/

Оказывается, белорусская интернатура – почти такая же, как та, которую показывают в популярном сериале "Интерны". Разве что никто так не орёт на своих подопечных, как в сериале "злой, но справедливый" Быков, рассказывает Ирина Черник - интерн одной из минских поликлиник. Как живется молодому интерну в нашей стране, узнавала корреспондент TUT.BY.

"Пациенты-ухажёры ищут меня через соцсети – на приёме кокетничать, видимо, стыдно"

Интерном Ира "подрабатывает" уже как третий месяц. "Я заступила на пост 1 августа. Считается, что интернатура в Беларуси – это как сертификация диплома, без которого врач не имеет право вести самостоятельную врачебную деятельность. Вся интернатура длится 11 месяцев по несколько недель в разных учреждениях здравоохранения. Меня сначала распределили в поликлинику. Встретили хорошо: от работников регистратуры до главврача:) Правда, в терапевтическом отделении, куда я непосредственно пошла трудиться, одновременно ушли в отпуск 3 врача, и помощь только что "вылупившегося" поколения врачей была востребована".
 
Согласно Трудовому кодексу и другим положениям, врач-интерн должен находиться на рабочем месте в течение того времени, которое прописано трудовыми положениями отделения, но при этом выполнять половину нагрузки врача.
 
"Если смена длится 5 часов, то за все время амбулаторного приема я как интерн должна принимать не 25 пациентов, как это делает участковый терапевт, а половину. На деле все обстояло не так, - рассказывает Ира. - Прием был у меня без талонов, и фактически за смену приходилось "удовлетворять медицинские потребности" всех, кто обращался. Это как раз и составляло примерно 25 человек. Без опытной медсестры и помощи заведующей отделением работать я смогла бы вряд ли".
 
Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Кстати, 5 часов смены – это только в кабинете. Еще 2 часа отводится на посещения пациентов на дому. "Коллеги рассказывали, что, бывает, вызывает на дом алкоголик какой-нибудь, ты идешь, а он закрывает дверь и говорит: "Я тебя не выпущу, пока ты мне больничный не выпишешь". К пациентам приходится ходить и днем, и вечером, когда темно. Понятно, что никто меня не сопровождает, - не положено. Врачи, которые долго работают на участке, обычно знают своих пациентов хорошо, поэтому не боятся. А мне пока бывает страшновато", - признаётся Ира.
 
Но ко всему со временем адаптируешься, отмечает молодая врач. "К чему я так не смогла адаптироваться, так это к наглости и агрессии пациентов. И тут я не заметила никаких возрастных ограничений: в кабинет в любое время может ворваться как молодой парень, потому что "надо срочно выписать рецепт на антибиотик", так и бабушка, размахивающая клюшкой и требующая выписать лекарства по льготе. Причем, заметьте, даже те лекарства, которых в перечне льготных нет, - возмущается интерн. -  А с пациентами, которые "только спросить", вообще сложно бороться. Бывает такое, что таких "спрашивающих" может набежать целый коридор и, как показывает практика, им всем обычно глубоко наплевать, что в этот момент у меня пациент, извините, полуголый!"
 
"Иногда на приеме интересуются, почему я такая молодая, - продолжает Ира.- Я терпеливо отвечаю, что я  - врач-интерн, что я еще учусь и т.д. Понятно, что часто приходится ходить за консультацией в соседний кабинет к заведующей отделением. Но пациенты и там умудряются на меня нападать: "Что вы отвлекаете заведующую?" "Что вы мешаете ей работать?" У меня первое время прямо волосы дыбом становились от такой наглости и какой-то нелогичности людей!"
 
А многих пациентов Ира называет не иначе как диктаторами. "Практически с первого дня работы я разглядела особую категорию пациентов - диктаторов. Это те пациенты, которые приходят к врачу, вероятно, не за лечением, а за удовлетворением собственных амбиций. В приказном тоне они начинают врача учить, какие лекарства им назначать,какой у них диагноз, какие обследования им нужны и т.д."

