Катя Пытлева,

Ежегодно в Беларуси проводится более 30 тысяч абортов. То есть около половины детей не доживают до момента рождения. Этой осенью в Палату представителей Национального собрания будет внесен проект новой редакции Закона Республики Беларусь "О здравоохранении", именно этот документ разрешает и регулирует проведение абортов на территории нашей страны.

Со своими предложениями об изменениях выступили представители религиозных конфессий, которые, в частности, предложили в обязательном порядке направлять всех женщин, пожелавших прервать беременность, на собеседование в специализированный центр, а также исключить социальные показания как основания для проведения абортов.

Что толкает белорусских женщин делать аборты: социальная неустроенность или обыкновенный эгоизм? Чья жизнь дороже и как уменьшить количество случаев прерывания беременности, при этом не ущемляя права женщин?

Павел Сердюк, Александр Бич, Анна Шадрина, Елена Минченя

Эти и другие вопросы в дебат-шоу "Угол подозрения" бурно обсуждали Павел Сердюк, иерей, настоятель прихода храма Святителя Николая Японского г. Минска Белорусской Православной Церкви; главный врач Городской гинекологической больницы Александр Бич; журналистка и магистр социологии Анна Шадрина и Елена Минченя, гендерная исследовательница, преподаватель, сотрудница центра гендерных исследований ЕГУ.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (31.82 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео

Почему в Беларуси вносят поправки о проведении аборта, но не рассматривается закон о запрещении их в целом?
Анна Шадрина:
Уже давно известно, что запреты на аборты не приводят к тому, что аборты перестают делаться. Если женщина не хочет рожать, ее заставить никто не сможет: она сделает криминальный аборт, или сама прервет свою беременность, или выносит и родит ребенка и отдаст его на воспитание государству.

Отец Павел: Мы наследники страны, которая родилась в крови революции. Именно советское государство первое в мире легализовало аборты. Мы плоды антисемейной политики, которая проводилась раньше. Поэтому наш выбор зависит от прошлого.

Александр Бич: А общество готово к тому, чтобы мы пошли запретным путем проведения медицинского аборта? Когда Румыния запретила аборты (уже в наше время), количество криминальных абортов и материнских смертей резко увеличилось. Но на демографической ситуации это не сильно сказалось. Мое личное мнение как врача – не должно быть абортов, потому что каждая жизнь имеет право на жизнь. Но есть ли сегодня в нашем обществе альтернатива ему? Хороша ли контрацепция как альтернатива аборту для здоровья женщины? За 32 года работы, имея огромный опыт, я уже 7 лет не делаю аборты, потому что это противоестественно.

Сейчас законодательно вопрос об аборте не рассматривается, хотя я считаю, что для нашего государства надо бы издать отдельно закон об абортах как промежуточный этап, чтобы улучшить репродуктивное здоровье женщин.

Анна Шадрина: Мировой опыт показывает, что единственная возможность сократить количество абортов – это объяснять населению, как пользоваться контрацептивами. Если мы будем запрещать аборты, разве беременность от этого станет желанной?

Елена Минченя: Феминизм, гендерные исследования не выступают за аборты. Они выступают за желанную беременность. Никто не говорит, что аборт – это прекрасно. Это травматичная процедура, но это право женщины. В Западной Европе число абортов низкое, но там они разрешены.

Александр Бич: А какова демографическая ситуация в странах Западной Европы?

Анна Шадрина: Вы знаете хотя бы одну женщину, которая родила, чтобы улучшить демографическую ситуацию?

Когда выступают против абортов, люди в первую очередь говорят, что это вредно для женщины. Насколько в Беларуси это безопасная процедура?
Александр Бич:
Аборт никогда не был безопасной процедурой. В нашей республике на сегодняшний день распространен инструментальный аборт, вслепую происходит принудительное расширение шейки матки, вводится металлический инструмент и производится дробление эмбриона и вытаскивание его наружу. Вакуумный аборт тоже инструментальный. Сегодня стоит вопрос о том, чтобы минимизировать травму женщины во время медицинского аборта, делая медикаментозный аборт. Но государство пошло на то, чтобы уменьшить количество абортов, сделав его платным. На сегодняшний день любой аборт платный.

Физиологически с наступлением беременности организм настраивается на то, чтоб выносить ребенка. Когда происходит прерывание беременности, в организме происходит сумасшедшая гормональная буря.

Почему не сделать аборт платным, соизмеримым по цене с суммой, которая необходима на то, чтоб вырастить ребенка?
Александр Бич:
Сегодня в плане доступности аборта нет никакой проблемы. У женщины есть право выбора, какой аборт она будет делать. Медикаментозный аборт стоит в пределах 350 тыс.

