Василий МАТВЕЕВ, / Василий МАТВЕЕВ

Фото: Василий МАТВЕЕВ
Фото: Василий МАТВЕЕВ
В 7.15 возле здания министерства еще нет машин. Улица Революционная непривычно пустынна… Хлопает дверь остановившегося "вольво" — и к центральному входу быстрым шагом идет человек в строгом костюме. "Здравия желаю, товарищ министр" — с этой короткой фразы дежурного начинается очередной 14-часовой рабочий день.


В личном журнале-ежедневнике сделаны главные пометки на сегодня. А на столе уже ждет сводка основных происшествий по республике за сутки. Через 5 минут министр до мельчайших подробностей в курсе, почему горели лесопильный цех в Барановичах и пром­предприятие в Орше, куда доставлена бесхозная ртуть с проспекта Машерова и в каких районах натворил бед порывистый ветер… Картина дня ясна. Через полчаса порог кабинета переступают четверо заместителей. За 15 минут министр прошелся по самым серьезным ЧП минувших суток и выяснил, все ли возможное было сделано, чтобы предупредить людские трагедии в Гродно и Клецком районе. Да, сделано все. Планы каждого из замов на день, несколько персональных поручений — до официального начала рабочего дня еще 40 минут.

Каждый день — как маленькая жизнь

— Раньше, работая начальником Могилевского областного управления МЧС, ежедневник формата А4 я исписывал за полтора месяца. Сейчас — за 2—3 недели. Запомнить все встречи, конференции, выставки и обязательные для министра поездки просто невозможно. Поэтому каждое утро, как и вы, вынужден заниматься литературным трудом — вот делаю себе пометки, — улыбается Владимир Ващенко, министр по чрезвычайным ситуациям Беларуси. — Пять месяцев пролетели, как один день: пришлось быстро, без раскачки вникать в работу совершенно новых для меня направлений. Например, учебных заведений МЧС, департаментов, отдельных служб… Признаюсь, непросто было поначалу переступить определенный психологический барьер в общении с бывшими коллегами, начальниками областных управлений и высокопоставленными чиновниками страны. Оказалось, все они простые в общении, открытые люди. С их стороны чувствую поддержку и понимание.

До 9.55 министр рассмотрит два кадровых вопроса, выслушает с проблемными докладами руководителей Госпромнадзора, НИИ пожарной безопасности и ответит на несколько звонков по правительственной "тройке". Ровно в 10.00 мы выедем из министерства на аэродром Липки, где нас уже ждет вертолет Ми-8. Вскоре туда же прибудет высокопоставленный гость из далекой южной республики.

— Рабочая неделя министра расписана, как партитура. Каждый день — как маленькая жизнь. Понедельник и пятница проходят обычно на самой высокой ноте: мы определяем планы на неделю и в конце пятидневки сверяемся, все ли они выполнены. В субботу я детально работаю с материалами к селекторному совещанию, убираю из докладов все ненужное, а порой и вовсе их снимаю. Больше всего в жизни не терплю опозданий и пустой траты времени: формальный отчет и бесполезное просиживание на совещании в моей иерархии стоят в том же ряду, — признается Владимир Александрович. — Вторая половина субботы отдана просмотру телесюжетов и прочтению всех материалов об МЧС, опубликованных за неделю. Напоследок проверяю график освоения средств нашими подразделениями по стране и изучаю подборку новостей о службах спасения разных стран мира. В воскресенье обычно читаю специализированную российскую прессу: "Гражданскую защиту" и "Вестник МЧС". В других пристрастиях и хобби пока не замечен.

…По пустынной взлетно-посадочной полосе мы идем втроем: белорусский министр, его коллега из Армении, прибывший накануне в Минск, и журналист "Р". Лопасти винта гулко месят воздух — и вот под нами уже мелькают городские кварталы, поля, густая щетка лесов и крошечные коробочки гаражных массивов. Мы летим в Светлую Рощу, на знаменитый полигон МЧС. Часы высвечивают 11.00.

