Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня


Екатерина Синюк,

В конце апреля Палата представителей Национального собрания приняла в первом чтении закон "О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении". Этот документ вызвал неоднозначную реакцию общественности, главным образом – религиозной. Законом недовольны и представители православной церкви, и костела. Но у каждого – свои претензии. Между тем, депутаты готовы обсудить законопроект со всеми заинтересованными. Об этом сообщил TUT.BY председатель Постоянной комиссии ПП НС по охране здоровья, физической культуре, делам семьи и молодежи Олег Величко. ­­

В Палате представителей знают, что церковь восприняла законопроект негативно, однако пока, по словам депутата, "никаких конкретных предложений в рабочую комиссию ни от кого не поступало".

"Сейчас идет подготовка ко второму чтению с учетом замечаний и предложений нашей комиссии. Возможно, мнение церкви мы тоже учтем, но они сначала должны хотя бы внести свои предложения. Мы их готовы рассмотреть, - говорит Олег Величко. - Наша комиссия всегда привлекает и общественность, и ученых, и церковь по любому законопроекту. Так было, например, с законом по трансплантологии. Вспомните, сколько было заседаний, круглых столов! И сейчас, если есть у кого-то предложения и умные мысли на этот счет, мы готовы встретиться, выслушать и объяснить, для чего вообще этот закон принимается".

Что предусматривает законопроект?

Как отмечено в законопроекте, закон "направлен на обеспечение правовых и организационных основ применения вспомогательных репродуктивных технологий и гарантий прав граждан при их применении".
 
В частности, он дает определение видов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Это экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО - соединение сперматозоида и яйцеклетки в лабораторных условиях вне организма женщины, развитие образовавшегося в результате этого соединения эмбриона и дальнейший перенос этого эмбриона в полость матки), суррогатное материнство (вынашивание и рождение суррогатной матерью ребенка, зачатого из яйцеклетки, изъятой из организма другой женщины - генетической матери или донора яйцеклетки). Дано также понятие искусственной инсеминации - введения мужских половых клеток в организм женщины (полость матки) искусственным путем.

При принятии закона родителям, которые "заказывают услугу" суррогатной матери, необходимо будет заключать договор суррогатного материнства, который будет подписываться между суррогатной и генетической матерью и подлежать нотариальному удостоверению.

Лица, состоящие в браке, должны будут заключать такой договор с письменного согласия своих супругов. Договор будет включать в себя в том числе стоимость гонорара сурмамы, а также расходы на медицинское обслуживание, ее питание и проживание в период вынашивания, родов и в послеродовый период. Договор может быть заключен на безвозмездной основе в случаях, когда суррогатная мать является родственницей генетической матери, отмечено в законопроекте.
 
Услугой сурмамы при этом сможет воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможны либо связаны с риском для ее жизни и (или) жизни ее ребенка. Суррогатная мать будет не вправе отказаться от передачи рожденного ею ребенка женщине, заключившей с ней договор суррогатного материнства.

Законопроектом предусмотрено, что при применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в матку пациентки, не достигшей 35 лет, может быть перенесено не более двух эмбрионов, а в матку пациентки, достигшей 35 лет, – не более трех эмбрионов. Суррогатными матерями могут быть женщины, состоящие в браке, в возрасте от 20 до 35 лет, не имеющие медицинских противопоказаний, имеющие не менее одного ребенка.

Эмбрионы определены в законопроекте как живые организмы – от момента "оплодотворения до его переноса в полость матки".

Половые клетки одного донора могут быть использованы не более чем в 20 попытках оплодотворения, что, кстати, вызывает сейчас наибольшие нарекания со стороны церкви.

Донорами сперматозоидов могут быть мужчины в возрасте от 18 до 40 лет, имеющие здоровых детей, не имеющие медицинских противопоказаний к донорству сперматозоидов и прошедшие медицинское обследование. Донорами яйцеклеток - женщины от 18 до 35 лет также без медицинских противопоказаний и имеющие уже здоровых детей. Кстати, отмечено в законопроекте, лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, сопряженные с посягательством на жизнь и здоровье человека, не могут быть донорами.
 
Можно будет стать донором анонимно, но такие доноры не будут иметь права на получение информации о дальнейшем использовании своих донорских половых клеток, а также на выяснение личности ребенка и его родителей. Выбор анонимных доноров осуществляется по специальному каталогу, однако в каталоге будут представлены не фото, а лишь описание человека: возраст, рост, вес, цвет волос и глаз, расовая и национальная принадлежность, образование, группа крови и резус фактор. Выбор пола будущего ребенка не допускается, за исключением случаев возможности наследования заболеваний, связанных с полом.

