1. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  2. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  3. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  4. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  5. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  6. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  7. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  8. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  9. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  10. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходило в стране 25 февраля
  11. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  12. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  13. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  14. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  15. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  16. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  17. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  18. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  19. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  20. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  21. По Сети гуляет фото: Лукашенко стоит на митинге за спиной Позняка. Будущий президент поддерживал БНФ?
  22. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  23. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  24. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  25. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  26. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  27. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  28. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  29. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  30. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их


Валентина КОЗЛОВИЧ, Фото Валентина ЕЖЕЛОВА,

По дороге в республиканский санаторий "Белая вежа" на последнем километре редкий пассажир маршрутки Каменец — Брест не обратит внимания на высокие, поросшие сосной холмы в лесу. Не все знают: они — рукотворные. Это грунт, который 45 лет назад достали из земли при строительстве армейского узла связи "Рубрика". Военные давно ушли. Но телефонная трубка коммутатора пункта управления войск стран Варшавского Договора в руках журналиста оказалась впервые. Переключила тумблер, прислушалась — тишина в эфире. Узел недействующий. Однако за полуторачасовую экскурсию меня ни на секунду не покидало чувство, что связисты в погонах здесь были еще вчера...

Две разные "Рубрики"

Комендант объекта подполковник в отставке Анатолий Шоричев открывает ворота на территорию некогда сверхсекретного бункера. Сторожевой пес Барон, высунув любопытную мордашку из будки, лениво гавкнул — пропустил. Оглядываюсь по сторонам. Караульное помещение, флагшток, градирня — устройство для охлаждения воды направленным потоком атмосферного воздуха. Тишина.

Комендант показывает ориентир — дверь невысокого здания:

— Вход в некогда защищенный запасной пункт управления войск западного направления — узел связи "Рубрика". Раньше по двойному периметру стоял забор с системой сигнализации "Радиан". Даже заяц не мог пробежать.

 
"Рубрика" — в прошлом одна воинская часть и два узла связи. Передатчики располагались около деревни Дворцы Каменецкого района. А пункт управления — в поселке Приозерный. Между ними — почти тридцать километров. Передающая "Рубрика" разворована. В январе спасатели в очередной раз закрыли туда входы плитами, установили таблички, предупреждающие сталкеров, — "Опасно!". А вот специальное фортификационное сооружение для оперативного состава сохранилось почти в оригинале. Благодаря МЧС. Анатолий Шоричев служил здесь. В 1988 году приехал с Дальнего Востока. Остался. Теперь — комендант. На объекте, кроме него, работают 4 сторожа и электрик.

В годы "холодной войны" подземные кабели тянулись от "Рубрики" во все стороны. Нужно было лишь поднять трубку — и на том конце звучал позывной. Сегодня уникальные коммуникации — только на охраняемой территории. За забором уже поработали добытчики цветных металлов. Если бы не сторожа, от принимающей "Рубрики" остались бы пустые стены за неделю.

Подполковник Шоричев не может относиться к этому равнодушно:

— В сторону Пружан копали. По полю. В открытую. Я и милицию вызывал. И сам ловил. В ответ: "Благодарим. Ничего не можем сделать". Нет сегодня статьи, по которой воров можно привлечь к ответственности...

Три этажа вниз

По ступенькам спускаемся в бункер. На третий этаж, откуда начинаем экскурсию. Самое тяжелое оборудование установлено внизу.

Комендант открывает двери:

— Три дизеля мощностью 500 киловатт. Это 800 лошадиных сил. Они обеспечивали автономное электропитание объекту и военному городку в случае выхода из строя кабеля.

Сохранились системы оповещения. На стенах — часы. Пожарный рукав...

В отдельном помещении — фреоновые установки для охлаждения воды.

В зависимости от того, в каком режиме находилась часть, диспетчер выбирал режим воздухообеспечения. На самый экстренный случай в отдельном помещении ровненько стояли черные баллоны со сжатым воздухом. Точнее, стоят.

— Давление 50 атмосфер поддерживаем специально, чтобы внутри не ржавели.

Дальше — большая насосная. Резервуар охлажденной воды. Компрессор. Электробойлеры. Кухня: котел, раковина, электрическая плита...

 
И вот наконец мы — в диспетчерской. Смахнув пыль, с ощущением важности события сажусь в кресло–вертушку на толстой металлической ножке. Глубоко вдыхаю и нажимаю кнопки, тумблеры, смело двигаю джойстик. Можно! Когда–то отсюда контролировался режим работы объекта. Заходили по паролю. После военных хозяевами объекта стала гражданская оборона. Дежурили. С 2001 года объект — у МЧС.

— Секретное что–нибудь осталось?

— Нет. Оборудование, документацию забрали россияне. Сотрудники КГБ в первую очередь увезли все свое, — разочаровывает комендант.

Дальше — коммутатор. Схема перед глазами. Линии от узла связи "Рубрика" тянутся к "Абрикосу", "Чародею", "Снаряду"... Беру в руку трубку. Рубин (это — Москва) не отвечает. Глобус (Минск) — молчит...

— Дозвониться можно было в любую точку СССР, даже на Кубу, — с сожалением о былой мощи вспоминает мой провожатый.

И вот мы — в сердце бункера. Здесь стояла аппаратура, которая принимала и выдавала каналы связи — телефонные, телеграфные. Аппаратуры нет. На столе — забытый кубок с табличкой "Лучшему посту связи"...
 

Видимость завтрашнего дня


В 1991 году планировалась реконструкция объекта. На аналогичных бункерах в Польше и Германии она уже шла. Часть оборудования завезли в Каменец. Но на модернизации поставили крест Вискули.

— А оборудование где?

— Не могу знать, — пожимает плечами комендант.

В военном городке рядом с бункером в 1999 году вырос республиканский санаторий "Белая вежа". Жизнь, уже не секретная, продолжается.

— Почему нельзя использовать бункер с пользой?

Анатолий Шоричев разводит руками:

— Если бы все было наверху. А то ж погреб. Здесь столько всего завязано... Чтобы сделать вентиляцию, надо восстанавливать водоснабжение, отопление.

В общем, нужны деньги. Большие. По этой причине МЧС отказалось обустраивать здесь командный пункт для учений по гражданской обороне. Главврач санатория хотел было сделать для своих пациентов экскурсии под землю. Писал. Обращался. Отказали. Кто–то из россиян хотел купить. Отказался.

Отсутствие вентиляции и запах захватывающего фортификационные стены грибка вряд ли полезны туристам. Выйдя из бункера на поверхность, я жадно дышала. Но зато впечатлений — на всю жизнь. Без преувеличения. Здесь понимаешь, какая мощь была — Советская Армия...

Надеюсь, бункер не засыплют, не взорвут, а оборудование не отправят на металлолом. Возможно, когда–нибудь тут будет музей. Желающие соприкоснуться с историей великой страны станут выстраиваться в очередь. Второго такого бункера в Беларуси нет.

А пока за воротами, на которых остался лишь след от красной звезды, — тишина...

-25%
-15%
-50%
-30%
-20%
-23%
-10%
-12%
-25%
-10%
0072407