/

Олег Воробьев - один из немногих белорусских архитекторов, добившихся успеха не только в нашей стране, но и за рубежом. Сегодня у него есть звание заслуженного архитектора Беларуси, коммерческая компания, офис в Майами и архитектурные заказы в других странах и в Беларуси. Последним громким зданием оказался офис Белорусской калийной компании в Минске, часть которого выполнена в виде кристалла калийной соли. Кроме того, Воробьев со своим немецким коллегой автор комплекса зданий Международного образовательного центра, что на проспекте Газеты "Правда". Что думает Олег Воробьев о современной белорусской архитектуре, от каких ошибок предостерегает молодежь? TUT.BY побывал на его лекции. Здесь мы приведем некоторые любопытные выдержки из выступления архитектора.


О проблеме в образовании: вместо практиков белорусские вузы выпускают архитекторов-теоретиков

Сначала был долгий рассказ архитектора Олега Воробьева о том, как проектировалась штаб-квартира БКК в Минске. К слову, на замечания, пронесшиеся в интернете о том, что якобы белорусский калийный офис имеет "двойников", Воробьев ответил: "Мы можем сказать, что мы ни у кого не брали никакой идеи. Такого же здания вы нигде не найдете". И - вынес калийную соль. "Можете даже полизать ее. Вот это добывается на наших калийных рудниках. Это и было вдохновением". Архитектор отметил, что в начале июня в Беларусь приедут коллеги из Лондона - взглянуть на новое здание БКК: "В Лондоне будут строить здание из трех кристаллов - сегодня это распространенная тема в мире. Приятно, что и к нам кто-то приедет за опытом, а не только мы ездим".

Фото с сайта www.varabyeu-partners.com

Потом присутствовавшие на лекции студенты и молодые архитекторы стали задавать вопросы. Профессор международной Академии архитекторов и руководитель проектного бюро "Воробьев и партнеры" старался на них ответить.

- Сегодня в белорусском архитектурном образовании есть колоссальный разрыв между наукой, образованием и практикой. К сожалению, наше образование не дает шанса для получения сильных профессиональных навыков. Преподают одни, а реально проектируют другие люди, и это проблема. Вы не готовы к преподаванию? Вы же хороший практик...
- с надеждой спросили студенты.

- Вы знаете, у меня был такой период, когда меня приглашали преподавать, но, наверное, к этому должен быть дар. Я старался  подсказать какую-то идею, выходило, что студенты шли ко мне просто с чистым листом, чтобы я что-то нарисовал. Между тем, идею должен подать студент, а я должен просто предложить, как улучшить то, что они придумали. Поэтому я понял, что я просто наношу вред. Вот я и сказал - спасибо, но лучше я буду проектировать.

То, что архитектурным вузам не хватает преподавателей-практиков, Воробьев признал. Как следствие, не хватает практики и самим студентам. 

- Студенты, приходя в проектные институты, садятся проектировать с нуля. Да, у них есть какие-то навыки, но этого недостаточно для такой серьезной задачи. В архитектуре 2-3 года человек должен попробовать на себе, как это. А потом уже браться за что-то серьезное. У нас сейчас и в стране сложилась такая ситуация: лицензирование отменили, любой может проектировать. В итоге получаются дома, которые не соответствуют множеству требований. Вот почему у нас такой хаос в проектировании. Встречаются объекты, в которых по колористике присутствует 10 цветов или объединение разных форм, как будто архитектор посмотрел 20 разных журналов - отсюда взял купол, отсюда взял еще что-то, отсюда взял стенку и все это смешал в кучку.



- Вы готовы в свой коллектив (проектное бюро "Воробьев и партнеры". - Прим. TUT.BY) принимать молодежь, которая только выпустилась?

- В БНТУ на кафедре дизайна я председатель ГЭК. И некоторые студенты пришли ко мне работать оттуда - прямо там я увидел их подход, стремление к навыкам и потенциал. Очень омолодился сейчас наш коллектив... Я всем говорю: уважаемые, все, что можно, получите от меня и создавайте свое. Мы стараемся 3-4 человек брать к себе на практику, всего у нас сейчас в фирме работает больше 50 человек.

По словам Воробьева, для того, чтобы архитектура стала успешным бизнесом, нужно иметь хорошую команду, мотивацию, выполнять в сроки объекты и повышать свою квалификацию, участвовать в зарубежных стажировках. Последнего белорусской архитектуре остро не хватает.