Почему церковь критикует законопроект?

"Чтобы заготовить в пробирке несколько эмбрионов, нужно сделать женщине гиперстимуляцию яичников, в результате которой появляется, к примеру, 3 яйцеклетки, которые затем оплодотворяются. Все они – живые существа, несмотря на то, что в законопроекте сказано, что до 14-ти дней над ними можно даже проводить научные эксперименты. По христианским традициям, жизнь человека начинается с зачатия, и нет точных научных данных, которые бы говорили, что именно с 14-го дня начинает развиваться человек, а до этого эмбрион – просто клетка, - говорит протоиерей Георгий Рой, преподаватель Минской духовной академии, настоятель Свято-Борисоглебского храма д. Накрышки, кандидат богословия. – После оплодотворения эмбрионы подсаживают суррогатной маме и ждут, какие из них приживутся. Предположим, прижились все 3. Тогда доктор сообщает женщине, что у нее будет тройня и спрашивает: скольких детей вы хотите? Таким образом, если женщина хочет одного, то остальных в произвольном порядке доктор "убивает", т.е. производит редукцию, и получается кладбище несостоявшихся братьев или сестер. Именно это законопроект предусматривает. Но разве доктор вправе решать, кто из троих живых организмов имеет право на жизнь?"

Отец Георгий считает, что "если прижились 3 эмбриона, значит, на то была Божья воля, и рожать надо троих". Никакая редукция, по его словам, недопустима с точки зрения христианства.

"Вызывает опасение и прописанное в законопроекте количество оплодотворений от половых клеток одного донора - не более 20. Но это очень много, - говорит Георгий Рой. - Через 10-20 лет при таком подходе могут нарушиться все кровно - родственные и семейные связи, войдет в практику и то, что тысячи людей будут заключать близкородственные браки. Вспомните хотя бы недавнюю историю о том, как бабушка родила себе внука. Ее сын умер в израильской клинике, где осуществлялся обязательный забор половых клеток, чем бабушка и воспользовалась: нашла суррогатную мать, произошло зачатие и затем – рождение ребенка. Можно, конечно, порадоваться за бабушку, но как будет расти потом этот ребенок? Все "зацикливаются" на проблемах бесплодной пары, а кто подумает о ребенке? Кого ему потом считать настоящей матерью? Ту, которая выносила и родила, или ту, которая воспитала?"
 
Однако, оказывается, не все репродуктивные технологии православная церковь отвергает. "Например, мы не выступаем категорически против ЭКО, как это делает, например, католическая церковь, но и не выступаем полностью "за", просто готовы идти на большие уступки. Мы признаём это как метод лечения бесплодия и считаем его допустимым. В моей практике священника были случаи, когда люди приходили за благословением на лечение в таких клиниках, и я их благословлял, не запрещая при этом прибегать к ЭКО. Главное, чтобы при этом не использовался донорский генетический материал, который будет нарушать единство мужа и жены, и чтобы эмбрионы потом не замораживали в жидком азоте", - рассказал отец Георгий.
 
Отец Андрей Рылко, преподаватель Высшей духовной семинарии в Пинске, рассказал TUT.BY, что еще в 2007 году Конференция католических епископов Беларуси выступила с заявлением относительно категорического несоответствия вере и морали суррогатного материнства. По его словам, епископы также выступили с официальным заявлением относительно несоответствия и опасности ЭКО.

"Высказывания белорусских католических иерархов полностью соответствуют документам Ватикана, где подробно и аргументированно доказывается несоответствие ВРТ католической вере и морали, выносимых на легализированный уровень в Беларуси. Среди ватиканских документов, прежде всего, хочу отметить инструкцию "Donum vitae" (1987) и Декларацию Папского совета по делам семьи от 12.07.2000", - говорит Отец Андрей.
По его мнению, ВРТ не решают проблемы бесплодия, а ее усложняют, предлагая не лечение, а "разрушительные в последствиях вспомогательные услуги". Они превращают человека в товар, ребенка – в продукт, мать - в инструмент технологии по производству человеческих объектов, считает он.
 