Анна Шадрина: Дело в том, что медикаментозный аборт производится на самых ранних стадиях беременности. Если попросить женщину собрать справки от родственников, дать ей неделю тишины и консультацию у психологов, мы просто отстраняем срок. И придется делать инструментальный аборт, наиболее опасный.

В одну из поправок к закону о здравоохранении белорусская церковь предложила внести 5 дней ожидания после подачи заявки на аборт. Зачем?
Отец Павел:
Совместно с Министерством здравоохранения мы проводили проект "Право на жизнь". От каждой ведущей религиозной христианской конфессии в Беларуси были подготовлены специалисты-консультанты. В 6 медицинских учреждениях был проведен полугодовой эксперимент по предабортному консультированию. Задача волонтеров была осуществить одно из основополагающих прав – право на информацию. Результаты были положительные: женщины оставляют своим детям возможность жить.

Проблематика, которую мы обсуждаем, это драма нашей культуры.

Анна Шадрина: Вы оцениваете, а почему мы вообще должны знать, какое мнение у церкви? Ведь мы обсуждаем светские законы. Совершенно не все разделяют ваши религиозные убеждения. Женщины, которые не могут делать аборты по религиозным убеждениям, не делают.

Александр Бич: Вопрос в том, чтобы помочь обществу.

Анна Шадрина: Почему у нас десятки тысяч детей оказываются без попечения родителей? Почему десятки тысяч детей оказываются в ужасающих жилищных условиях? Почему 1% мужчин берет декретный отпуск? Почему 80% мужчин считают, что забота о семье – это проблема женщины? Почему десятки тысяч мужчин отказываются выплачивать алименты?

Александр Бич: До тех пока общество не решит эти проблемы, аборты никто запрещать не будет. Нормальной альтернативы аборту сегодня нет, все это прекрасно понимают.

Какие альтернативы предлагает женщинам церковь? Какими доводами вы убеждали женщину сохранить ребенка?
Отец Павел:
Среднестатистический портрет женщины, которая готова прервать свою беременность, не имеет ничего общего с асоциальным образом жизни. Как правило, это замужняя женщина от 28 до 35 лет, у которой решены жилищные вопросы, у которой есть один или двое детей.

Материальная помощь женщине в случае, если она находится в состоянии кризисной беременности, это пункт, который идет последним. Я не могу не сделать укор нашим мужчинам. Инфантилизация мужской части нашего общества приводит женщину к такому выбору: она покинута. Семья – это супружество, родительство и родство. На сегодняшний день старшее поколение, которое всегда выполняло роль передатчика традиций семейного воспитания, социализации, часто ратует за то, чтобы жизнь молодых девушек начиналась с драмы. 35% женщин после первого прерывания беременности становятся бесплодными.

Александр Бич: Бесплодие, невынашивание, воспалительные процессы – основные из возможных последствий абортов. В плане травматизации матки и психологического состояния женщины медикаментозный аборт вызывает меньше стрессов и осложнений, чем инструментальный аборт.



Стоит ли больше работать над темой контрацепции, нежели над борьбой с абортами? Может, стоит обсуждать, как сделать так, чтобы нежелательных беременностей было меньше?
Елена Минченя:
Нужно смотреть на проблему в социальном контексте. Конечно, необходимо сексуальное образование. Сейчас начало половой жизни очень раннее, а никто не готов обсуждать это с ребятами. Вообще психологи говорят, что сексуальное образование надо начинать с 6 лет.

Отец Павел: То, каким образом проводится сексуальное образование в школах, это программы развращения человека. Они рассчитаны на то, чтобы внедряться в сознание ребенка, когда он еще не готов и не интересуется этой сферой.

Анна Шадрина: Дети начинают интересоваться этими вопросами с 4 лет.

Отец Павел, что тогда может уберечь общество от нежелательных беременностей?
Отец Павел:
Наши дебаты сейчас – одно из проявлений кризиса семьи. В семье человек проходил становление, в том числе сексуальное.

Елена Минченя: Дело в том, что 50% взрослого населения Земли не живет в такой форме.

Отец Павел: В нашей традиционной белорусской культуре сформирован пласт дифференцированного подхода к воспитанию юношей и девушек. Причем говорится не о технической стороне отношений, а о красоте.

Александр Бич: Все равно мы должны образовывать население. По российской статистике, первый опыт начала половой жизни у подростков идет с 10 до 14 лет. 25% девочек к 18 годам уже имеют около трех партнеров. К 14 годам уже надо провести какую-то работу, чтобы предотвратить это. По статистике центра, дружественного подросткам, 80% школьниц не живут половой жизнью. Процент живущих половой жизнью среди тех, кто уходит из школы в училища, ПТУ, значительно повышается. Это говорит о том, что там, где эта работа ведется, результат есть.

