отца нету, то что ей та Финляндия, надо ехать к отцу своему, матери. Так мы и вернулись в Буйновичи, - делится Николай Александрович.

Валерий Литвинов

С Николаем Литвиновым приехал Валерий Литвинов, сын.

Он говорит: известие о том, что деда, потерянного во время войны, нашли, было удивительным. И показывает часы солдата и значок гвардии - предметы, которые поисковики отдали семье вместе с медальоном.






Гробы, обитые красной тканью, с пятиконечной звездой. После молитвы священника бойцам полагается отдать воинские почести. В какой-то момент над головами делают круги почета самолеты и вертолет - они по очереди рассыпают над местом похорон лепестки роз.

В братскую могилу перезахоронены останки солдат, служивших в 1-й (46-й) стрелковой дивизии НКВД. Это - пограничные войска

Кто-то потом в разговоре с журналистами оценит сбрасывание розовых лепестков скептически - мол, лишняя показуха, при меньших захоронениях все проходит обычно поскромнее. А кто-то сравнит лепестки, упавшие на гробы, с символичными капельками крови. Но и те, и другие сойдутся во мнении: похоронить убитых здесь давно уже было положено по-человечески.




Гроб белоруса в братскую могилу не несут - родные решили перезахоронить останки в Беларуси. На следующей неделе поисковики его повезут в Буйновичи Гомельской области. Расходы по доставке печального груза традиционно берут на себя волонтеры.



Кроме Литвинова, в списках найденных этим летом значится еще один житель Беларуси - Абрам Моисеевич Гайнер. О нем есть такая информация: "1901 года рождения. Сержант. Проживал БССР, г. Минск, ул. Энгельса, д.47, кв.2". Однако родных этого человека россиянам найти не удалось. Он уже похоронен в той же братской могиле под Санкт-Петербургом.

Может быть, минчане помогут установить, остались ли родные у Абрама Гайнера?  
 
Как волонтеры нашли могилы солдат?

На странице "Вконтакте" экспедиции "Теплобетонная" описано: "В мае этого года, во время Всероссийской Вахты Памяти, поисковики обнаружили в трех километрах восточнее Дубровки крупное воинское захоронение. Обнаружить его помогла карта военных действий, составленная во время наступательной операции "Искра" по прорыву блокады Ленинграда. На этой карте указано расположение братских захоронений, произведенных в ходе боев под непрерывным огнем противника.

22 сентября были перезахоронены останки 1625 воинов, обнаруженных в могиле №17 (по официальным документам их 1422).

Было найдено 264 смертных медальона и именные вещи. Установлены имена 88 воинов. Требуют дополнительных исследований 64 медальона. Из прочитанных по медальонам имен 24 бойца числились без вести пропавшими. На четырнадцати солдатах вообще нет никаких данных, они нигде не числились.
 

"Бойцов доставали археологическим методом"

 
Анатолий Шушурин
TUT.BY поговорил с поисковиком Анатолием Шушуриным, который своими руками доставал бойца, родившегося в Беларуси (как и многих других за несколько лет работы в поисковом отряде). Он описывает непростую, кропотливую работу.
 
- Бойцов доставали археологическим методом. То есть не так, что достаются по очереди косточки, а потом складывается как по запчастям человек. А по науке - большая поляна раскапывается, потом постепенно добираются до тел. Когда полностью видишь, что вот он, человек, лежит, когда различаешь четко, где голова, где руки, где ноги - начинаешь потихоньку доставать. 

Бумага с личными данными, найденными в медальоне белоруса Александра Литвинова
Основное внимание уделяют карманам в гимнастерках и штанах. Там могут быть ордена-медали и другие важные для установления личности документы. Поисковик, который раскапывает погибшего солдата, мечтает в первую очередь о том, чтобы при нем оказался медальон с заполненными личными данными. Однако заполненных медальонов - в десятки раз меньше, чем хотелось бы. Поисковики объясняют: многие солдаты суеверно опасались, что если медальон заполнить - тебя обязательно убьют. Однако война убивала без оглядки на это обстоятельство.

- У белоруса захоронение было зимнее. Когда вскрывали грудную клетку, значок гвардии был. С него отлетела верхняя эмаль - можно увидеть след от осколка. Начали дальше вскрывать, в каком-то из карманов нашли часы. И медальон у этого солдата был. Капсулу открывали прямо здесь.

На счету Анатолия Шушурина много найденных медальонов. Заполненные карандашом и чернилами, на спецбланках или на клочках упаковки от патронов, они дают серьезную надежду на то, что найдутся родные бойца. Однако одно неосторожное движение поисковика - и полуистлевшая бумага рассыплется на мелкие кусочки.

- Упаковочная бумага для патронов - очень плохого качества. В капсуле - сырость, вода. Бумага от такого воздействия становится как вата и приходится разворачивать ее, идя на всякие ухищрения. Наши поисковики изобрели метод: крутят бумагу в капсуле, она потихоньку разворачивается. Потом включают печку в машине и постепенно сушат листок. Даешь подсохнуть - при высыхании проявляются все надписи.

Данные, которые проявляются, поисковики "пробивают" по открытым базам или "по знакомству" обращаются к архивистам - просят помочь с поиском.

