Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    31123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    2829301234

Связаться
с редакцией!

Расскажите нам о происшествии или важном факте, который может представлять общественный интерес!

  • Популярное
  • Другие новости

Новость дня

8 декабря 2012 в 14:20
Екатерина Синюк / TUT.BY

Количество людей, которым предстоит выселение из служебных квартир, может исчисляться сотнями. И это только в Минске, говорит руководитель Центра по правам человека Галина Левина. Подлежат выселению те люди, которые десятки лет жили не тужили, не имея никаких проблем. "Видимо, массовое выселение решили провести накануне вступления в силу новой редакции Жилищного кодекса. И выселить независимо от того, что многим идти просто некуда".

Так, недавно странное предписание покинуть квартиру в течение 15 дней получила пенсионерка Людмила Соболько. Квартиру, в которой семья живет ни много ни мало 30 лет, получил еще муж Людмилы - от "Минских тепловых сетей", однако, не доработав 3 года до того момента, когда служебное жилье могло перейти в его собственность, муж уволился и вскоре умер.
 
По еще действующему Жилищному кодексу (в марте 2013-го вступит в силу новая редакция. - TUT.BY), сама квартира может перейти в собственность работника в случае, если он проработал в организации, предоставившей жилье, не менее 10 лет. Либо умер на рабочем месте. В противном случае по иску его нанимателя он должен освободить жилплощадь. При этом наниматель не должен "хлопать ушами", а проследить, чтобы бывший работник покинул жилплощадь в течение трех лет - на жилье распространяется трехгодичный срок "исковой давности".
 
Это как раз случай семьи Соболько. Однако "Минские тепловые сети" не только не опомнились в течение трех лет, но и оказались не против, чтобы… закрепить за семьей бывшего сотрудника еще одну комнату. Как рассказала TUT.BY Людмила, сама квартира - двушка - поначалу принадлежала семье только частично: одну комнату занимали Соболько, вторую - другая семья. Кухня общая. Как только вторая семья выселилась, Людмила Соболько написала соответствующее ходатайство в Администрацию Октябрьского района. Взамен же семья пообещала "сняться" с общей очереди на жилье.
 
Логично, что в Администрации должны были Людмиле не просто отказать в закреплении комнаты, а сообщить о ее обязанности выселиться. Однако местные власти внимания на то, что муж уже 15 лет как не работает, не обратили и закрепили комнату. В результате с 1999 года семья Соболько стала "обладательницей" двухкомнатной квартиры. Кстати, когда комнату закрепляли, никто даже не настаивал, чтобы семья снималась с очереди.



"Конечно, странно, муж 15 лет как не работал, а нам отдали вторую комнату. Но я ничего не заподозрила. Значит, выселять никто не собирался", - говорит Людмила. Правда, когда в 2007 году - уже после смерти мужа - она захотела еще и приватизировать жилье, то получила отказ. Тогда Людмила снова забеспокоилась: не выселят ли? И пошла в Министерство ЖКХ. Там ей ответили, что приватизировать, конечно, не дадут, но и не выселят! "Как жаль, что это было лишь на словах", - говорит теперь Людмила.
 
Жизнь шла своим чередом и вдруг в ноябре этого года в почтовом ящике ни о чем не подозревавшая Людмила обнаружила предписание: "УП ЖРЭО Октябрьского района Минска" сообщает, что жилое помещение является служебным жилым помещением государственного жилищного фонда. Данное жилое помещение было предоставлено Александру Соболько, который снят с регистрационного учета по указанному адресу. <…> Договор найма служебного жилого помещения расторгается <…> Вам необходимо в течение 15 дней с момента получения данного предписания освободить жилое помещение”.

Внизу приписка - "в противном случае УП ЖРЭО Октябрьского района Минска" будет вынуждено обратиться в суд с исковым заявлением о выселении вас из вышеуказанного жилого помещения со всем принадлежащим вам имуществом без предоставления другого жилого помещения с отнесением на вас всех судебных расходов". Предписание подписано директором ЖРЭО П.П. Степановым.
 
Людмила Соболько

Что интересно, мотив ЖРЭО, согласно предписанию, заключается в том, что их бывший работник - муж Людмилы - уже якобы получил другие "метры", и, стало быть, в служебном жилье уже не нуждается. Но о каких метрах идет речь, если с 2007 года, кроме метров на кладбище, он уже ничего не имеет?
 

 
Походы по инстанциям помогли пенсионерке понять, что ноги у предписания растут из новой редакции Жилищного кодекса. Именно там появилась четкая формулировка о том, что служебное жилье предоставляется работникам только на время "службы". В собственность служебное жилье больше переходить также не будет. Единственный вариант, который теперь предлагают местные власти Людмиле Соболько - заключить договор еще на 10 лет, чтобы за это время она построила кооперативное жилье.
 
