/ фото автора,

За его свежими булочками, круасанами и сладкими плюшками выстраиваются очереди. Нередко заходят в гости старики. Сегодня "Минск глазами иностранца" представляет француза Жана-Мари, открывшего в Минске пекарню, из которой свежие и еще теплые, с пылу с жару багеты и булки попадают сразу на прилавок Комаровского рынка.

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

Француз приехал в Минск пять лет назад из небольшого городка Бандоль, который расположен на юге Франции, в Провансе (между Марселем и Тулоном).

 

 

Троицкое предместье - небольшой кусочек Парижа

- Очень люблю Троицкое предместье, одно из немногих мест, где улица выложена брусчаткой, как в Париже. Для меня это небольшой кусочек Парижа. Если бы была возможность, то купил бы себе здесь квартиру, но это очень дорого.

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

На самом деле та архитектура, которую называют у вас сталинской, очень похожа на парижскую архитектуру. Только нужно убрать цвет. Во Франции нет желтых и розовых домов. Еще дома отличаются верхними этажами и крышами. Но в целом, очень много общего.

На Комаровке я работаю, неподалеку от Оперного театра кушаю и совсем рядом находится моя квартира, поэтому территория моей жизни в Минске находится в пределах 300 квадратных метров.

Люблю гулять рядом со Свислочью.

 

 

 

 

Проспект Независимости напомнил Вашингтон

- Мне предложили открыть в Беларуси какое-нибудь дело, и я приехал сюда. В первую очередь, я заметил разницу климата.

Понял, что тут холоднее, чем на юге Франции. Чтобы компенсировать эту разницу в температуре, я набрал здесь 15 килограммов. Приехал в Минск я в июле. Было тепло и хорошо, и я даже не подумал, что зимой здесь может быть так холодно. Для меня это было сюрпризом. Когда я ехал сюда, я думал обо всем, но только не о климате.

Первое, что я увидел и что больше всего удивило в Минске - это проспект Независимости. Он был настолько широк, а здания невысоки, что эта картинка напомнила мне Вашингтон, в котором я прожил полтора года до приезда в Минск. И когда приехал сюда, то очутился в Вашингтоне: широкие улицы и здания, не превышающие определенной высоты. Меня это очень сильно впечатлило.

В Минске, как и во всех больших городах, есть плюсы и минусы. Что касается минусов, то это загрязнение, трафик. Из положительного - хорошо, что сохранили большие парки, улицы достаточно широкие, а сейчас еще и солнечная, хорошая погода. Думать, что где-то в другом месте намного лучше - не совсем верно. Нужно сохранять свое, национальное, то, что отличает от других. Во Франции есть такая пословица, что трава всегда более зеленая во дворе у твоего соседа. Каждый народ и каждая страна должна сохранять свои особенности.

 

 

 

 

"Если ты приезжаешь в эту страну холостяком, ты уже вряд ли уедешь отсюда таким же"

- Следующая вещь, которая меня шокировала - красота белорусских женщин. Я не был тогда женат, и, конечно же, обратил внимание на красивых девушек. Если ты приезжаешь в эту страну холостяком, то ты уже вряд ли уедешь отсюда таким же. Нужно быть сумасшедшим, чтобы уехать отсюда холостяком. По моему мнению, все самые красивые девушки живут здесь.

На самом деле, в Европе все думают, что красота славянских женщин - это миф, но когда сюда приезжаешь, понимаешь, что это правда. Славянская красота действительно существует.

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

С женой-белоруской я познакомился во время приезда в Минск. Она была моим переводчиком. Так, на уровне профессиональных отношений, зародилась любовь. Пользуясь моментом, я бы хотел поблагодарить ее учителя французского из Бреста, потому что она действительно хорошо обучила языку и разговорной речи мою жену. И также она виновата, потому что мой русский язык до сих пор на плохом уровне. На самом деле, все французы очень ленивые, а я первый из них. К тому же все мои друзья говорят на французском языке, и очевидно, что я не выучу русский. Первая моя задача в Беларуси - научить белорусов говорить по-французски. Но это, конечно же, шутка.

Сейчас у нас есть сын, которому годик. Он очень похож на маму, но характер как у папы, поэтому маленькие белоруски в будущем будут страдать.

Что касается отдыха с семьей, то выходные мы часто проводим за городом, делаем шашлыки. Я помню случай, когда мои друзья готовили шашлык в минус 15 градусов. Тогда у меня появились первые седые волосы.

 

 

 

 

"В Минске люди живут настоящим моментом, они готовы сделать что-то спонтанно"

- Белорусы очень терпеливые, спокойные, а я абсолютный радикал. Если я смотрю и вижу, когда люди, работая со мной, прилагают много усилий, тогда все хорошо идет.