Это - каски солдат, защищавших подступы к Ленинграду во время Великой Отечественной войны. Из касок соорудили памятный знак поисковые батальоны - прямо на месте стихийной братской могилы, из которой доставали неизвестных солдат



Кроме того, поисковики связываются с краеведческими музеями родных мест солдата, сельскими и городскими исполкомами. 

- В Питере очень сложно искать родственников. Проще порой искать тех, кто родом из деревни. На весенней вахте, в другом месте, с товарищем подняли медаль "За боевые заслуги". В архиве по номеру медали узнали, кому принадлежала. А там было указано - Ижевск. Мы обыскали всю область, а оказалось, есть еще деревня Ижевск, где и родился солдат. Совсем недавно нашли его родственников, некоторые из них сейчас живут в Питере.

Поисковики, работавшие во Всеволожском районе летом 2013 года

Какие только отряды не принимали участие в поиске советских солдат, погибших во время операции "Искра"

В прошлом году на нынешнем месте, во Всеволожском районе, поисковики подняли нескольких немецких солдат.

Рассказывают, что на прорыв обороны Невы в этом месте немцы направляли представителей самых элитных войск - рослых и сильных, хорошо обученных военному делу гренадеров.  
 
Валентина Боброва
В прошлом году из Ленинградской области удалось отправить на родину 20 погибших во время Великой Отечественной войны солдат. В позапрошлом году - 16. Об этом рассказала TUT.BY координатор поисковых отрядов по Ленинградской области Валентина Боброва (поисковые отряды объединяет молодежная поисковая организация "Долг").
 
- Здорово, когда находятся родные бойцов. Какие-то моменты мы можем им рассказать: как именно человек умер, какие вещи были при нем. Часто находятся родные погибших здесь солдат в Украине, там тоже развитая сеть поисковиков. С Беларусью решать эти вопросы непросто, потому что у вас другие законы. В отличие от России, в Беларуси общественным организациям запрещено заниматься поиском. Да, у вас есть поисковый батальон, у нас ведь тоже такой есть. Но я считаю, что заниматься поиском по приказу невозможно. Это совершенно другого рода деятельность… Здесь нельзя работать "от сих до сих". Ну и мы к вам сами не можем ездить искать погибших в боях. Только из Казани объединение "Отечество" ездит в Беларусь: им разрешают, потому что они работают с поисковым батальоном.

Россияне, в отличие от нас, присоединяться другим странам к поисковому движению разрешают с радостью.

- А ваши к нам приезжать могут: например, в составе отряда "Обелиск-92" есть ребята из Витебска, которые каждый год работают на Синявинских высотах, по другую сторону Невы. Есть и много других людей из самых разных уголков бывшего Советского Союза.
 
Часто поисковики работают на раскопках на местах боевых действий во многих регионах России десятилетиями.
 
Такой ДОТ нашли поисковики во время раскопок во Всеволожском районе. Правда, выглядел он гораздо более разрушенным. Поисковики мечтают вернуть ему близкий к первоначальному вид

Маргарита Малых руководит поисковым отрядом "Возвращение" из города Слободского (Кировская область). Приехала в Ленинградскую область искать погибших солдат впервые еще в 1996 году. Потом подтянула сюда друзей. Сегодня в экспедиции "Теплобетонная" - целый десант из Кировской области, причем часть поисковиков за это время успела переехать жить в Санкт-Петербург. Поближе к основному своему увлечению.
 
Маргарита рассказывает, что в России есть определенные, прописанные особым законом, требования к поисковым группам. Четко отслеживаются даже намеки на мародерство, много внимания уделяют обучению новичков. Без предварительного серьезного обучения нельзя просто так взять лопату в руки и идти искать останки солдат. Оборудование поисковиков - от лопат до миноискателей.
 
Михаил Кулаков
 - Каждый, кто приходит в поисковики, должен осознавать, что это связано с опасностью. В земле находим и взрывчатые устройства порой, и оружие, статью за хранение которого тоже еще никто не отменял, - объясняет Маргарита. - Но знаете, тех, кто проходит подготовку, поиск потом затягивает. Все мы учим историю в школе, из которой кое-что помним о войне. Но совсем другое - оказаться здесь и понять, как это было на самом деле, совсем другое - видеть, что осталось от людей, которые погибли, защищая нас. Работа в поисковом отряде здорово ставит на место мозги и возвращает нормальные ценности. 

Еще один волонтер, Михаил Кулаков, рассказывает, что поисковый отряд объединяет людей самых разных специальностей. Например, сам он работает в сфере IT, по специальности - лингвист. Вместе с ним когда-то на поисковую вахту приехали учителя... Первым потрясением для молодого поисковика в 2006 году стал найденный в партизанской землянке детский череп.

- Ты на это смотришь и понимаешь, как все это близко. И понимаешь, что война для этой земли еще не закончилась. Еще многим нужно - нет, не увековечить память, - слишком далекое, казенное словосочетание, а просто хотя бы нормально похоронить и попробовать найти их родных. В этом году я сам не участвовал в раскопках, но я очень горд за людей, которые нашли для этого время. 


-7%
-40%
-20%
-20%
-20%
-20%
-20%
-30%
-10%
-30%
0067704