Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Если вы даже никогда не были на "Фауне города" - единственном в Минске предприятии по отлову и содержанию животных - то найти это место несложно: от станции метро Михалово вам нужно проехать еще две остановки на общественном транспорте, а дальше по оглушающему вою собак вы поймете, куда вам идти. Это Гурского, 42. Люди идут сюда по нескольким причинам: или забрать бездомное животное себе, или привести больше ненужную кошку или собаку. Как животным живется на "Фауне" и что происходит с теми, для кого хозяев не находится? Читайте в репортаже TUT.BY.

"Обижена на весь мир. Предали, что вы хотите..."

У входа нас встречает директор "Фауны" - Сергей Кузкин. О встрече мы договорились заранее. Собаки воют громко, и сразу хочется понять: что там с ними? Идем в вольеры. По пути директор рассказывает: "По закону безнадзорных животных на улицах быть не должно, вот они и попадают к нам. В основном, двумя путями: это непосредственно отлов или сдача животных населением. Сдают не только своих, которые стали не нужны, но и тех, кого просто подобрали на улице. За весь прошлый год через нас прошло порядка 6,5 тысячи животных: где-то 60% собак и 40% кошек. С января по июль этого года у нас побывало 3,5 тысячи животных".

К нам присоединяется Татьяна Черкас - начальник участка по уходу за животными. Вместе мы входим в вольеры - сначала к кошкам, затем к собакам. Кошки на посторонних реагируют спокойно: некоторые даже не пошевелились, а некоторые так ласкались, что, казалось, сейчас прорвут металлические сетки.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
На "Фауне" 115 вольеров для собак и 36 - для котов. Сегодня здесь около 90 животных









фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В вольерах для собак обстановка другая. На появление новых людей собаки реагируют дружным лаем. Чем ближе подходишь к клетке, тем громче лай. На каждом вольере (как и у котов) висит табличка с указанием даты приезда животного. Указывается и причина: отлов или отказ (когда от животного хозяева отказались сами). Впрочем, необязательно читать табличку, чтобы понять, откуда тут животное. "Отказники" - особая категория: хвостом не виляют, не гавкают, смотрят в одну точку. Подхожу к такой собаке - лежит и смотрит исподлобья. Рыжая и грустная. От нее отказался хозяин совсем недавно - 14 августа.







Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В вольерах появляется Виктор - рабочий по уходу за животными. Он заходит в каждый вольер: сначала убирает за теми, кто не дождался выгула, а потом из шланга поливает сам вольер. Некоторые собаки прямо-таки бросаются на шланг - и получают в ответ порцию воды. "Жарко им, - комментирует Татьяна Черкас. - Я не знаю, кто проектировал это здание, но получается, что все вольеры тут находятся под куполом, и летом эти собаки находятся как в парилке. Собаки, от которых отказываются - вы представьте, с дивана - и сюда - что они должны чувствовать? Они даже не подпускают поначалу к себе".

фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Рабочий по уходу за животными Виктор работает на "Фауне" только с января этого года. Раньше, говорит, был "свободным художником", жил на Нарочи, "воспитывал" лошадей и собак. "Потом в Минск переехал и понял, что хочу работать с животными. Вот и пришел сюда. Кормлю их, мою, выгуливаю, разговариваю с ними"



фото: Вадим Замировский, TUT.BY

фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Пока обсуждаем животных, доходим до клетки с небольшой черной дворнягой. Она забилась в угол между сеткой и вольером. К посетителям сидит спиной.

- Ну повернись же, а? - бодро говорит ей в спину Виктор. Никакой реакции. Рабочий смотрит на собаку и рассказывает: "От этой тоже отказались. Когда пытаюсь зайти к ней в вольер и покормить, не пускает. Не могу с ней до сих пор контакта найти. Обижена на весь мир. Предали, что вы хотите..."

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY



Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Помогают пристраивать животных и волонтеры. Среди постоянных - "Суперкот" и "Зоошанс". Волонтеры "Зоошанса" даже создали блог под названием "Место под солнцем", где подробно рассказывают о жизни бездомных животных в Беларуси и объясняют, что делать, если вы подобрали бездомное животное

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Детские рисунки о животных в здании "Фауны"

"А часто предают?" - спрашиваю у Татьяны Черкас. Она работает на "Фауне" с 2008 года. Говорит, привыкла уже ко всему. "К чему привыкнуть не могу - это к отношению людей к своим животным. Пришла недавно одна мама и говорит: "Вот мы у вас брали собачку, она у нас побыла 4 года, у меня дети выросли, возьмите ее назад". А еще очень часто люди врут, придумывают причины, мол, у меня аллергия или еще что-то, заберите эту собаку или кота. Бывает, видно, что собака - его, идет к нему, знает кличку, а он говорит: "А это не моя, я нашел ее, заберите, а поводок и ошейник у соседа взял". И оставляет эту голую собаку без ничего - и поводок, и ошейник, все заберет. Противно. Я понимаю, если по старости мучается животное, нужно усыпить, и вы приносите к нам, но взрослую свою собаку, которую ты 4-5 лет любил, как отдать?.."

