Сергей НАЛИВАЙКО, / Сергей НАЛИВАЙКО

В конце 20-х годов прошлого века из-за непродуманных аграрных реформ СССР стал испытывать проблемы с продовольствием. Повсеместно выстраивались длинные очереди за хлебом. Порой дело доходило до разгрома хлебных лавок, драк в очередях. Люди, наученные горьким опытом военных лет, старались запастись хлебом впрок: сушили сухари.

В городах ввели карточную систему. Рабочим выдавалось по 800 грамм хлеба, а членам их семей - в два раза меньше. Норма отпуска для служащих и вовсе не превышала 300 грамм. Однако среди белорусских болот в этот период существовала территория, которую голодные годы практически не затронули.

Официальная дата создания коммуны имени Белорусского военного округа - 7 ноября 1929 года. Разместилась она среди полесских болот, всего в 40 километрах от советско-польской границы в Любанском районе Минской области.

Земли Любанщины малопригодны для сельхозработ - пески и болота, но коммунары сумели за несколько лет упорного труда довести производительность до немыслимых тогда пределов. Они не только обеспечивали себя продуктами, но и поставляли свои излишки производства в город.

Главным идеологом создания коммуны был 24-летний политрук Эммануил Модин, который сагитировал демобилизующихся красноармейцев попытать счастье на этой богом проклятой земле. Идею поддержали не только его сослуживцы, но и командование Белорусского военного округа, которое было заинтересовано в создании вдоль западной границы СССР красноармейских коммун. Но в большинстве случаев солдаты, получив "подъемные деньги", разъезжались по домам. Чему в немалой степени способствовало резко негативное отношение местного крестьянства к красноармейцам.

Но модинские коммунары оказалась не из таких. В апреле 1929 года политрук вместе с шестью красноармейцами на четырех подводах отправились покорять полесские болота. Всю весну и лето работали, не покладая рук. Рубили лес для изб, копали каналы. Вскоре на полесские болота приехали еще несколько сотен человек. Мелиорацией руководил опытный инженер Владимир Гневко. Работа пошла быстрее. За полгода коммунары осушили 40 гектаров болот, построили баню, столовую и несколько домов.

Первого урожая коммунары ждали с нетерпением. Но уже летом стало ясно, что зимовать придется впроголодь, осушенные с таким трудом земли не принесли ожидаемого урожая. Многие коммунары не выдержали и уехали на "большую землю". Остались самые стойкие и те, кому просто некуда было идти. Чтобы спасти коммуну и укрепить бовой дух, Модин придумал хитроумный ход. Он приказал всем неженатым коммунарам найти себе супругу. Эта психологическая уловка стработала: обзаведясь семьями, красноармейцы стали более оседлыми и еще более ответственно относились к труду.

Второй урожай, собранный коммунарами, оказался богатым. Излишки, которых оказалось очень много, они сдали государству. Успехом модинской коммуны заинтересовалось руководство БССР и полесское экономическое чудо посетил председатель ЦИКа БССР Александр Червяков. Этот визит стал судьбоносным -  коммунарам пообещали помочь техникой. И они ее получили. Только не от руководства республики, а от…пролетариата Германии. По программе "Красного креста" они прислали в коммуну плуги, трактора и даже железную дорогу. Проложить узкоколейку сквозь топкие земли было практически невозможно, но коммунары справились и с этим. Так среди полесских болот появилась первая железная дорога.

Коммунары жили сплоченно и - по тем временам -  очень даже зажиточно. Соблюдали "сухой закон". Урожаи с каждым годом росли - на торфяных почвах успешно выращивали коноплю, из которой изготавливали веревки, и коксогыз - растение, похожее на одуванчик, которые использовали для производства заменителя каучука. Кроме того, коммунары построили кирпичный завод. Так в деревне появились первые каменные строения.

Коммунары даже ввели собственные деньги, которые ценились больше чем официальные советские рубли. Коммунарские талоны, прозванные местными жителями "бонами", на которых стояла печать и подпись коммунаровского казначея, стоили - 1 рубль 25 копеек. Но за невероятные успехи в сельском хозяйстве, коммунарам временно прощали и эти финансовые вольности.

В коммуну начали проситься хуторяне, но брали туда не всех. Для этого необходимо было заплатить целых 80 рублей.

В 33-м году коммуну Белорусского военного округа посетил Янка Купала. Итогом этой поездки стало появление поэмы - "Над ракой Арэсай":

"…Апяюць у песнях
Працу, гераiзм,
Як на край балотны
Iшоу сацыялiзм.

Як пад пiльнай вартай
Партыi пабед -
Бальшавiцкай партыi -
Вырас новы свет…"

В 1937-м году коммуна Белорусского военного округа представила свою продукцию на Выставке достижений народного хозяйства в Москве. Но вернувшийся на Полесье Модин узнал, что четверых лучших коммунаров объявили "польскими шпионами". Якобы, коммунары специально осушали болота для того, чтобы облегчить переход границы польской армии.

Но Модина советская власть пощадила. Вместо ареста его отправили в Хойницкий район - поднимать отсталый колхоз.

Лишившись талантливого руководителя, коммуна имени Белорусского военного округа со временем превратилась в обычный советский колхоз.

Когда в 1941 году Беларусь оккупировали гитлеровцы, деревня "Коммуна" была ими сожжена. Говорят, что немцам просто не понравилось ее название. Но спустя годы она снова была отстроена и существует и поныне.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-20%
-50%
-20%
-30%
-60%
-20%
-10%
-14%