Таким образом, католическая церковь предлагает естественные методы распознавания плодности и конкретные и эффективные методы профилактики и лечения бесплодия, подчеркнул отец Андрей. Кроме того, "супружеские пары, страдающие от бесплодия, могут всегда вспомнить о том, что в мире существует множество маленьких детей-сирот, для которых они могли бы стать отцом и матерью", - говорит он.

Социолог, специалист в области гендерных исследований, автор проекта "Гендерный маршрут" Ирина Соломатина в беседе с корреспондентом TUT.BY отметила, что нетрадиционный характер ВРТ как способов преодоления бесплодия с позиции невмешательства человека в "Божьи дела" вызывает отторжение современной церкви, и не только православной. Но все же, подчеркивает она, "мы живем в век быстро развивающихся технологий, которые меняют мир".

"Например, еще в прошлом веке люди искренне верили в то, что женщины не получают высшее образование в силу своей неспособности усвоить знания, преподаваемые в университетах. Сейчас же очевидно иное – женщины в массовом порядке получают высшее образование. Такие изменения необходимо осмысливать, а не делать вид, что так было всегда, без всякой борьбы за свое право быть равноправной. Так и в случае ВРТ, сегодня это уже, условно говоря, отвоеванная определенными группами населения и существующая практика, и с этим приходится считаться", - говорит эксперт.

"Выбирала коляску и конверт для выписки, а привезли домой с мужем гроб"

При этом, судя по отзывам женщин, которым уже приходилось прибегнуть к использованию ВРТ, спорить с церковью здесь бесполезно…

"Хорошо рассуждать: "смирись", когда у человека уже есть дети или он вообще относится к категории "хочу жить без детей". Вы считаете гонорары сурмам, а ведь на это пойдет далеко не каждая, и от нее зависит счастье какой-то семьи. Мы бы сейчас любые деньги отдали (жаль, что не олигархи), если бы был шанс иметь ребенка, - пишет на одном из белорусских интернет-форумов женщина, которая, по ее словам, прибегла к услуге суррогатной матери. - Я сама еще 2 месяца назад и слыхом не слыхивала, что такое ЭКО, и выбирала коляску и конверт для выписки, а привезли домой с мужем гроб, потому что наш ребенок умер в роддоме из-за врачебной ошибки! И не дай Бог вам всем, осуждающим сурматеринство, оказаться на нашем месте и месте всех тех, кто по-настоящему в этом нуждается и для кого программа ЭКО или сурмама - последняя в жизни надежда".
 
Вот и еще один крик души: "Мы готовы заплатить 12 тысяч долларов, если родится один ребенок, 15 тысяч, если будет двойня. В месяц будем еще доплачивать 300 долларов. Естественно, все медицинские расходы за наш счет. Кроме того, если вы точно знаете, что у вас есть "на примете" порядочная, аккуратная, чистоплотная, а самое главное - добрая и здоровая женщина от 25 до 32 лет, то помогите нам, пожалуйста!".

При этом, пишут форумчанки, действительно, именно так - через объявления в интернете в основном и находят сурмам. Зачастую пара, которая решилась на услугу сурмамы, составляет свою анкету, которую предлагает заполнить кандидаткам. И анкет таких, судя по отзывам форумчанок, приходится пересмотреть немало. Попадаются и вовсе, мягко говоря, странные женщины, желающие родить ребенка для другой семьи.

"Бизнес-леди, в строке анкеты "причины, по которым Вы хотите стать суррогатной матерью" мне написала: "Хочется разнообразия в этой жизни, да и в отпуск". У нее, оказалось, свой небольшой бизнес, приносит нормальные доходы. Я так и не смогла у нее разузнать, что значит "разнообразия". Другая кандидатка меня совсем шокировала: она со всеми условиями согласна, даже более, но выдвинула свои условия: если родится двойня, одного ребенка заберет она. Справка от психиатра, говорит, у нее есть", - пишет на форуме одна из участниц.
 
"Я только недавно начала свои поиски, пока решила поискать среди друзей и знакомых, как-то боязно через объявления, не хочется сталкиваться с мошенниками, но вижу, что без этого не обойдусь, - рассказывает другая. - Предлагают женщину без опыта, по параметрам она очень подходит, в разводе, дочь 5 лет, живет в Минске, но гонорар хочет, мне кажется, очень крутой - квартиру в Минске. У меня, конечно, нет таких возможностей. Буду надеяться, что найду женщину по своим возможностям".

