Олег Галкин, / Олег ГАЛКИН

фотоВсем, кто на постсоветском пространстве так или иначе занимается военным антиквариатом, знакомо название московского магазина "Лейбштандартъ". В нем продается антикварное оружие, предметы военной амуниции и ряд других сопутствующих товаров, а к его сотрудникам часто обращаются с просьбой о проведении профессиональной экспертизы ценных предметов или о реставрации военной техники. Однако мало кто знает, что у его истоков стоял выходец из Беларуси. Представляем вашему вниманию интервью с директором, соучредителем и основателем магазина "Лейбштандартъ" Дмитрием Бушмаковым.

- Дмитрий, расскажите, с чего начался Ваш антикварный бизнес, сколько вам было тогда лет?

- Я начал заниматься коллекционными вещами в 12 лет. Был когда-то в Минске "блошиный" рынок Сторожевский, где продавались всякие ненужности и домашние животные. У меня купили там несколько значков, и один из них оказался в десятки раз дороже, чем другие. Я этим заинтересовался и стал изучать предметы антиквариата, приобретать и продавать их. В 19 у меня был отдел в магазине в Минске на площади Победы, но белорусские реалии показали себя не с лучшей стороны, поэтому пришлось от него избавиться в одночасье.

- И тогда вы переехали в Москву?

- Я бы даже не сказал, что переехал. Нужно было часто приезжать в Москву, и было неудобно останавливаться у знакомых, скажем, более 3 раз в месяц. Пришлось снять здесь квартиру. Так что во время поездок туда-обратно даже не заметил, когда я сюда стал возвращаться, а не приезжать. Свой магазин в Москве, "Лейбштандарт", мы с тогдашним партнером открыли в 2006 г. Мне было тогда 25 лет.

- В чем заключаются причины вашего успеха, как Вы считаете?

- Рецепта успеха как такового нет. Если работать на любом поприще по 14 часов в сутки, то всегда будет успех.

- Условия ведения бизнеса в области антиквариата в Москве лучше?

- А вы как думаете?

- Я догадываюсь, что это так. Но в чем эти преимущества выражаются?

- Хотя бы в том, что если кто-то хочет прийти с проверкой, то он сначала позвонит и извинится за беспокойство. Сегодня "Лейбштандарт" является самой крупной по спектру оказываемых услуг в мире. Помимо самого большого ассортимента предлагаемых оригинальных предметов военного антиквариата в Восточной Европе, мы также занимаемся созданием реплик военных вещей. От пуговиц до танков. Практически нет таких предметов, которые мы не могли бы сделать в виде реплики. Плюс у нас имеется реставрационная мастерская по дереву и живописи. В Беларуси мне не удалось бы так развернуться.

- Встречал в интернете фотографии танков, которые восстанавливались в мастерской "Лейбштандарта". Где вы их берете, у вас есть собственная поисковая группа?

- Нет, эти танки музейные. Либо из частных коллекций, привезенные из-за границы. Мы восстанавливали их по заказу. Существует миф, будто бы есть сейчас такой бизнес - находить где-то в болотах танки времен ВОВ, а потом их продавать за границу. Заявляю со всей ответственностью, что это не так. Наш рынок куда интереснее, и денег за него заплатят наши люди куда больше. Только из-за несовершенства законодательства об этом никто не знает. Кроме того, если боевую технику и находят, то поднять ее смогут только лишь специалисты уровня не ниже военных инженеров. С соответствующими кранами и транспортными средствами. Ведь весит она несколько десятков тонн - трос, привязанный к обычному грузовику, не поможет. Человек, который утверждает, что где-то под покровом ночи можно достать из болота танк и незаметно куда-то его вывезти, просто некомпетентен в этом вопросе. Я очень хотел бы посмотреть, где "черные копатели" смогут раздобыть кран Liebherr с 30-метровой мачтой и такими габаритами, при которых он даже по дорогам не может ездить без спецразрешения.

