Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Екатерина Синюк,

%D0%A4%D0%BE%D1%82%D0%BE%3A%20www.globalist.org.ua
Фото: www.globalist.org.ua
Белорусская православная церковь направила свои предложения по законопроекту "О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении" в Палату представителей Национального собрания. Об этом сообщает сайт "Sobor.by". В конце апреля 2011 года ПП НС приняла законопроект в первом чтении. Этот документ вызвал неоднозначную реакцию общественности, главным образом - религиозной. Тогда же депутаты заявили, что готовы рассмотреть замечания, поступающие к ним в отношении законопроекта.

"Ни ЭКО, ни суррогатное материнство не решают демографической проблемы"

В своих замечаниях церковь выражает депутатам не только своё непринятие суррогатного материнства и ЭКО как методов оплодотворения, но и просит признать: применять все новые биотехнологии можно лишь при соблюдении определенных условий.

В частности, отмечает церковь, женщина должна состоять в браке, и в решение проблемы бесплодия не должна привлекаться третья сторона. По мнению церкви, использование донорской спермы и яйцеклеток недопустимо: при использовании донорских половых клеток нарушается принцип единства и нерасторжимости семейной пары. Получается, что в зачатии ребенка, хоть и косвенно, но задействованы трое: муж, жена и донор. Именно это, по словам священников, ведет к содеянию греха - прелюбодеянию. Кроме того, когда в акте зачатия участвуют трое, то подразумевается еще и измена.

Один из фундаментальных вопросов - правомерность отнесения экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и суррогатного материнства к медицинской помощи, говорится в документе. Церковь полагает, что ни ЭКО, ни суррогатное материнство медпомощью не являются.

"Законодательством установлено, что медицинская помощь - комплекс медицинских услуг, направленных на сохранение, укрепление и восстановление здоровья пациента, включающий профилактику, диагностику, лечение, медицинскую реабилитацию и протезирование, осуществляемый медицинскими работниками. Очевидно, что под данное определение не подходят такие услуги, как ЭКО и "суррогатное материнство". Следовательно, отнесение их в законопроекте к медицинской помощи противоречит законодательству", - отмечается в документе.

В своих замечаниях православная церковь предлагает репродуктивные технологии причислить к "особому виду медицинского вмешательства". При этом так, чтобы отделить репродуктивные технологии от вспомогательных, поскольку "понятие "вспоможение" предусматривает помощь при протекании естественных процессов, как, к примеру, при родах", считает БПЦ.

Само определение суррогатного материнства, по мнению БПЦ, вообще не содержит отличительных признаков, позволяющих отнести его к видам репродуктивных технологий.

"Из содержания норм проекта следует, что суррогатное материнство - это услуга, основанная на договоре, по вынашиванию и рождению ребенка, зачатие которого осуществлено с использованием метода вспомогательных репродуктивных технологий - экстракорпорального оплодотворения. На этом основании суррогатное материнство из видов ВРТ следует исключить", - считает церковь.

"Ни ЭКО, ни суррогатное материнство не решают демографической проблемы. Учитывая критическое положение нашего общества в демографической сфере, а также то, что обсуждаемый законопроект не может иметь никаких значимых последствий в преодолении этого кризиса, разговор о ВРТ и суррогатном материнстве в этом контексте - спекуляция и отвлечение внимания общества от сути проблемы с явно выраженными коммерческими мотивами".

"Наличие такого закона нисколько не будет способствовать реноме Беларуси на международной арене"

В своих замечаниях в адрес законопроекта БПЦ также отмечает, что "закон о суррогатном материнстве в том виде, в котором он представлен на сегодняшний день, "уподобляет Беларусь не Европе, а ЮАР, России, Украине, Казахстану, Грузии, Индии".

"Наша страна, и без того имеющая одно из самых либеральных законодательств в области абортов, рискует превратиться в настоящее репродуктивное эльдорадо. Суррогатное материнство - сомнительный бизнес преимущественно отсталых и развивающихся стран, и наличие такого закона нисколько не будет способствовать реноме Беларуси на международной арене".

Сегодня сурматеринство практикуется в полутора десятках государств. В подавляющем большинстве стран суррогатное материнство целиком или частично запрещено в силу сложившихся культурных или религиозных традиций. При этом, подчеркивает БПЦ, "не совсем понятны высказывания отдельных авторов законопроекта, в которых утверждается, что закон заимствовал "самое лучшее" из аналогичных законодательств США, Великобритании, ФРГ, Франции, Австрии, Литвы, Эстонии.

"Что подразумевается под лучшим - непонятно, особенно если учесть, что почти во всех перечисленных странах суррогатное материнство запрещено", - говорится в замечаниях церкви.