Ира приводит весьма характерный пример: "Назначаешь пациенту перечень обследований, даешь направление. В направлении есть перечень всех возможных анализов, но я обвожу кружочком только те, которые лаборатория должна будет человеку сделать. Естественно, ставлю на документе свою подпись. Что делают пациенты: приходят домой, обводят кружочками еще другие (и часто ВСЕ) обследования и лаборатория вынуждена делать по всем, ведь подпись врача стоит! В результате человеку, у которого диабет, делают такой анализ, который нужен, например, только при пересадке печени. Для бюджета это большие траты впустую".
 
Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Кстати, несмотря на недолгий срок работы, молодой интерн уже тоже успела получить свою первую жалобу.
 
"На прием пришла женщина с общими клиническими симптомами. Я бы в обычной ситуации выписала ей больничный. Но у нее на карточке была пометка, что она относится к лицам часто и длительно болеющим. Это значит, что за один период времени она очень часто бывает на больничном. Такие люди ставятся поликлиникой на особый учёт, больничный им выдаётся только через заместителя главного врача по медицинской части. Я ей говорю это, отправляю на анализы, с которыми ей потом надо к замглавврачу, а она... поднимает крик! Поорала, вылетела из кабинета и написала жалобу, что я отказала ей в лечении".
 
Тем не менее несмотря на жалобы и недовольство на медленный прием, некоторые пациенты были искренне рады молодому врачу. "Приходили на прием мужчины в абсолютно разных статусах - "женат/холост", "молодой/пожилой" - и, что интересно, животы втягивали все, когда я выслушивала хрипы в легких:) Некоторые даже осмеливались приглашать на свидания через соцсети. На приёме кокетничать, видимо, стыдно".
 
Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

"Да, не замужем, свободна:)", - признается Ира. Но на свидания с пациентами, говорит, не ходила. Молодая врач признается, что ухажёры оказались слишком юные – одному 20, другому - 22.
 
Наиболее активные пациенты-симулянты – женщины бальзаковского возраста

Научила жизнь интерна распознавать и пациентов-симулянтов. Как ни странно, почему-то чаще это женщины бальзаковского возраста, отмечает юный врач: "Вроде взрослые, приличные такие с виду. А на работу идти не хочется, и начинается маскарад". Кстати, схема и у женщин, и у мужчин всегда примерно одинаковая:
 
"Пришел ко мне недавно на прием молодой человек. Спрашиваю: что болит? Он начинает театрально показывать: вот здесь, вот здесь и вот здесь. Глаза закатывает! Уточняю: что именно беспокоит? Температура повышается? Да, говорит, повышается. Измеряем – нормальная температура. Кашель есть, спрашиваю. Есть, отвечает пациент, но при этом он за весь прием ни разу не прокашливается. Насморка, признается, нет. Говорю, что на данный момент я не могу выписать вам больничный, потому что считаю, что вы трудоспособны, и если станет хуже – приходите завтра. Приходит завтра – и всё то же самое. И уже думаешь: что же с ним такое? Может, не разглядела чего? Смотришь на карточку – а у него завтра день рождения. Потом пациент признался, что хотел больничный для того, чтобы куда-то поехать свой праздник отмечать".
 
Конечно, если "актёра" разоблачают, может начаться скандал. Что интересно, скандалят часто еще тогда, когда врач отказывается давать на руки амбулаторную карту.
 
"В отношении амбулаторной карты врач и пациент находятся по разные стороны баррикад: пациент усиленно желает прочесть, что пишет про него доктор, а доктор, наоборот, не хочет, чтобы пациент это делал. То, что нужно, доктор скажет пациенту в лицо. Карточка - не личная собственность пациента, как он думает, а документ для врача и для других врачей. В крайнем случае, для прокуратуры. Например, у человека может быть подозрение на рак, а это надо сделать в амбулаторной карте запись, и пациенты могут по - разному на такие записи реагировать".
 