Некоторые, говорит Татьяна, не выдерживают: "Придут, сдадут, а потом, видно, их там "носит" дома, и бегут назад, забирают в слезах. Но это единичные случаи. Если бы у нас был закон, были штрафы, не вели бы себя так хозяева. Потерялось? Твое? Почему? Штраф! Вот тогда бы этого не было. А то погулялся - и до свидания. Хорошо еще, если к нам принесут, многие же просто выбрасывают. А по осени, когда с дач возвращаются, двери электрички открывают и когда поезд населенный пункт проезжает - выбрасывают. Авось кто подберет".

Пока разговариваем с Татьяной, животным приносят еду. Кормят их тут один раз в день. Котов, в основном, сухим кормом и консервами, собакам варят каши на кухне.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
В среднем бюджет у "Фауны" - 600 млн рублей в месяц. Есть прибыль, которую получает предприятие за счет выполнения заявок на отлов. Как правило, прибыль, - это только 15% от всего бюджета. День содержания одной собаки обходится "Фауне" в 22 тысячи, одного кота - в 14 тысяч. "Если через 5 дней хозяин забирает свое животное, он нам оплачивает эти 5 дней. Если нет, животное уходит на наше содержание, мы его содержим за счет нашей прибыли от отлова", - говорит директор

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

- Зоозащитники часто говорят о том, что "Фауна" - рассадник инфекций. Что вы на это скажете?
- снова вступаем в диалог с директором Сергеем Кузкиным.

- Это не совсем так. Для того, чтобы за животными смотреть, у нас и есть ветслужба (2 ветврача и 2 фельдшера), и специалисты по уходу за животными. Всего на "Фауне" работают 47 человек. Мы делаем максимум, чтобы инфекций было меньше: как только освобождается клетка - она тут же дезинфицируется. Есть место для выгула, которое тоже дезинфицируется. Но если у животного скрытые инфекции, то как определишь? Они только потом начнут проявляться.

Сергей Кузкин: "В конце каждого календарного года составляется план выезда ловцов. Если в городе 130 ЖЭСов, то в каждом в течение 10 суток мы должны побывать. Бывает, ЖЭСы вызывают нас дополнительно. Сторонние организации, не связанные с жилищно-коммунальным хозяйством - институты, заводы и т.д. - тоже могут делать к нам заявку на отлов бродячего животного"

- В народе уже давно укоренилось мнение, что какое бы животное ни было, на "Фауне" его содержат только 5 дней. А затем усыпляют. Это так?

- Нет, не так. Пять дней - это время, отведенное администрацией предприятия для поиска старого владельца. Мы животное фотографируем, фотографии размещаем в интернете на своем сайте, волонтеры объявления размещают. Когда видно, что животное явно домашнее, мы таких помещаем в специальные клетки с расчетом на то, что в скором времени его заберут. Как правило, через час-два, максимум на второй день, хозяева за ними приезжают. Если через 5 дней хозяин не объявился, то мы отправляем животное на содержание. И срок этот не ограничен. Животное может содержаться и 2, и 3 месяца. Была у нас одна овчарка Юта, мы имя ей даже дали, она 4 месяца у нас жила, пока ее не забрали. Процентов 70 животных мы пристраиваем новым хозяевам (примерно половину из них забирают себе волонтеры - TUT.BY).

В прошлом году было усыплено 800 животных, однако в это число, подчеркивает директор, не входят животные с "передержки", т.е. те, чьи 5 суток истекли. Это только больные животные, либо агрессивные с отлова, либо владельческие, которых усыпить приходили сами хозяева. Тела животных вывозят с "Фауны" дважды в неделю. Хоронят в одном на всех скотомогильнике - он находится в Минском районе. По словам директора, уже построен крематорий для животных, однако по непонятным пока причинам его не вводят в эксплуатацию. Строительством крематория занимался КУП "Экорес" - предприятие, занимающееся переработкой бытового мусора и промышленных отходов

"То, что на нем есть намордник, ошейник и тянущийся за ним поводок, не говорит о том, что животное хозяйское"

Пока мы изучаем "Фауну", незаметно наступает 13.00. А это время привоза новых животных. Сегодня привезли трех собак - совсем маленьких. Таких, говорит Татьяна Черкас, привозят часто - в основном со строек.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Ловец достает из сачка "пополнение"

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Ловцы на "Фауне" работают в 2 смены. "Одни - с утра, другие после обеда, - говорит директор. - Количество пойманных "голов" премируется"

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Для новичков сегодня пошел первый день содержания на "Фауне"

Когда животных привозят с отлова, их встречает начальник участка по содержанию животных и врач. По сути осмотр животных происходит на глаз - рентгена или УЗИ на "Фауне" нет. "В принципе, оно нам и не надо, - считает директор. - Врач осматривает каждое привезенное животное. Если оно здоровое, не агрессивное и потенциально может быть передано новым хозяевам, оно идет на содержание. Если агрессивное, не подпускает, либо больное (например, микроспория у котов), или переломаны конечности и животное подобрали на издохе, то его отправляют на усыпление. Хотя был у нас недавно той-терьер с переломом лапы - выходили. Лечение обошлось в большие деньги, наш диспетчер его забрала". 

Отлов. Почему в Беларуси могут начать чаще отстреливать животных из огнестрельного оружия

И все-таки, какое животное считается безнадзорным? Вопрос, казалось бы, простой, но еще свежи в памяти случаи, когда ловцы не отлавливали собак, а именно убивали на месте, то есть после метания шприца с обездвиживающим устройством животное вскоре умирало. Например, последнее убийство, о котором мы писали, произошло на глазах у хозяйки пса, а на самой собаке был ошейник и поводок! "Безнадзорным считается животное, рядом с которым нет хозяина. И то, что на нем есть намордник, ошейник и тянущийся за ним поводок, не говорит о том, что животное хозяйское. Для ловцов оно считается безнадзорным, - говорит Сергей Кузкин. - Хозяин нормальный с поводка свою собаку не спустит - это определено правилами содержания животных. Например, животное, привязанное возле магазина за перила, не подлежит отлову - оно привязано, значит, ждет хозяина".

Поинтересовались у директора мы и тем, как происходит отлов в новых условиях. В новых, потому что год назад в Беларуси после многочисленных обращений зоозащитников к властям ловцам запретили использовать единственное используемое обездвиживающее средство дитилин. Защитники животных неоднократно указывали на то, что дитилин имеет удушающее воздействие, и животное 20 минут бьется в муках и потом умирает. Сейчас отлов происходит только с помощью сачков и арканов.

Сергей Кузкин признает, что от дитилина действительно может наступить смерть животного - из-за неправильно рассчитанной дозы. Правильно рассчитать дозу может только врач. В то же время врачи, признает Кузкин, сопровождают бригаду ловцов далеко не всегда - в особых случаях. "Когда врача нет, стрелять они не могут - метательное устройство ловцам выдает только врач", - уверяет директор. Получается, на выездах в основном только два человека: ловец-водитель и просто ловец, а требования быть ветеринаром или хотя бы фельдшером к ловцам не предъявляются. "Главное требование - чтобы прошли медкомиссию, - отвечает на вопрос о требованиях к ловцам директор. - Естественно, мы не берем тучных людей, потому что надо достаточно быстро передвигаться. И физическая сила должна быть, чтобы животное поднять".

Отмена дитилина, считает директор "Фауны", только усложнила работу ловцам. "В городах, где нет пунктов временного отлова и содержания, как наш, собак и котов стреляют на месте. А нам что делать? Запретили дитилин. И что? Теперь мы его не закупаем, не используем, но и собак обездвиживать нечем. И если на каких-то пустырях бегают стаи диких собак, они остаются без отлова, то есть потенциально опасны для людей. Если собаки к себе не пускают, то ловцы рисковать не будут, да я и заставлять не стану. Это рано или поздно приведет к увечью или смерти. Нападут на человека и загрызут". Поэтому, не исключает директор, такое положение дел может привести к тому, что собак начнут отстреливать из огнестрельного оружия."И правилами это предусмотрено. Есть постановление Совмина, которым предусмотрено в особых случаях привлекать охотников с огнестрельным оружием".

Особенно остро проблема стоит еще и потому, что на носу - чемпионат мира по хоккею, и безнадзорных животных, говорит директор, будут отлавливать еще более тщательно. "При обездвиживании пользоваться можно наркотическими средствами типа кетамина. Но, во-первых, он очень дорогой, а, во-вторых, это мне придется часового ставить, который будет охранять нас, - рассуждает Сергей Кузкин. - Кетамин - это препарат группы А, наркотик. Как только узнают, что у меня тут кетамин хранится, будут налеты и грабежи наркоманов. Нужна мощнейшая охрана. А сейчас у нас нет охраны - есть только ночной диспетчер, администратор, который раз в 2 часа ходит территорию смотрит. Еще зоозащитники предлагают ловить собак стреляющими арканами. Это тоже очень затратно, а лишних денег нет - особенно в государственной структуре".



"Конечно, сегодня во многих странах существуют приюты, а не пункты отлова, - говорит нам напоследок Сергей Кузкин и в качестве примера перечисляет страны: Германия, Италия, Чехия, Франция... - Но они имеют поддержку от городских властей и поддержку от населения: им не запрещено принимать любые виды помощи - в том числе деньги. Нам же брать деньги от людей запрещено, хотя было очень много желающих помочь материально. Можно брать только все неденежное. Приносят в основном тряпки, картон, сухой корм. Волонтеры нам помогают пристраивать животных.<...> Конечно, нам нужен закон (в Беларуси нет закона о защите животных. - TUT.BY). Возможно, стоило бы и разрешить денежную помощь от населения, и штрафы стоило бы ввести. Я когда-то ратовал за то, чтобы нас наделили полномочиями на составление протоколов в отношении людей, чьих животных мы подбираем. Не прошло. Но, поймите, я не на том уровне, чтобы решать государственные вопросы.