В России суррогатная мама признается матерью, а в Беларуси – нет

Между тем практика суррогатного материнства существует в Беларуси уже несколько лет. В середине 2006 года в Беларуси были приняты изменения и дополнения в Закон "О семье и браке", которые законодательно закрепили институт суррогатного материнства.

Как рассказала TUT.BY директор ОДО "Сурконсалт" Оксана Колесень, в их фирму за консультациями идет очень много человек. Приезжают даже из других стран, например из России: их сурмамы едут рожать к нам, а потом через посольство оформляют родившегося ребенка.

Оказывается, белорусское законодательство в сфере ВРТ отличается от российского: у нас суррогатная мама не признается матерью (ст. 53 Кодекса о браке и семье), а в России, наоборот, ею считается. При этом, рассказала Оксана Колесень, "если вдруг белорусская суррогатная мама поедет рожать в Россию, то она обязана будет соблюдать российские законы".

Директор "Сурконсалт" также рассказала, что, говоря юридическим языком, работа суррогатной матери называется "услугой по вынашиванию имплантированного эмбриона", которая, кстати, облагается налогом с гонорара – суррогатная мать платит обычный подоходный налог.

"Мы прописываем в договорах, что деньги сурмама получает по выходу из роддома. При этом пока она будет находиться там, то кормить ребенка не сможет, пока мама, заказавшая услугу, не напишет письменное заявление в роддом о том, что она разрешает ей это сделать. Даже если сурмама попросит принести ей ребенка после родов, никто ее и слушать не будет, потому что ее задача – просто родить. Сразу при поступлении в роддом она показывает документы, что она сурмама, и когда ребенок рождается, то они с ребенком даже лежать будут в разных отделениях".

Кстати, в среднем гонорар суррогатной матери, по словам Оксаны Колесень, 10-15 тысяч долларов.
"Это недешевая услуга, как недешево сегодня, в принципе, пользоваться и другими вспомогательными репродуктивными технологиями. Сегодня родители, которые не могут иметь детей, продают квартиры и другое имущество, чтобы заплатить за услугу, которая им на самом деле нужна. Есть льготный кредит, но он в данной сфере, увы, не работает. Наш клиент недавно пытался его получить, но ничего не получилось: ни под 18%, ни под 20% не дали. Причем отказ в предоставлении кредита ничем не мотивировали - гоняли из кабинета в кабинет, и никто не понимал, на что вообще просят этот кредит".

Это выглядит дико хотя бы еще и потому, что в некоторых странах при определенных неудачных подсадках эмбрионов, т.е. когда они не приживаются в матке у сурмамы, расходы и вовсе оплачиваются страховыми компаниями. У нас вопрос страховой медицины пока остается без ответа, а супружеские пары, которые ищут сурмам, — без поддержки.

Справка TUT.BY

Сегодня в Беларуси вспомогательные репродуктивные технологии применяют в четырех специализированных медицинских центрах. В Гомеле действует "Гомельский областной диагностический медико-генетический центр "Брак и семья". В Минске действуют три центра: Центр вспомогательной репродукции "Эмбрио"; Республиканский научно-практический центр "Мать и дитя"; Центр репродуктивной медицины ЭКО. Недавно открылся кабинет ЭКО в клинике Витебского медуниверситета (проведение диагностики и процедуры подготовительного этапа программы ЭКО).

Отдельного закона по ВРТ раньше в Беларуси не было. Сейчас эта сфера регулируется статьей 52 Кодекса РБ о семье и браке: "Муж, давший в установленном порядке согласие на применение в отношении своей жены методов вспомогательных репродуктивных технологий, признается отцом рожденного ею ребенка и не вправе оспаривать свое отцовство, за исключением случаев, когда имеются доказательства, что жена забеременела не в результате применения методов вспомогательных репродуктивных технологий. Лица, явившиеся донорами материала, который применялся при использовании методов вспомогательных репродуктивных технологий, не вправе оспаривать материнство и (или) отцовство ребенка, родившегося в результате применения методов вспомогательных репродуктивных технологий. Мать ребенка, родившегося в результате применения методов вспомогательных репродуктивных технологий, не вправе предъявлять иск об установлении отцовства к мужчине, явившемуся донором материала, который применялся при использовании методов вспомогательных репродуктивных технологий. Женщина, родившая ребенка, признается матерью и в том случае, если ребенок зачат из яйцеклетки, изъятой из организма другой женщины, за исключением рождения ребенка суррогатной матерью". 
0058648