Белорусы хорошо одеваются, всегда следят за собой, европейцы, конечно, далеки от этого, они одеваются комфортно. Но я не говорю, что приверженность к стилю - это плохо. Я считаю, что нет ничего более красивого, когда мужчина ходит в костюме, а женщина на каблучках и в юбке. Но сам я, конечно же, не придерживаюсь этого правила.

Здесь люди стремятся открыть что-то новое для себя. Многие в Минске знают и говорят на разных языках и без проблем могут выкрутиться из любой ситуации. Белорус всегда найдет решение проблемы, он находчивый. Если, например, спрашиваешь у него что-то, он отвечает: да, посмотрим, постараемся сделать. Во Франции отвечают либо "да", либо "нет".

Однажды, когда я был еще холостяком, мы с другом пошли в ГУМ. Увидели рядом стоящую симпатичную девушку и начали ее обсуждать на французском. В какой-то момент она поворачивается к нам и отвечает на французском: "Спасибо большое, это очень мило с вашей стороны". Было удивительно.

Чтобы мотивировать детей к изучению французского языка и поблагодарить их за усилия, я организую в минских школах французские завтраки, где мы вместе кушаем свежеиспеченные круасаны и горячий шоколад и общаемся на моем родном языке. В сентябре такой завтрак мы проведем в Бресте. Это в какой-то степени благодарность учителю французского языка моей жены. Возможно, Брест станет первым шагом проведения таких завтраков в регионах. Я провожу это совершенно бесплатно и нужно только согласие дирекции школы на это.

Когда я провожу 10-15 дней в другой стране, я начинаю скучать по Минску. Несмотря на то, что я здесь всего лишь эмигрант, но эта легкость мысли, которая есть в Минске, она не похожа на Францию, потому что там люди пытаются все предусмотреть, продумать. В Минске люди живут настоящим моментом, они готовы сделать что-то спонтанно, они не думают о том, какая машина у них будет через пять лет. И в этом есть своя прелесть.

Когда в Беларусь приезжают мои родители, я показываю им свои любимые места, если приезжают мои друзья-холостяки, мы идем на дискотеки в клубы и возвращаемся глубокой ночью. Но мы не ходим в известные и раскрученные клубы, мы отправляемся не в самые утонченные места и именно там находим настоящих людей.

Однажды я завел родителей в "Мулен Руж" на кабаре. Представление было хорошо сделано, и я считаю, что он был такого же качества, что и мог бы быть и во Франции.

 

 

 

 

Как пришла идея открыть пекарню

- С 16 лет я постоянно работаю. У меня есть фирма во Франции, занимается информационными услугами. Но в определенный момент мне захотелось что-то поменять.

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

Первый раз оторвавшись от работы, я уехал в Вашингтон, посмотреть Штаты. Мне очень понравилось, но не все. Когда я приехал в Беларусь, мне тоже много всего понравилось, но не все. В целом, я, наверное, никогда не найду место, в котором будет все идеально и я буду на сто процентов удовлетворен.

Я не люблю крайние точки в температуре, когда либо очень холодно, либо очень жарко. Мне нужна серединка. А еще не люблю черный хлеб. Поэтому для меня в течение первого года, что я прожил в Беларуси, было большим страданием не есть тот хлеб, который мне нравится. Поскольку я был здесь, я не хотел скучать, и эта идея постоянно была в моей голове, я решил: а почему бы мне не открыть пекарню? Я долго думал, чего же не хватает этой стране. И понял: это либо вино, либо сыр, либо хлеб.

Сыр здесь достаточно тяжело сделать, для вина нужны виноградники и солнце, как минимум, а для хлеба нужны вода и мука. И поэтому я решил делать хлеб. А так как я из семьи булочника - для меня это было нормальным делом. Тогда я вернулся во Францию, прошел двухмесячную стажировку у одного из лучших булочников, после чего вернулся в Беларусь. В течение нескольких месяцев я просто делал пробы, тренировался, пробовал.

Самое сложное было при открытии пекарни - найти хорошее место. Но мы это сделали. А что касается административных проблем, то решались они всегда быстро. Я приходил туда, где работали одни девушки, и все вопросы легко решались. Ко мне как к иностранцу очень доброжелательно относились и шли навстречу. Не нужно думать, что проблема с бумагами и беготней существует только в вашей стране. Это есть и во Франции, и в США.

 

 

 

 

"Для меня чуждо пить водку за едой"

- Я не могу сказать, что черный хлеб, к которому так привыкли в Беларуси, невкусный. Но для меня было странным есть тот хлеб, который я до этого не пробовал и к которому не привык.