- Военные предметы какой эпохи и их дубликаты пользуются наибольшей популярностью в России? Это период Наполеоновских войн, Первой, Второй мировых войн или какой-то еще?

- Зависит от страны-производителя. Если вещи русские, то наибольшим спросом пользуется период до Первой мировой. Если вещи немецкие - то со Второй. Советских вещей времен Второй мировой очень мало, и они очень редки. Потому что в отличие от запасливых немцев, которые свои родные, пусть и фашистские, униформу, оружие и технику бережно хранили, мы свой материал практически весь профукали.

- Был вывезен за границу или испортился?

- За границей он мало кому нужен. Просто испортился и все. Технику сдали в лом, военная форма сгнила на складах.

- На постаментах много танков времен Великой Отечественной по Беларуси стоит в качестве памятников. Тех же "T-34". Может быть, не все так уж и плохо?

- Капля в море. Нормальной довоенной тридцатьчетверки в мире нет. Чтобы в ней были все родные элементы, правильный корпус... Хоть это и самый распространенный танк. Нет, и все. На протяжении долгих лет их сдавали в металолом, они стояли, гнили и разрушались. Очень редко люди заморачивались, вывозили технику по документам как тралы, тягачи, трактора и так их продавали. В тех же странах Варшавского договора их довольно много, поскольку в отличие от наших лоботрясов их там не ломали, а, оформив как трактора, вывозили по всему миру. А у нас довоенные машины не просто редки, они архиредки. Вы можете поехать на Линию Сталина и своими глазами увидеть, каких годов там машины. Именно времен войны там техники нет, довоенный БТ не в счет. И все те многочисленные танки, что стоят на постаментах в разных уголках Беларуси, Украины и России, вроде той тридцатьчетверки, что можно увидеть в Минске рядом с Дворцом офицеров, это все машины послевоенные или конца войны.

Легкий немецкий танк Panzerkampfwagen II, находящийся в открытой экспозиции Музея обороны Москвы в Снегирях. Отреставрирован в мастерской
Легкий немецкий танк Panzerkampfwagen II, находящийся в открытой экспозиции Музея обороны Москвы в Снегирях. Отреставрирован в мастерской "Лейбштандарта" в 2010 г.

- А почему немецкие вещи пользуются популярностью?

- Эстетика у них красивая, и сделаны они качественно. Людям нравится. Очень популярна еще тема советских наград, но из-за идиотских законов, действующих в России и Беларуси в отношении наград, мы ими заниматься не можем. Хотя во всем мире ими активно торгуют. А у нас торговля наградами запрещена. В результате мы имеем теневой рынок, на котором сделки с ними все равно совершаются, но обладатели ценных артефактов получают лишь сущие гроши, зато зарабатывают на них посторонние люди, причем "навариваются" очень хорошо.

- Как это происходит?

- Сегодня, когда награжденный человек умирает, по закону его наследники могут награды либо хранить, либо сдать их в музей. Безвозмездно. Причем в музее они будут или лежать в хранилище вместе с сотнями других, таких же, либо их оттуда украдут/подменят. Наследники могут попытаться их продать. Официально продать нельзя - ни магазин, ни аукционный дом их покупать не будут. Люди начинают звонить по объявлениям в газетах. Там сидят люди, которые предлагают примерно одну и ту же цену. В итоге они продаются или коллекционерам, или перекупщикам. После двадцатого звонка, когда человеку уже надоедает слышать одну и ту же сумму - 5000 рублей, к примеру, он откликается на предложение в 7000 руб. И радостно бежит заключать сделку. Там покупатель предлагаемый орден или медаль придирчиво осматривает и обращает внимание, что, мол, здесь у вас скол, а здесь царапинка, поэтому дороже чем за 5200 он эту вещь купить не может... Потом награда зачастую контрабандно продается за рубеж, и оттуда через аукционный дом в Англии обратно возвращается в Россию. Если вообще возвращается. Англичане заработают 40 процентов со сделки, заплатят с них налог, аренду и зарплату своим сотрудникам, а наши, советские люди купят себе свою же вещь обратно за две цены, опять-таки контрабандно. А контактных данных клиентов, готовых платить хорошие деньги за предмет антиквариата, простому человеку ни один перекупщик не даст, так как это его “хлеб”.

- И насколько хорошие деньги можно получить за советские награды?

- Чтобы вы имели представление, какие вокруг них деньги крутятся, приведу пример. Недавно в Англии умер чиновник Королевских ВВС, который во время войны сопровождал конвои, следовавшие по ленд-лизу в Советский Союз. Его семья решила продать его награды с аукциона. Там было не очень много интересных вещей, но одним из наиболее ценных оказался Орден Ленина очень редкой разновидности. При его нормальной цене в 10 000 фунтов стерлингов весь комплект ушел за 50 000. Родственники награжденного чуть с ума не сошли, повскакивали с мест прямо в аукционном зале. Вот это - правильная практика. А у нас прикрываются сантиментами, и в результате этих сантиментов мы имеем целую цепочку посредников, которые наживаются на наградах, а их владельцы получает на руки лишь те самые 5200 рублей. В Украине, кстати, вовсю ими торгуют, только в России и Беларуси наложен запрет на продажу государственных наград времен СССР. Либерализация здесь очень нужна. Раньше, когда стоял барьер на границе и вывозить вещи было нельзя, был отток. А когда этот барьер сняли, то многие вещи поперли обратно в Россию. И мы - я имею в виду всех российских дилеров, не только "Лейбштандарт" - вернули историко-культурных ценностей за последние 8 лет столько, сколько до нас вывозили, наверное, десятилетиями. Все это только благодаря либерализации законодательства.

- До каких пределов может доходить стоимость предметов военного антиквариата?

- Сразу замечу, что очень дорогие вещи не так уж и часто выставляются на продажу. Они не появляются на горизонте постоянно, а лишь время от времени. Например, на Московском Международном Антикварном Салоне недавно продавалась сабля известного мастера XIX в. Ивана Бушуева. За нее просили 500 000 долларов. Не думаю, что столько за нее дали, но тысяч двести она стоит реально. Если говорить о наградах, то это Орден Андрея Первозванного, он полмиллиона стоит, даже больше. Но это все вещи, которые к Беларуси не имеют никакого отношения, их здесь нет и вряд ли они тут "всплывут".

- А какие предметы покупают чаще всего?

- Если взять холодное оружие, то большой популярностью пользуются сабли стоимостью от 1000 до 2500 долларов. В этом диапазоне идет достаточно активная торговля - их приобретают в подарок, себе в коллекцию или похвастаться перед гостями. Рынок крутится вокруг этого ценового диапазона. Те предметы, что подороже, лежат порой по полгода, и бизнеса здесь особого нет. Если брать реконструкцию, то самое ходовое здесь - это гимнастерка и шаровары русской императорской армии. Если рассматривать период Второй мировой, то это Железный Крест II класса.

- Как Вы оцениваете рынок антиквариата в Беларуси?

- В Беларуси для рынка военного антиквариата есть очень серьезный потенциал, рост которого сдерживается несовершенством законодательства. 22 июня в Бресте была реконструкция, посвященная памяти павших во время Великой Отечественной. Там ее сделали в разы лучше, чем в Москве. Многие мои сотрудники туда ездили. Возвращались с восхищением. "Здорово! Суперкруто! Лучшая реконструкция на моей памяти!" - говорили они. А пока что рынка антиквариата в Беларуси не существует. Это придаток нашего московского рынка. Практически все, кто здесь занимается антиквариатом, живут в поезде Москва - Минск. То есть поток вещей идет за границу через Москву. И только. Все, кто мог им заниматься, уехали или собираются уехать. Поскольку условия ужасные. Но пример Бреста показывает, что в Беларуси люди умеют работать, и если будут созданы нормальные условия, то ваш рынок антиквариата обещает стать интересным.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-10%
-80%
-21%
-30%
-40%
-25%
-15%