Допустим, женщина 35 лет хочет сделать аборт. В результате она сталкивается с серьезным давлением общества. Что ей делать? Из-за негативного отношения общества к абортам в Беларуси последние годы растет количество домашних абортов. Как с этим бороться?
Отец Павел:
Выход – создание центров кризисной беременности. Мы обладаем небольшой возможностью дать таким женщинам некую гармоничную среду пребывания, без алкоголика-сожителя. Через наш центр кризисной беременности "Матуля" прошли несколько подопечных. Я еще не встречал ни одну женщину, которая, сохранив жизнь ребенку, сказала бы потом: "Почему вы заставили меня изменить мое решение?".

Анна Шадрина: Дело в том, что только женщина вправе решать, есть у нее ресурсы, чтобы рожать, или нет. Больше никто за нее решить не может.

Отец Павел: Есть мужчина.

Елена Минченя: Мы же обсуждали, что мужчины не принимают участия в воспитании детей.

Александр Бич: Когда проводился эксперимент и женщина шла на аборт после посещения кабинета психолога и священника, из 15 женщин в неделю двух отговаривали. Возможно, с женщиной просто никто не поговорил. Вопрос стоит в том, как сделать так, чтобы абортов было меньше.

Одна из предложенных поправок в этот закон об абортах, что женщина, которая состоит в браке, обязательно должна предоставить согласие мужчины. Почему желание женщины, которая потратит гораздо больше физических, моральных сил на воспитание ребенка, не является главным в этом отношении?
Отец Павел:
В зачатии участвует двое. Почему вдруг вся мера ответственности перекладывается на женщину?

Анна Шадрина: Действительно, почему мужчины избегают алиментов, не хотят участвовать в заботе о детях? Кто занимается воспитанием детей?

Александр Бич: Нормально, когда оба принимают участие в том, быть или не быть. Мужчина должен принимать в этом участие. Другой вопрос, если женщине не с кем посоветоваться, никто не подставил жилетку, чтобы поплакаться в нее. Тогда женщина принимает решение сама. В основном женщина принимает решение о том, будет она делать аборт или нет. Но мы должны поставить вопрос о роли мужчины в данной ситуации. Должен ли он принимать участие в воспитании ребенка, платить алименты?

Может, стоит ввести финансовую ответственность мужчины как биологического родителя?
Александр Бич:
Мы можем обсуждать этот вопрос, и каждый из присутствующих скажет "да", но этого не будет.

Елена Минченя: Я не выступаю за наказание кого бы то ни было: мужчины или женщины. Идеально, когда оба принимают решение о том, как они поступят, какие у них перспективы и как они видят свою семью. Но крайне опасно поставить женщину в ситуацию, когда она должна будет принести какую-то бумагу. Мы открываем дорогу для тех семей, у которых есть проблемы в отношениях. Для этих семей будет катастрофа: женщина ставится в зависимость от настроений другого человека и является неравным субъектом. Не у всех семейная жизнь хорошая. В Швеции отцы по закону обязаны взять отпуск по уходу за ребенком, 12 недель. По статистике, там женщины охотнее рожают.



Будет рассматриваться новый закон. Какие поправки в нашем законе должны быть, какие не должны быть? Или ничего не стоит менять?
Елена Минченя:
Я бы оставила так, как есть. Очень важно сохранить право женщины на легальный, профессиональный аборт. Уменьшение количества абортов должно быть достигнуто не за счет запрета. Эти поправки ограничивают доступ женщины к ее праву репродуктивной свободы.

Отец Павел: Независимо от принятия законопроекта церковь будет говорить, что выбор жизни гораздо лучше выбора смерти. В случае необходимости обращайтесь в Центр поддержки семьи и материнства "Матуля". Есть сайт, телефоны горячей линии. В Могилеве есть благотворительный фонд "Открытые сердца". Качественная консультация позволит осуществить выбор более осознанно.

Анна Шадрина: Сексуальное просвещение начинается с раннего детства. Аборт должен быть крайней мерой, редкой, безопасной. Мы должны сделать так, чтобы нежеланной беременности не наступало. Если она наступает, у женщины должно быть право распоряжаться своей жизнью.

Александр Бич: На данном этапе развития нашего общества я бы оставил то, что есть. Но я бы пересмотрел социальные показания для медицинского аборта, их надо было бы ужать до минимума. Но действия медицинских работников и церкви направлено на то, чтобы уменьшить количество абортов.

Мы попросили нашу Skype-аудиторию высказаться на тему дискуссии. Ниже мы приводим наиболее яркие мнения. Спасибо за ваше участие! Напоминаем: наш эфирный Skype - tutbyair.

mass.effect1: Против. Сделали - давайте воспитывайте. Для нежелательной беременности оба партнера должны предохраняться. И да, чего презервативы-то дорогие? А? Может, ценовую политику в отношении контрацептивов пересмотреть стоит?