У нас абсолютно разные культуры. Для меня, например, чуждо пить водку за едой, как делают некоторые здесь. У нас во Франции будут пить вино. Для нас не совсем нормально, когда на столе стоят все блюда, как у вас. Белорусы стараются поставить все на стол, и у них это как дар гостю. У нас тоже это является даром, но мы ставим на стол блюда последовательно в необходимом порядке. В Беларуси мешают вкусы, а французы должны каждое блюдо попробовать, прочувствовать вкус, сравнить с предыдущим.

В Беларуси, как и в США, люди пытаются производить много сортов хлеба, с изюмом, орехами. А на самом деле скоро это разнообразие заменит качество. Во Франции всего три-четыре вида хлеба, например, ржаной, деревенский, чиабатта (ред. - Хлеб из пшеничной муки и дрожжей). И на стол дома или в ресторане подаются только эти виды, потому что хлеб - это дополнение к еде.

В нашей пекарне мы делаем хлеб каждый день, и все, что не продается, просто выбрасывается. А если бы мы делали хлеб с добавками - это было бы непозволительной роскошью и слишком затратным делом.

В Минске мы производим чиабатту, багет, серый хлеб, круасаны, булочки с шоколадом и слойки с абрикосом и яблоками, бисквитное печенье с надписью "Маленький Париж". Не все французы способны делать такое печенье. За него многие женщины будут разводиться со своими мужьями, потому что оно очень вкусное.

 

 

 

 

Покупатели, в основном, бабули

- В начале открытия пекарни я бегал по всей Комаровке, предлагал булочки, давал дегустировать. И сейчас вспоминаю это время с ностальгией. Было достаточно тяжело работать и делать все самому. Приходилось работать по ночам. А так как я тогда совсем не знал русского языка, я даже не знал, как правильно предложить людям товар. Наверное, всем работникам Комаровского рынка было тяжело работать, когда француз устраивал целое представление, бегал по всему рынку и кричал "Попробуйте-попробуйте".

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

Первая цель - обратиться к элитной клиентуре, которая знает Францию и наш хлеб. Но мы были удивлены, когда к нам стали приходить бабули, которые покупали и говорили: это хлеб моего детства. Та аудитория, на которую мы рассчитывали, конечно же, пришла, но пришли и те, о которых мы даже не думали. Сейчас я могу сказать, что это большая благодарность, что мой хлеб покупают бабушки. Именно поэтому мы не повышаем цену, чтобы хлеб был доступным для всех слоев общества.

 

 

 

 

"Для меня Комаровка и рынок вообще - это часть жизни"

- Комаровка - это больше, чем отдельная жизнь, это часть культуры, которая теряется. На Комаровке есть люди, которые сами делают сыр, творог, пекут руками булочки. Эти люди никогда не будут миллиардерами, но они пытаются разнообразить белорусскую кухню и рынок в Минске. Это здорово, что помимо заводов есть частный бизнес. Комаровка - это часть того, что есть во Франции. Я считаю, что нужно развивать частный бизнес, фермерское и домашнее хозяйство. Это разнообразие очень важно. Люди здесь привыкли думать и мыслить как в СССР.

Фото: Надежда Наймушина, TUT.BY

Сейчас, когда светит солнце, самое хорошее время, когда можно прогуляться по рынку, купить фруктов, овощей, пообщаться с людьми, вместо холодных и бездушных гипермаркетов.

Для меня и моей жены самый приятный момент, когда мы бываем в Европе, пойти на рынок, закупить продуктов, пробовать, разговаривая с людьми, а потом зайти в ближайшее кафе и размеренно насладиться чашечкой кофе.

Во Франции люди, когда идут на рынок, они идут не только для того, чтобы купить продукты, они также хотят пообщаться.

Поэтому для меня Комаровка и рынок вообще - это часть жизни, момент релакса, ты идешь и рассматриваешь людей, говоришь "здравствуйте", где-то что-то пробуешь. Попробуйте поговорить с холодильником в гипермаркете, а вот на рынке можно поговорить с женщиной, которая сама выращивает томаты.

 

 

 

 

Читайте также:

Минск глазами иностранца. Египтянин о девушках на стройке и о работе в Купаловском театре

Минск глазами иностранца. Мастер шаурмы Али о белорусской сфере обслуживания и семейных ценностях

Минск глазами Роберто Манчини

Минск глазами иностранца. Эквадорский студент о белорусских бабушках и англоязычных клубах

Минск глазами иностранца. Иранский стоматолог: Белорусская женщина, как персидский ковер, с возрастом больше ценится

Минск глазами иностранца. Как немец в Бобруйске купил "копейку" у ветерана войны

Минск глазами иностранца. Индийский преподаватель йоги о белорусской самогонке, спорте и президенте

"Минск глазами иностранца". Болгарский эксперт по стратегии о советском Минске, особом запахе в универсамах и нерешительных белорусах

 

 

{banner_819}{banner_825}
-10%
-99%
-15%
-20%
-15%
-10%
-75%
-11%
0062442