- Почему мы смотрим зарубежные каналы и восхищаемся их архитектурой? А у нас так не получается. Просто во всем нужно совершенствоваться, не стоять на месте. Как сказал когда-то один известный танцовщик, "если я хоть один день не потанцую, я начинаю терять навык".

Снос Московского автовокзала: "Для архитекторов это неприятный момент, но государство выиграет"

Воробьев рассказал о ситуации в городе вокруг сноса автовокзала под офис "Газпрома": 

- На период проектирования Московский автовокзал был инновационным зданием. Потом его архитектор получил государственную премию в области архитектуры. Но, как видим, времена меняются. Эту площадку решили отдать "Газпрому". Что тут сказать? Любому архитектору, тем более, когда его сооружение было оценено на столь высоком уровне, как государственная премия, очень обидно. Но в процесс защиты должны были включиться все: не только архитектор, который запроектировал здание, но и государственный аппарат. Союз архитекторов, я знаю, отреагировал, написал письмо что-то вроде "мы считаем, не надо сносить". Но знаете, написать в таком деле "мы считаем"...

Воробьев рассказал о молчании "Минскпроекта", который не заступился за свое детище. Более того, институт сам же поначалу стал делать варианты здания, которое будет на этом месте. "Как к этому отнестись, я не знаю!" Однако вышло, что даже проектированием будут заниматься отнюдь не белорусы.

- Потом было принято решение, что проект должны вести крупные проектные зарубежные фирмы. Был проведен конкурс, предложили десять фирм, потом из десяти осталось пять. Потом одна фирма ушла и осталось четыре, так что сейчас они предложили четыре концепции застройки этого места. В любом случае, проект будет разрабатываться зарубежной фирмой, но со стороны белорусских архитекторов должна быть проектная организация-наблюдатель. Пока сейчас идет конкурс среди частных и государственных проектных организаций за право быть консультантом проекта. К концу августа эскизный проект здания на месте автовокзала будет выставлен на обсуждение широкой общественности.

- Но что сказать, - резюмировал Олег Воробьев, - если все говорят, что это здание вокзала не рентабельно, не приносит прибыли. Газпром предложил, что, если это здание так ценно для Беларуси, то они были готовы это здание за свой счет перенести на новое место в таком же виде. К тому же, инвестор согласен выполнить ряд условий, в том числе, строительство двухуровневой развязки, строительство социального жилья и т.д... "Поэтому смотря что ставить на чашу весов… Для архитекторов это неприятный момент, но, наверное, государство выиграет..."

Про самые уродливые здания Минска

Иногда вопросы из зала были провокационными:

- Мне кажется, существует общее мнение, что Минск застраивают некрасивыми зданиями, которые большинству не нравятся. Что вы думаете об этом? А еще назовите 3 самых уродливых здания Минска.

- Все архитекторы, как бы мы друг другу ни завидовали, имеют корпоративную этику некую, - улыбнулся Воробьев. - И тут я поставлю вопрос так: почему-то у нас нет архитектурных критиков. Критиковать должны критики, а не архитекторы. Потому что Крамаренко, который сделал библиотеку, мой друг. А говорят, она вошла в список уродливых зданий… (смеется). Ну что, как я буду критиковать? Это его была трактовка.

Олег Воробьев считает, что здание библиотеки все-таки стоило облицевать зеркальным стеклом.

- Я ему говорю: "Виктор, почему ты сделал так: во всем мире хранилища вниз опускаются и это связано с определенным режимом, который нужно соблюдать, а ты его наверх? И еще укрыл таким стеклом, которое со стороны смотрится так, будто там вечная стройка идет". Вообще, там была допущена определенная ошибка. Мы на здании Белкалия пять раз разные стекла вывешивали - прикидывали, как смотрится. Потому что можно было ошибиться. Я ему сказал как-то: "Виктор, ты сделал немножко наоборот. Вокзал ты сделал зеркальным, хотя его надо было прозрачным делать, чтобы площадь плавно перетекала в вокзал. А здесь надо было все-таки закрыть "алмазом"… поляризированным стеклом. Синим, золотистым каким-то, очень много вариантов есть". Но это было его видение, его трактовка. Некоторые, когда мы указываем, что здание плохое, говорят, что и Эйфелева башня тоже поначалу никому не нравилась, а сейчас все туда рвутся и хотят там побыть в ресторане и посмотреть на Париж сверху. Так что история рассудит. Есть анекдот: сын строгает бревно, а мама приходит и говорит: "Строгай сынок, строгай. Папа придет - топором пообрубает".

На вопрос, какие все-таки здания самые уродливые, Воробьев так и не ответил. Однако сказал, что иногда бывает, что вполне хорошие здания ставят не туда, куда стоило.

- Меня всегда возмущало внедрение в центр Минска высотных зданий. Простое берем: на месте кафе "Реченьки" (проспект Победителей) построили  здание: с хорошими пропорциями, со вкусом. Но оно нарушило ансамбль домов. Опасно, что в Минске пропадает ансамблевость, которой все время гордился Минск. Когда-то на Октябрьской площади хотели поставить пятидесятиэтажное здание - это был просто нонсенс. К счастью, нашлись профессионалы, которые доказали, что там нельзя строить такое здание. И от него отказались. Ну вот что произошло около цирка? Просто кошмар. Как появилось это здание? От Козлова обзор на торец здания накладывается на монумент Победы… Что произошло с домом около Свислочи? Это нонсенс: такой маленький кусочек истории был у нас и построить такой эклектичный, с какими-то "китайскими пагодами" дом… Вы знаете, надо в архитектурной среде об этом говорить. Это я говорю о тех зданиях, которые изуродовали Минск. Этот парк, возле цирка, разрезали. Откровенно говоря, многие архитекторы против - вы не думайте, что мы так рукоплещем этим зданиям. Я когда работал в Майами, видел, что там каждый день на одном из каналов идет передача о проектах, которые будут построены. В студию приходят люди и высказывают свое мнение, даже простые граждане приходят, а архитектор должен свой проект защитить. Хотелось бы такую практику и у нас сделать. У нас ведь телевидение не ведет никаких подобных дискуссий.

Здесь, на месте первой в Минске электростанции, прямо на берегу Свислочи, появится отель "Кемпински"


Чем можно будет гордиться Минску через 100-200 лет?

- Считаете ли вы, что инженеры - ваши рабы? Не считаете ли, что наши проблемы в архитектуре во многом связаны с тем, что у нас учат архитекторов-художников, а не архитекторов-инженеров?

- Говорить, что они рабы? Да нет, они получают такую же зарплату, а некоторые и большую, чем архитекторы. Но, откровенно говоря, не хватает квалифицированных инженеров. Некоторые приходят, неделю поработают и приходится расставаться - ну не тянет человек.

- Чем можно будет гордиться Минску через 100-200 лет? Что нужно особенно беречь?

- Конечно, наш проспект. Это неоклассика. Начиная от площади Независимости до парка Челюскинцев, а то и дальше. Это масштабная архитектура, в ней приятно находиться. Все детали продуманы - тройной ритм фасадов, ритм окон... И архитектору, когда ему дают там объект, надо внимательно к этому ансамблю относиться.

Чтобы создавать хорошую современную архитектуру, рассказывает Воробьев, нужно не экономить и привлекать новые материалы и новые технологии. В частности, так поступило проектное бюро архитектора, разыскивая материал для офиса БКК, который бы позволил сделать кристалл снаружи красным, а изнутри - цвета обычного стекла.

Олег Воробьев посоветовал молодым архитекторам в своей работе "не нарушать природу":

- Нужно, например, беречь Свислочь, органично вписывать в природу здания. Нужно сохранять то, что уже признано людьми.

- Вы - заслуженный архитектор. Кому, вы считаете, нужно присвоить это звание еще?

- Назвать фамилии? Виктор Крамаренко (наблюдая реакцию зала. - Прим. TUT.BY). Обязательно! Нравятся его работы или не нравятся, но здания знаковые. Михаил Виноградов, который в паре с ним работал. Борис Школьников. Пожалуй, я бы выставил эти три кандидатуры. Вообще у нас была тенденция: если ты три года подряд получаешь Гран-при на фестивале архитектуры, ты выдвигаешься от союза архитекторов на звание заслуженного. А сейчас какую-то систему странную сделали: надо получить какой-то орден. Ну и как теперь? Что я, глава своей фирмы, что ли, сам на себя буду писать: "Прошу присвоить мне орден?.." - смеется Олег Воробьев.


Лекция Олега Воробьева была организована совместно AlterEDU и COFFEE&ARCHITECTURE.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-45%
-53%
-50%
0065451