Политика
Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY

Программы и проекты TUT.BY

Новости компаний


Уроки нового финансового кризиса банковской системы Америки и Европы.
 
Ольга Шандора - эксперт в области финансовых рынков. Управляющий партнер частного инвестиционного банка в Нью Йорке, имеет многолетний опыт работы в ведущих инвестиционных банках США на руководящих должностях.
 
События минувших недель на мировых финансовых рынках подлили масла в огонь спора сторонников регулирования и нерегулирования рынка частности и жизни в целом. Кризис высокорискованной ипотеки, который прошел волнами по банкам Америки и Европы, дал неожиданно сильные аргументы в защиту всеобщего регулирования. Как могут отразиться уроки развитых стран на кредитовании рынка недвижимости в Беларуси и других странах СНГ, где подобная практика только входит в жизнь граждан.
 
Бум на рынке недвижимости в США породил невиданные до сих пор формы финансирования покупки. Все хотели поучаствовать в дележке пирога прибыли на безумном росте цен на жилье. Кто-то - со спекулятивными целями, кто-то - чтобы наконец купить свои заветные метры.
 
Практически вся недвижимость в США покупается в кредит. Банк получает права на объект до тех пор, пока жилец не расплатится. Кредит выдается под залог дома. Как правило, за кредитом обращаются люди, имеющие стабильную работу или иной доход. Ключевое слово - стабильный. Банкам неинтересно возиться с ликвидацией и продажей дома, если жилец оказался несостоятельным плательщиком. В период, когда цены на недвижимость росли каждую неделю, банки стали закрывать глаза на жесткие требования к стабильности заемщика. В ход пошли лучшие методы искусства продаж с обеих сторон. Банку нужно было продать клиенту заем, а клиенту нужно было убедить банк это сделать. Всем было выгодно. Подтверждения с места работы о стабильном доходе особо не требовалось. Если клиент выглядел особенно странно, то ему советовали купить нужную справку, благо, для этого сразу открылось несколько контор, где вся услуга стоила $39.
 
Банковский заем предлагался, как правило, под очень низкий процент на первые год-два. По истечении этого срока процент, а вместе с ним и ежемесячные платежи, резко возрастали. Но здесь никто не волновался - цены на жилье,(вы хотите пугать РБ?) каждую неделю. Обе стороны - и банк и клиент - были уверены, что жилье будет продано через несколько месяцев с большой выгодой.
 
Момент отрезвления от успехов наступил тогда, когда цены на недвижимость перестали расти. Рынок в США умеют насыщать быстро, и жилье умеют строить тоже очень быстро. Цены остановились - потом поползли вниз. Одновременно подошел срок, когда срок начального низкого банковского процента истек для клиента, и по условиям контракта, платежи выросли довольно резко. Те, у кого так и не было стабильных доходов, сразу пожалели о своих купленных справках. Но было поздно. Заемщики начали повсеместно обращаться в банки с просьбой пересмотреть условия кредитования, но банки уже требовали настоящие подтверждения с настоящих мест работы. Жильцу, у которого нет дохода, и который не может продать дом выгодно - чтобы хоть свое вернуть (так как цены упали), ничего не остается другого, кроме как оставить ключи в банке, забыть о доме и начать новую жизнь.
 
Здесь уже начали расплачиваться банки. Кредиты, которые банки выдают под жилье, потом переоформляются в другие финансовые инструменты и продаются на фондовом рынке. Это было гениальное изобретение эпохи Алана Гринспана. которое позволило равномерно распределить риски заемщиков. Оно дало жилье миллионам людей, огромные темпы роста - сфере строительства, обеспечило занятость сотням тысяч граждан. Однако огромные объемы рискованного кредитования, которые хоть и были лимитированными (только менее 10% всех кредитов на недвижимость попадали под такое определение), - сыграли свою роль: фондовые рынки начало лихорадить.
 
Федеральная резервная система несколько раз добавляла ликвидности - покупала обесцененные бумаги у банков, давая банкам возможность функционировать. Только после того, как была снижена кредитная ставка, фондовый рынок повеселел.
 
Последствие случившегося еще долго будут проявляться так или иначе: все финансовые системы связаны друг с другом, и обесцененные бумаги попали во многие инвестиционные портфели - в европе и даже россии. Цены на жилье остановились - в некоторых регионах США даже стали ползти вниз. Рынок должен отработать излишки предложения - на это нужно какое-то время. Громкие крики о необходимости жесткого регулирования рынка скорее всего ни к чему не приведут. Как показала практика, нет совершенного искусственного механизма, который можно навязать людям в вопросе покупки недвижимости и сделать всех счастливыми. Ведь чем больше регулирования, тем больше злоупотреблений.
 
Банки - в том числе и некоторые крупные российские - спишут убытки. Европейские банки начнут процессы консолидации. Они идут по пути американских для поднятия своей способности противостоять резким колебаниям рынка. Ну, а люди будут покупать дома в кредит, как и покупали, - но, скорее всего, уже без липовых справок и с большей рассудительностью.
 
АиФ, №35.