К примеру, во Франции дети, рожденные от суррогатных матерей, даже не могут быть признаны гражданами этой страны. В Германии преступлением считается любая попытка осуществить искусственное оплодотворение или имплантацию человеческого эмбриона женщине, готовой отказаться от своего ребенка после его рождения. В Австрии, Норвегии, Швеции, Дании, Испании, Италии, Латвии, Словении, Швейцарии, Финляндии, Тайване, Вьетнаме, Тунисе, Турции, ряде штатов США суррогатное материнство запрещено.

"Эксперименты над эмбрионами нельзя легализировать"

Церковь также считает, что женщинам должны "подсаживать" все оплодотворенные яйцеклетки - так, чтобы невостребованные зародыши не уничтожались, но и не передавались третьим лицам. Зародыши также не должны использоваться для экспериментов, а "лишние" зародыши не должны уничтожаться в матке, отмечается в документе.

"До недавнего времени серьезные этические вопросы возникали в связи с ч.2 ст.19 законопроекта, где речь шла об использовании в научно-исследовательских целях невостребованных эмбрионов. Проблема заключается не в характере ограничений, а в легализации самой возможности подобных исследований, которые есть не что иное, как бесчеловечные опыты над будущими людьми".

Любое допущение экспериментов над эмбрионами должно быть полностью изъято из законопроекта, а врачу должно быть предоставлено право отказа от занятия репродуктивными манипуляциями по этическим соображениям, подчеркивается в документе. Сейчас в законопроекте такая возможность не предусмотрена.

"Нельзя игнорировать очевидного факта: жизнь человека начинается с момента его зачатия и требует к себе подобающего отношения. В тексте закона эмбрионы признаются "живыми организмами". Но какими? Человеческими или иными? К примеру, амебы - это тоже живые организмы".

Задевает церковь и то, что "исходя из текста законопроекта, человек, рожденный при применении методов ВРТ, не получает права знать о своем "генетическом" происхождении и о своих "генетических родителях".

"Ребенок заведомо лишается права знать правду о своем рождении. Всякий человек имеет право знать, кто его родители - в том числе из медицинских соображений. Подобная коллизия может приводить к несуразным ситуациям, вплоть до инцеста", - опасается церковь.

Если одна женщина не может иметь ребенка, а вторая может ей помочь, что в этом плохого?

В то же время, пока церковь вовсю критикует законопроект, медицина ориентируется больше на практику. А сегодня пользоваться услугами доноров зачастую приходится многим белорусским парам: и тогда, когда бесплоден один, и тогда, когда бесплодны оба супруга, желающие завести ребенка.

Как рассказывала TUT.BY еще в мае этого года директор минского "Центра репродуктивной медицины" Светлана Жуковская, благодаря ЭКО в их центре в 2008 году родилось 480 детей, в 2010-м - уже 620. Заведующая отделением планирования семьи и вспомогательных репродуктивных технологий РНПЦ "Мать и дитя" Алла Камлюк рассказала TUT.BY, что ежегодно в центр обращается на 100-120 семей больше. В среднем это 400 - 450 циклов ЭКО в год. Сегодня ВРТ применяют лишь в четырех специализированных медицинских центрах.

"В соответствии с увеличением циклов растет и количество новорожденных, 20% из них - двойни. С 2008 года родилось более 500 детей", - рассказала Алла Камлюк.

В Беларуси методы вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в целом применяются уже 16 лет, но вот закона, регулирующего эту сферу, пока нет, и он, говорят эксперты, безусловно, нужен.

Церковь, отмечают эксперты, понять можно, однако когда бесплодная пара хочет иметь ребенка, то при использовании ВРТ следует учитывать именно юридические аспекты. "Говоря юридическим языком, работа суррогатной матери называется "услугой по вынашиванию имплантированного эмбриона", которая облагается налогом с гонорара - суррогатная мать платит обычный подоходный налог", - рассказала TUT.BY директор ОДО "Сурконсалт" Оксана Колесень.

Однако в данном случае, по мнению экспертов, важно учитывать, что услугой суррогатной матери, в соответствии с законопроектом, может воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможны либо связаны с риском для жизни генетической матери и (или) ребенка. Дескать, если одна женщина больна и не может иметь ребенка, а вторая - здорова и может ей помочь, что в этом плохого?

Кстати, в среднем гонорар суррогатной матери в Беларуси - 10-15 тысяч долларов. А, например, в Великобритании и Дании оно разрешено только на некоммерческой основе. Кроме того, согласно действующему в Беларуси Кодексу о браке и семье, суррогатная мама у нас не признается матерью. В России, например, наоборот, сурмама считается именно мамой.

Проект Закона Республики Беларусь "О вспомогательных репродуктивных технологиях" был внесен в парламент Советом министров 20 декабря 2010 года. В ходе доработки ко второму чтению изменено название законопроекта, и теперь он называется по-другому: "О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении".