/

Деревня Сады находится всего в 23 километрах от Минска. Но зимой ничего не выдает близость ее к столице. В череде домов  в это время года жилых — только семь. Автобус сюда ходит один раз в день – в 7.40 утра. На этом раннем и единственном рейсе и отправился корреспондент TUT.BY в не самую маленькую деревню в Минском районе, чтобы узнать, чем живут местные жители.


Просмотреть увеличенную карту


 
Сады (раньше называлась Скнаровичи) — не самая глухая деревня в этой местности. Чуть дальше от Минска, в Величковичах, живет только один человек.
 
В автобусе полно людей, но буквально пару остановок от города – и салон пустеет. На место только что вышедшей парочки  подсаживаются товарищи со стойким запахом перегара.
 
— Где стакан? Кательню зрОбілі? — спрашивает один. Напарник улыбается и хлопает красными глазами.
 

Наташа, 35 лет

В девять утра еще темно. Прохожу полдеревни, прежде чем замечаю в окне свет. Из дома ко мне выходит  Наташа. Ей около 35 и она с удовольствием рассказывает о местной жизни.


Самая большая проблема, которая волнует Наталью, — ребенку тяжело добраться в школу. Та находится в 5 километрах — в агрогородке Юзуфово. "Утром два километра идем в Буцевичи (соседняя деревня — TUT.BY), там в 8.30 идет автобус". А дочка звонит Наташе, успевает ли с уроков на двухчасовой "рейсовый" назад домой. Но даже если успевает, подъехать можно лишь остановку. Из Буцевич опять пешком.
 
"Не работаю из-за этого, — говорит Наталья, — Вожу ребенка в школу и назад через лес. В большие морозы не ходим. Я весь первый класс билась, чтобы хоть чем подвозили. Но у школы автобуса нет, а рейсовый мог бы немного подъехать, да ему здесь негде развернуться".
 
Двое детей еще есть в начале деревни, но их мама "купила подержанную машину и своих возит". "Есть еще приезжие, но своих двух деток они возят в Минск. Муж таксист. Он говорит, я в Буцевичскую школу завезу, а кто их заберет?".

Зато снег в деревне чистил трактор — один раз после больших снегопадов. До этого "отгребались" своими силами. 
 

В совхозе никто не работает

Наташа раньше работала в местном совхозе помощником бригадира по участку. Теперь нигде не работает.
 
"А какая в совхозе зарплата!? — рассуждает женщина, — Если бы нормальная была… Вот смотрите, в Юзуфово — большой поселок, и тоже ни один человек в совхозе не работает. Все ездят: кто санитаркой в Новинки, кто в Минск на своей машине. Муж сестры работает на птицефабрике — тут недалеко". Там, говорит Наташа, платят нормально. "По крайней мере, рабочий день с 8 до 17. Два выходных, как положено. А в совхозе в 6 утра машина забирает и может только в одиннадцать ночи привезти. В посевную так практически там живешь".
 
Наташа хоть и жалуется на деревенскую глушь, чем заняться, находит: вышивает, читает книги (заказывает их по каталогу, она — член читательского клуба).
 
"А с чего живете с дочкой?" — спрашиваю напоследок. "Мы живем с хозяйства", — отвечает женщина.

Но хозяйство у нее — это недавно купленная коза и куры. А деньги откуда на те же книги по каталогу? Молоко в деревне не сдают: никто сюда за ним не приезжает.
 
У сестры Наташи (соседний дом) — куры и утки.
 
Зато вот у их матери-пенсионерки, что живет через дорогу, хозяйство большое: две коровы, две овечки, кабан и несколько поросят. До недавнего времени даже конь был. У нее и соседи молоко берут, женщина и масло бьет. А так в деревне животных не держат.


Население Садов: женщины с детьми, пенсионеры, пьяницы и приезжие

Еще одна моя собеседница – пенсионерка Нина.
 

 
— Здравствуйте, вот хочу спросить, чем вы тут занимаетесь…

— Ды сядзім тут целы дзень у глухамані, мерзнем. А так хазяйствам занимаемся.
 
— Какое у вас хозяйство?

— Ну… собака, кот, муж и я.
 
Дочка Нины живет в Раубичах. Сын умер, а второй — это тот, что спешил на автобус. А муж инвалид-колясочник, пару лет назад отняли ногу, говорит Нина.
 
Зимой здесь глухо, говорят местные жители. Действительно, за три часа, проведенные в деревне, довелось встретить только одного прохожего. Александр Петрович, как он представился, спешил на автобус, так что даже не довелось его сфотографировать. На вопрос, куда собирается, ответил, что "по делам". Чуть позже местные расскажут, какие обычно дела у этого мужчины лет 50.
 
Про местный клуб - он в пяти километрах от деревни - даже и спросить не у кого: молодежи в деревне нет.