Именно поэтому во многих поликлиниках Минска карты на руки не выдаются. "В нашей поликлинике тоже нельзя отдавать карточки. Но пусть простит меня моя поликлиника, амбулаторные карты на руки "особо жаждущим" я выдавала, потому что хотела вернуться домой с тем же количеством волос и зубов. Некоторые – очень часто именно молодые девушки - настаивают на выдаче карточки потому, что они "просто хотят, чтобы карта была дома". А некоторые на полном серьёзе умоляют отдать, потому как карточка у них якобы традиционно стоит дома под иконами и делает их здоровее".
 
После месяца работы с людьми возвращалась домой, накрывалась пледом и наслаждалась тишиной

Иногда споры из серии "отдайте карточку – не отдам" здорово отнимают время у других пациентов. А его и так очень и очень мало, признается Ира. "Считаю, что надо увеличить время приема на одного пациента. 12-ти минут маловато для того, чтобы пациент, для начала, успокоился после споров за очередность в коридоре, затем - рассказал свои жалобы, и после этого – "отдал" себя на осмотр врачу. После осмотра врачу еще надо принять решение, как лечить, выписать рецепт и т.д.".
 
По словам молодого врача, эти "12 минут на пациента" помогли ей понять, почему многие жалуются на злых, невнимательных врачей. "В таких условиях и врач постоянно думает, что не успевает, что надо скорее завершить осмотр, ведь за дверью ждет другой человек".
 
"Вообще после месяца работы с людьми я бежала домой, лезла под плед, включала какую-нибудь комедию и до утра не вылазила из-под него. Либо ложилась на кровать и просто наслаждалась тишиной. Иногда и на звонки не хотелось отвечать. Вот так лежала и не могла понять, откуда в людях столько глупых манер, столько злости и сил кричать? А главное, как их лечить, если многим собственное здоровье по барабану".
 
Кстати, отношение белорусов к собственному здоровью - это отдельная тема для разговора. "Выписываешь больничный, назначаешь лекарства, чтобы лечился, а он приходит к тебе через несколько дней и на вопрос "Что вы принимали?" отвечает "Ничего". Спрашиваешь, почему, а ответа нету. Получается, человек не соблюдал больничный режим, и в своих бедах часто начинает винить врача. Кроме того, мы выписали ему освобождение от работы. В итоге он просто так просидел дома".

Однако, оказывается, таких недобросовестных пациентов можно наказать. "Врач может сделать в больничном листе запись, что человек не соблюдал лечебный режим. Поскольку эта бумага идет в бухгалтерию на работу, то такая запись может быть основанием для того, чтобы больничный сотруднику не оплачивать", - говорит Ира.
 
Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Пациент – доктору: "Не хочу в больницу, мне в парикмахерскую надо:)"

Что Ирину особенно не радует как врача-интерна, так это зарплата. "У интерна по терапии она составляет 1,5 миллиона, у интернов - хирургов, гинекологов и анестезиологов чуть выше, но не настолько, чтобы удовлетворить молодое тело и душу. 1,5 млн, понятно, заканчиваются быстро, особенно с учётом того, что приходится снимать комнату. Сколько сейчас арендодатели "дерут" за жильё вы, наверное, и сами знаете. Выживаю, потому что родители помогают".
 
Кстати, врачу – интерну по законодательству нельзя работать средним медицинским персоналом, как это делают почти все студенты 6-го курса меда. Так что по профессии сильно-то и не подзаработаешь.

Но, конечно, не все так плохо, ведь часто спасает юмор и новости от пациентов, говорит Ира.
 
"Так, в один из рабочих дней на прием пришла пожилая женщина, которая уже длительное время страдала ишемической болезнью сердца. Основной ее жалобой были усилившиеся боли в сердце при физнагрузке. В такой ситуации показана госпитализация. Услышав это, пациентка явно расстроилась. Она пыталась "отпроситься" от госпитализации, потому что она сегодня… записана к парикмахеру! Мы настояли на том, чтобы она легла в больницу и, конечно, вместо наведения красоты, она скорой помощью экстренно была доставлена туда, где, в отличие от салона красоты, могут поправить работу сердца. Этим же вечером у женщины в больнице случился срыв ритма, но ее спасли". Уже выписавшись, пациентка вернулась к врачу с благодарностями за спасение жизни...
-18%
-50%
-10%
-20%
-50%
-34%
-50%
-28%