Посадка, трап, короткие приветствия — и мы в эпицентре событий. На одной из 40 площадок для моделирования чрезвычайных ситуаций — экологическая катастрофа в миниатюре: опрокинувшаяся ж/д цистерна с опасными химикатами и десяток спасателей, пытающихся наложить бандаж на возникшую течь и сбить водяной завесой ядовитое облако. Они приехали сюда из России, Азербайджана и Казахстана. Учиться.

Армену Ерицяну интересно все: сам полигон, новейший тренажер для отработки аварий на борту самолета, учебные классы, лаборатории, гостиница для проживания международных групп, оборудование и даже ученые степени преподавателей. Его профессиональное любопытство вполне понятно: вскоре в Борисов приедет группа армянских спасателей во главе с начальником Академии МЧС. Владимир Ващенко едва успевает отвечать на многочисленные вопросы своего коллеги. Вывод гостя после экскурсии однозначный — у белорусов есть чему учиться.

Не сколько проверил, а скольким помог

Обед, фото на память, металлический гул винта — и мы снова мчимся по воздушному коридору в Минск. За стеклом иллюминатора проплывают покатые крыши деревенских хат. С высоты они смотрятся карточными домиками: ткни пальцем — развалятся.

— Село было и остается нашей самой серьезной проблемой. Еще 20 лет назад пьющая в деревне женщина была известна на всю округу. Сегодня в стране, только по официальным данным, 180 000 алкоголиков. Они-то чаще всего и гибнут на пожарах. Приезжаешь в агрогородок, идешь по улице — красота да и только: крашеные фасады, новый магазин, асфальтированная дорога. А зайти в некоторые дома? Проводка неисправна, печь требует ремонта. Сейчас разрабатывается новая программа по развитию сельских территорий. И мы делаем все возможное, чтобы включить в нее жизненно важные вопросы безопасности, — говорит Владимир Ващенко. — Одними штрафами и массовыми проверками домовладений ситуацию с гибелью людей не исправить. Считаю, нужно активнее привлекать к решению общей проблемы всех субъектов профилактики: райисполкомы, сельсоветы, милицию, органы опеки, здравоохранения и образования. Если человек беспробудно пьет, надо поместить его на лечение в ЛТП, а не ждать, пока он сгорит в постели с сигаретой в руке. Нужно наладить выпуск пожаробезопасных сигарет и негорючего постельного белья — эти вопросы требуют скорейшего решения! Неисправны печь, проводка в доме у многодетной семьи — стопроцентный вопрос местной власти. И хватит уже считать протоколы, составленные инспекторами МЧС, — это ведет к формализму и только мешает делу. Мы сегодня перешли от количественных показателей в оценке работы к качественным: не сколько проверил, а скольким помог.

15.10. Посадка, машина ждет у трапа. Из Липок мы переезжаем в Республиканский отряд спецназначения МЧС. Белорусский министр увлеченно рассказывает коллеге о Могилеве, годах службы и талантливых ребятах, которые сочиняют душевные тексты о буднях спасателей. Всю дорогу мы слушаем песни, в которых слова "отвага", "честь" и "мужская работа" звучат без пафоса и к месту. "В Могилеве дуют ветры, нас подняли на рассвете. Значит, люди просят помощи опять…" — подпевает министр, и становится понятно: каждая строчка прожита лично. Не понаслышке знает, что такое пожар, вой сирены и наспех надетая боевка.

РОСН — гордость и элита белорусских спасателей. Это своеобразный спецназ МЧС, способный мгновенно отреагировать на любую нештатную ситуацию в любой точке страны. Радиационный инцидент, химическое заражение, завал, половодье, взрыв, крушение самолета… — у них есть самое современное оборудование, чтобы быстро и профессионально победить природу и стать выше обстоятельств. И министр из Армении, судя по числу вопросов, это прекрасно понял.

Часы на приборной панели показывают 16.30. Машина берет курс на Логойский тракт, к главному "мозговому центру" министерства.

Сутки через двое?

