Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


фото: Егор Гарай,

Дорожку проложили, а людям неудобно – и они вытаптывают себе тропинку рядом. Да, со временем ее могут замостить, но ведь все дорожки в городе изначально проектируют архитекторы. Или не все?..


 
Расхожее мнение о том, что на Западе сначала дают горожанам протоптать дорожки, а потом их мостят, скорее миф, чем реальность. Профессиональный архитектор в любой стране мира сразу учитывает направления движения и интенсивность использования дорожек. Это влияет на их ширину и покрытие. И если оказывается, что рядом с асфальтированной люди прокладывают свою тропинку, то это ошибка проектировщика. Тогда уж как повезет: ЖЭС нашел средства – тропинка превратится в дорожку, нет – придется ходить по бездорожью, но коротким путем. Таких примеров в каждом районе Минска уйма. А почему так происходит, CityDog.by расспросил архитектора Олега Кулика.
 



 

Красиво сверху – неудобно в реальности

– Если люди идут не по дорожке, а по тропинке рядом, значит, архитектор ошибся?
 
– На самом деле архитекторов учат проектировать правильно. Учат продумывать, как людям будет удобно ходить. Отталкиваться от расположения входов, того, где находятся подъездные пути, где парковки, остановки общественного транспорта. При этом хочется и красоты.

 
Но архитекторы работают с планом – а это вид сверху, плоскость. И не все архитекторы-планировщики понимают, что то, что красиво сверху, далеко не всегда удобно в реальной жизни, в трехмерном пространстве. В жизни люди ищут короткий и удобный путь, они идут, как течет вода.
 



 
– Но ведь архитекторы сами люди и тоже ходят по дорожкам города… Почему же рисуют красиво, но непрактично?
 
– Как мне видится, потому что у нас не совсем верный подход к проектированию. У наших проектировщиков вал проектов, очень жесткий ритм работ и, как правило, очень ограниченные бюджеты. А при этом стандартные наборы материалов: тротуарная плитка, бордюрный камень, стандартные малые архитектурные формы… 
 
Сами архитекторы призабыли о радости полета творчества. Понятно, что работы у них много, все в цейтноте, и работать практически не с чем, но работать творчески, непосредственно по своему призванию, расправить крылья они уже не хотят. Они привыкли повторять из проекта в проект типовые решения. 
 





 

Личностный фактор в дорожках

– А есть кто-то, кто конкретно решает, каким быть дорожкам возле городского объекта?
 
– Очень многое в работе над проектом зависит от руководителя. Когда я работал в "Минскгражданпроекте", планировочной мастерской руководил Александр Михайлович Артюхин, и он исповедовал идейный и "клиентоориентированный" подход. Как это и должно быть. 
 
Он буквально обращал внимание, как, например, будут лежать люки на пути ко Дворцу бракосочетаний. Он говорил: не будут ходить новобрачные по люкам! И заставлял смежников перекладывать трассы инженерных сетей. Это на самом деле очень сложный момент, ведь настоящий "клиент" архитектора не тот, кто платит за проект, а люди, которые каждый день будут ходить по этим дорожкам.
 
В обычной жизни архитектор оказывается крайним. Особенно главный архитектор проекта – его учили, как делать хорошо и красиво, но при этом с одной стороны его поджимают сроки, с другой – бюджет, с третьей – смежники. И заказчики. И экспертиза! И вот он сидит, этот бедный ГАП, и думает, как везде успеть. А он должен быть сильной личностью, лидером, который за собой, за своей идеей поведет не только рабочую группу, но сможет отстоять свое решение и в экспертизе, и перед заказчиком. 
 



 

Как у них?

– Олег, вы учились в Голландии, общаетесь с зарубежными коллегами, а как там проектируют дорожки? 
 
–  В современной практике проектирование зачастую подразумевает не только план, но и 3D-модель. Тогда можно не только представить, но и увидеть, как все будет на самом деле.
 
Кстати, это один из минусов нашего рабочего проектирования: все работают в Автокаде, а ведь это уже морально устаревший инструмент. Есть современные комплексные решения, средства для объемного проектирования генпланов даже на базе того же Автокада. Это и сети, и уклоны, и сметы… 
 
Другой немаловажный момент – как дорожки эксплуатируются. Ведь можно спроектировать отличную удобную дорожку, а потом какой-нибудь уборщик на тракторе или "автолюбитель", припарковавшись на газоне, все сломает…
 
Вот далеко не надо ходить за примером: благоустройство перед горисполкомом. Центр города, красивая дорогая плитка, и вся косо-криво. Каждый на своем участке работы дал слабину – в итоге имеем вот такое.
 






А в Европе эксплуатирующие службы не дают возможности, чтобы возникли разрушения. Когда я учился в Голландии и жил в общежитии, у меня случился такой курьез: я въехал на велосипеде в гипсокартонную перегородку и пробил ее. Так вот буквально на следующий день ее отремонтировали. Понимаете, на следующий день! Никто не сигнализировал, они сами увидели, пришли и поправили. И это их общая нормальная практика. Каждый на своем месте отрабатывает от и до. Знает свое дело и занимается им.
 
– Как же сделать, чтобы и в Минске не было кривых площадок и неудобных дорожек?
 
– Я считаю, что это самое больное место нашей жизни: мы друг к другу формально относимся. И это отражается на том, что мы делаем. Тоже часто формально. И получается, что с виду красиво, а в жизни не очень.
 
А надо просто относиться друг к другу с уважением, заботиться друг о друге: архитекторам – о тех, для кого они проектируют, а людям с уважением относиться к тому, что делают для них. И все будет по-другому.  

Читайте также:

Дизайнер бренда Минска: "Стоит переделать пешеходные переходы"
Черта оседлости: история любимых мест Евгения Тихонова 
Минчане на скутерах: "И тут джип прямо в тебя перестраивается!"