Volha Charnykh: ИМХО запретить аборты без медицинских показаний. Аборт - это убийство. Хотя многие феминизированные и особо освобожденные представительницы прекрасного пола сообразили уже ссылаться на Конституцию, где сказано, что человек имеет право на жизнь от момента РОЖДЕНИЯ. Т.е. до этого момента человек, что, - не человек? Хотя, согласно российскому законодательству, да, человеком считается плод ПОСЛЕ отделения пуповины, в Беларуси, по ходу, так же, в Германии с 8-й недели, в христианстве и иудаизме от зачатия, в исламе от 120-ого дня (селится душа в человеке).

Есть очень распространенная в интернете притча про аборт:
Пришла как-то к старцу некая семейная пара.
- Отче, - говорит супруга, - я ожидаю ребенка, а у нас уж и так четверо детей; коли пятый родится - не проживем. Благословите сделать аборт.
- Вижу, живется вам непросто, - отвечает старец, - что ж, благословляю вам убить своего ребенка. Только убивайте старшую дочь, ей ведь уже пятнадцать лет: чай, пожила уже на свете, кое-что повидала, а тот кроха и лучика солнечного еще не видел, несправедливым будет лишать его этой возможности.
В ужасе женщина закрыла лицо руками и зарыдала…


Sergei Lavrinenko: нужно усовершенствовать техническую систему абортов, сделать их максимально безопасными для здоровья женщины по передовым технологиям; за это ставить стоимость процедуры сравнимую со стоимостью воспитания ребенка, т.е. несколько тысяч у.е. Для изнасилованных создать специальный фонд, где стоимость процедуры возмещалась бы за счет насильника или бюджета. Ввести уголовную ответственность за нелегальные аборты как для абортируемых, так и для врачей.


Irina Klints: дополнила бы - ответственностью за аборт, сделанный женщиной, для мужчины. Финансовой ответственностью прежде всего. Имхо, резко уменьшится количество мужчин, желающих заняться незащищенным сексом "патамушта так приятнее", и как следствие - уменьшится количество незапланированных беременностей.



agureklama: Ужесточил бы законодательство в данной сфере, вплоть до принудительного рождения ребенка, а родительницу наказывал мерами уголовного характера. Аборт можно было бы оставить только в рамках медицинских показаний и т.п.


Eugeni: К сожалению, не могу похвастать знанием законодательства относительно этой проблемы. Считаю, что запретительными мерами никогда проблемы не решались. "Не убий!" - должно быть заложено в сознание человека в самом начале его воспитания. И если в мире люди будут продолжать решать свои житейские проблемы с помощью убийств, то будет и убийство нерожденных людей. Сначала в душах людей нужно бережно и терпеливо выращивать зерна святости человеческой жизни, святости человека, его Божественной сущности, только тогда эти зерна дадут благодатные всходы в решении проблемы человеконенавистничества. Основная задача государства и исполнительной власти сегодня - всю мощь масс-медиа направить на решение этой нелегкой задачи. Телевидение, этот аппарат... Могущественное оружие массового воспитания превратить из аппарата одурманивания населения в орудие нравственного воспитания. Сколько эфирного времени тратится просто впустую или в целях рекламы ширпотреба. Это нам нужно??? Пора уже обществу просыпаться быстрее, или будет поздно. Воспитание - процесс длительный, кропотливый...



Татьяна: Я считаю, что делать или не делать аборт - это решение, которое каждая женщина должна принять сама. Ну, запретят делать аборт, к чему это приведет??? Станут делать подпольно или просто принимать таблетки, алкоголь и так далее во время беременности, чтобы спровоцировать выкидыш. Найдут способ избавиться от ребенка, да еще и свое здоровье повредят, лучше уж так... Нет ничего ужаснее, чем появление на свет ребенка, который не нужен своим родителям, дети должны быть желанными.


avonelink: Здравствуйте! Спасибо за внимание к этой теме. Когда получил это сообщение, то сразу вспомнил про своего отца. Он половину жизни проработал в медицине (до 2009 году заведовал отделением УЗИ-диагностики в госучреждении Минска) и всегда поддерживал позицию против абортов. Вот уже больше трех лет служит в Русской Православной Церкви в Новогрудской и Лидской епархии в г. Слониме. За это время он с близкими по духу и вере людьми организовал движение по борьбе с абортами и защите материнства и детства. В настоящий момент эта просветительская работа остается едва ли не самым главным приоритетом в его деятельности. Был проведен ни один десяток встреч в женских консультациях, и Божьей помощью и словами моего отца было спасено несколько детских жизней. Работа очень напряженная, и многим будущим мамам сложно переубедить себя не делать аборт...
-40%
-20%
-15%
-30%
-30%
-10%
-20%
-10%
0068627