— Мои предшественники Валерий Петрович Астапов и Энвер Ризаевич Бариев немало сделали для МЧС в плане наработки нормативной базы. Но жизнь требует изменений. Например, режим рабочего дня спасателя и порядок надзора в условиях действующего Указа Президента № 510. Представьте только, сегодня бойцы МЧС за­ступают на дежурство по графику сутки через двое, при этом за месяц у них набегает 240—260 часов. Прибавьте к этому профилактику, выполнение других работ. А по закону положено 160—170 часов. Перегрузки, риск, чья-то смерть, обгоревшие трупы, аффектация пострадавших на пожаре людей — все это оборачивается колоссальной усталостью и невосполнением сил личного состава. Спасатели соседних стран почти все перешли на четырехсменный режим работы. Что делать нам? Ответ прост: изменение графика, более активное привлечение добровольцев в сельской местности и перегруппировка сил в городах. Сегодня мы уже начали работу над законом о добровольных пожарных формированиях, — уточняет министр. — Ограничение надзорной деятельности — вторая серьезная проблема. И в этой части изменения нужны как воздух. Установленные рамки не позволяют нам своевременно выявлять и пресекать нарушения, создающие угрозу безопасности людей. Администрация предприятия заранее готовится к проверке, на время наводит глянец, а едва инспектор за порог — все идет по-старому. Постоянного оперативного контроля требуют школы, сады, детские лагеря, объекты, связанные с уборкой урожая, котельные...

Республиканский центр управления и реагирования на чрезвычайные ситуации. Именно сюда со всей страны стекается самая оперативная информация обо всех происшествиях. Здесь верстаются аналитические программы антипаводковых мер и борьбы с лесоторфяными пожарами. Здесь, случись что, будут мгновенно принимать решение по самой экстраординарной и неожиданной ситуации. Экскурсия по центру ставит жирное многоточие в программе визита армянского министра МЧС. Армен Ерицян, приятно удивленный и заметно уставший, искренне обещал вернуться. Причем не один. А нам уже пора в аэропорт…

— Мне нравится Минск, но пока плохо в нем ориентируюсь без водителя. Но это временное явление — я быстро учусь, — весело говорит Владимир Александрович. — Сын и дочь часто спрашивают меня, что самое трудное в работе министра. Раньше я отшучивался, а недавно после просмотра одного некорректного сюжета по ТВ понял: самое трудное — слушать невежественных дилетантов, которые ничего не смыслят в профессии спасателя и берутся ее критиковать на всю страну. Таких людей нужно хотя бы раз свозить на обычный пожар: надеть маску, АСВ, боевку и краги. И пустить в подвал, в котором от дыма не видно собственных рук. Может, тогда — от страху — они поймут простую истину: спасатель всегда идет в неизвестность. И если не можешь сказать "спасибо", то хоть не мешай.

…19.20. Из аэропорта Минск-2 быстро возвращаемся в министерство. Владимиру Ващенко нужно сделать еще несколько звонков, собрать нужные вещи и подготовить документы к завтрашней командировке в Азербайджан. Чашка остывшего кофе так и остается стоять на столе. В 21.10 синий "вольво" трогается от порога министерства и берет курс на Дрозды. Машин на Революционной уже нет.

Личное дело

Владимир Ващенко родился 3 августа 1958 года в поселке Троицко-Печерск Коми АССР. В 1983 году окончил Могилевский машиностроительный институт, в 2002-м — Командно-инженерный институт МЧС Беларуси. В 1980—1981 гг. работал младшим инспектором государственного пожарного надзора самостоятельной военизированной пожарной части № 2 по охране Ленинского района Могилева, в 1981—1983 гг. — начальником караула самостоятельной военизированной пожарной части № 2 по охране Ленинского района Могилева, в 1983—1986 годах — заместитель начальника самостоятельной военизированной пожарной части № 2 по охране Ленинского района Могилева. В 1986—1994 годах — начальник самостоятельной военизированной пожарной части № 2 по охране Ленинского района Могилева, в 1994—1996 годах — заместитель начальника УВПС УВД Могилевского облисполкома по службе, подготовке и пожаротушению. В 1996—2000 годах — начальник военизированной пожарной части № 2 Ленинского района Могилева. С октября 2000 года работал в должности начальника Могилевского областного управления МЧС.

Министром по чрезвычайным ситуациям назначен 29 декабря 2010 года.
{banner_819}{banner_825}
-30%
-15%
-20%
-20%
-21%
-30%
-47%
-20%
-25%
-50%
-70%