Состав Садов негустой:

Наташа с дочкой — одна хата.
Ее сестра с мужем — другая.
Мать (судя по всему, с мужем) — третья.
Семья местных пьяниц (это говорят соседи) — четвертая.
Женщина с двумя детьми — пятая.
Семья, переехавшая на ПМЖ с двумя детьми, вот-вот родится третий, — шестая.
И мужчина (строил дом в Садах как дачу, но подарил минскую квартиру дочке и теперь живет здесь постоянно) — седьмая.

А остальные полтора десятков домов здесь — дачи. Это родительские дома или купленные деревенские. Так что летом деревня живет. Почти в каждом доме есть люди. 

Дачи в садах, в основном, выглядит так.
 

 
Но есть и "крутые" - но всего парочку 

 
Местные говорят, что летом к этому дому машины со стройматериалами идут караванами – вся дорога на выбоинах. Но добавляют: хозяева "нормальные люди" - с местными ладят.
 
Но и домов-сараев, которые давно пора сносить, хватает:
Встречаются и домики, которым давно пора под снос.
Встречаются и домики, которым давно пора под снос.
 


"Да разве у алкоголиков до самогонки дело дойдет?!"

В деревне всего семь жилых хат, но, говорят сами местные, пьющих хватает. Есть семья местных алкоголиков : неработающий сын (тот единственный спешащий прохожий) со своими родителями. "Дед допился, что нога отмерзла, так теперь пьет, если дадут, а не дадут — так не дойдет", смеются местные.  Но эта семья особенная — "к ним даже раз в месяц машина приходит приходит, бутылки забирает. Это цыгане ездят к ним как к постоянным клиентам".

"Летом они бражку разводят..." - "Самогонку, значит, гонят?" — интересуюсь. - "Да разве у алкоголиков до самогонки дело дойдет?!"

Зимой Александр Иванович по три раза за день "за бутылкай" в Юзуфово сбегает, говорят жители. Вот кому ни морозы, ни километры не страшны.

Цыганам местный житель сдает не только бутылки, но и все на свете. Вилки, кастрюли, чайники (все что можно стянуть у дачников) —  на металлолом. Обворовывает и огороды. И уж не раз сидел. "Дачники все с собой забирают. Ни во дворе, ни дома оставить ничего нельзя".

Так, спросила местных, не тягает ли здесь чупакабра кур. "У нас чупакабра двуногая", — смеются жители.


Магазин уже два года закрыт




Как продавщица ушла на пенсию, так закрыли — не окупается, говорят жители. Но каждый вторник и пятницу приезжает автолавка. Иногда и по средам заезжает. Местные жители караулят ее с трех часов — как тут тем, кто не на пенсии, на работу пойти?

Ассортимент достаточный. А что всегда в наличии - так это алкоголь. Но чернила, самый ходовой товар, с недавних пор не продают.
 

Бабушка Соня, 81 год

Бабушка Соня впускает меня в дом после настойчивого стука. Она готовит.
 
— Ай, дзетачка. Што ў нас тут робіцца!
 
И 81-годовая женщина рассказывает свое горе. Сын живет в Юзуфово с сожительницей. Бабе Соне пришлось "гадаваць" ее девочку с 1,5 лет. Та уже отучилась, "паслалі ў Брэст, а яна ж там знеслася з цюрэмшчыкам". А дальше бабушка рассказывает длинную историю жизни своего сына: "… пайшоў з тым на рэчку, а ён яму ззаду па галаве бутылкаю, ляжаў у бальніцы..." И плачет.
 

 
Жизнь у бабушки и вправду невеселая. Однажды сожительница сына пришла домой "з кавалерамі, а ён спаў. Успаролі яму ўвесь жывот. Сем дней ляжаў у коме, яна ж завіўку паехала здзелала". А дальше сын пришел в себя и “ўзяў на сябе віну, што сам парэзаўся і ўсё раўно з ей жыве. Пайшоў бульбу даставаць і швы лопнулі (а да гэтага нейкі пузыр вылазіў, ён з ім так і хадзіў).
 
На работу мужчина все-таки устроился, но зарплату перечисляют сожительнице, а та деньги дочке в Минск отсылает. "Я ім пенсію даю: то за газ заплаціць, то хлеба купіць".
 
За водою баба Соня ходит “аж да маста”. Есть колонка и поближе, у некоторых даже в дом проведена, но бабушке не дают набраць, “Кажуць, хай грошы плаціць. Во народ стаў які!”. Просила бабуля в сельсовете провести колонку (она ветеран труда), но не проводят.  

Выбираюсь из Садов пешком — те же два километра, которые Наташа с дочкой проходят два раза в день. При минус шести - не то что при минус пятнадцати - околеть успеваешь быстро. 
-25%
-20%
-20%
-50%
-30%
-30%
-20%
-55%
-25%
-17%
-15%
0070970