"Это не договор, это приговор. Через 10 лет мне будет 74, неизвестно, что может быть. Даже если я умру, то детей ведь всё равно выселят. Что с ними будет? У меня нет возможности строить даже с привлечением льготного кредита. У меня слишком маленькая пенсия. Дочь моя имеет серьезное заболевание, я переживаю. Поэтому я отказалась подписывать такой договор" .

Кстати, есть уже примеры того, как похожие договоры приводили к тому, что к моменту их окончания люди оставались на улице. Пока известные нам примеры касаются выселения из социального жилья, но эксперты отмечают, что и для служебного жилья схема одна и та же. 
 

"Центр по правам человека": "Очевидно, что запустился конвейер"


По словам руководителя ОО "Центр по правам человека" Галины Левиной, которая сейчас помогает пенсионерке искать выход, ситуация абсурдная. И, более того - не единичная. В "Центр по правам человека" с такой же проблемой обратился уже не один человек.
 
Похожая ситуация - у Марии С., муж которой - работник ЖЭСа в Октябрьском районе - в 1994 году году тоже получил служебную квартиру. С мужем Мария в разводе, но квартиру удалось официально переоформить на себя. Что важно - муж Марии тоже недоработал 2 года до того момента, как квартира могла бы перейти в собственность. Когда мужчина в 2003 году уволился, семью могли выселить на абсолютно законных основаниях в течение трех лет. Снова никто этого не сделал. Вспомнить про них решили лишь... в сентябре 2012-го. Мария уже получила два предписания о том, что должна покинуть помещение.
 
Причина выселения, указанная в предписании - "в связи с инвентаризацией государственного жилого фонда".

В связи с инвентаризацией государственного жилого фонда

"Очевидно, что запустился конвейер, иначе это явление объяснить трудно: они посмотрели по спискам, кто у них уже не работает, заготовили "шапку" предписания и всем разослали".

Конвейерную работу по выселению всех "бывших" подтвердили и Людмиле Соболько. Когда женщина обратилась в ЖРЭО за разъяснениями, получила ответ, что у них такая форма предписаний отправляется всем, кому надо будет освободить служебное жилье.


"Надо было этим людям самим в течение трех лет выселяться. Чего они ждали?"


В ЖРЭО Октябрьского района TUT.BY сообщили, что таких "выселенцев" только в Октябрьском районе около 40 человек и хватает таких по всей стране. Более того, выселения ждут еще и те, кто занимал маневренное жилье и про кого тоже вдруг решили вспомнить.

Однако, например, в ЖРЭО Октябрьского района отмечают, что срок исковой давности ни при чем, и "мы вряд ли чем-то тут можем помочь". "Мы работаем согласно Указу президента №565, а по нему все, кто безосновательно занимают служебную жилплощадь, вынуждены покинуть ее". При этом на вопрос, неужели могут выселить пенсионерку, нам ответили: "Если она не освободит помещение, будем ее выселять в судебном порядке".
 
Правозащитница Галина Лёвина на такие ответы только разводит руками: "Указ президента перечеркивает срок исковой давности? Разве это правильно? Вы представьте, у скольких людей будут поломаны судьбы".
 
Постановление от 30 марта 2000 года Пленума Верховного суда Республики Беларусь

TUT.BY также обратился в отдел по обеспечению деятельности Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации. Именно там готовили новую редакцию Жилищного кодекса. Там нам сообщили, что какой-либо статистикой по стране о том, скольким людям еще предстоит выселение, не обладают. Однако тоже уверены, что срок исковой давности ни при чем. "Надо было этим людям самим в течение трех лет выселяться. Чего они ждали? Такие люди есть в стране, и к ним государство относится жестко - иначе ведь можно государственный жилищный фонд оставить без жилья. Надо искать адвокатов, ничего удивительного в решении ЖРЭО нет".

"Я бы, может, и оставила эту квартиру, но идти некуда. Нет ни деревни, ни родственников, ни какой-либо другой квартиры", - говорит Людмила Соболько. Не имеет другой площади и Мария С. "Я бы начала строительство, если бы знала, что так всё обернется, но не могу же я построиться за 10 дней", - возмущена она.
 
С вступлением в законную силу новой редакции Жилищного кодекса служебное жилье будет даваться на других условиях, это понятно и об этом говорится уже давно. "Но здесь важно два аспекта, - говорит Галина Лёвина. - Во-первых, срок исковой давности всё равно никто не отменял - "Минские тепловые сети" в случае с Людмилой и ЖЭС в случае с Марией упустили возможность выселить семью. Людмиле еще и комнату закрепили! Если есть постановление Пленума Верховного суда о том, что на иск дается 3 года, значит, эту норму должны выполнять. Во-вторых, и по старой редакции Жилищного кодекса, и по новой из служебного помещения не могут быть выселены пенсионеры без предоставления другого жилого помещения".