Политика


Подсчет голосов на парламентских выборах был таким же непрозрачным, как и раньше. Подтвердить официальные итоги выборов, даже по тем округам, где победили оппозиционерки, независимые наблюдатели не могут. Об этом заявили представители кампании «Правозащитники за свободные выборы» на итоговой пресс-конференции в Минске.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Наблюдатели от правозащитников работали на 182 участках по всей стране на досрочном голосовании и на 326 участках в основной день выборов.

Председатель Белорусского Хельсинского комитета Олег Гулак подчеркнул, что белорусские участковые избиркомы традиционно хорошо технически оснащены. Кроме того, добавил он, развиваются возможности для голосования людей с инвалидностью. Но голосование и подсчет голосов 11 сентября прошли с застарелыми проблемами, добавил правозащитник. Во-первых, для наблюдателей недоступны списки избирателей.

Во-вторых, фиксируется много нарушений при голосовании на дому. 86% наблюдателей сообщили, что в список для такого голосования, включались лица, которые не просили об этом, что является нарушением закона. В 16% случаев наблюдатели не получили данных о количестве голосующих на дому.

Представитель закрытого властями правозащитного центра «Весна» Владимир Лабкович прокомментировал ход подсчета голосов.

— Под прозрачным подсчетом голосов мы понимаем такой подсчет, когда все члены комиссии, наблюдатели, а также все СМИ на участке видят каждый бюллетень и могут зафиксировать правильное волеизъявление избирателя. В Беларуси даже сами члены комиссий не знают, какой они фиксируют результат, когда подписывают протокол, потому, что каждый считает свою очень небольшую долю бюллетеней.

По словам Лабковича, более 95% наблюдателей сообщили о непрозрачности подсчета голосов на их участках. Эта цифра даже хуже той, что «Правозащитники за свободные выборы» фиксировали четыре года назад (93%).

— В большинстве участков были проигнорированы инструкции ЦИК, наблюдатели находились дальше чем за три метра от столов. Так же, как и раньше, они не видели бюллетени, а видели с разных сторон силуэты членов комиссий. Процедура подсчета голосов остается абсолютно закрытой. Мы не можем давать результатам выборов какую-то объективную оценку, кто победил, кто проиграл.

Гулак добавил, что в тех случаях, когда наблюдатели могли слышать данные раздельного подсчета итогов выборов на досрочном голосовании, голосовании на дому и в день выборов, результаты в трех этих урнах сильно отличались друг от друга.

Наблюдатели кампании не работали в округе, где победила языковед Елена Анисим, но были на трех участках в Октябрьском округе Минска, где победила кандидат от ОГП Анна Канопацкая.

По словам Лобковича, на этих участках также, как и на других, фиксировалось завышение явки по досрочному голосованию, а подсчет голосов «проходил классически». Поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть победу оппозиционерок правозащитники не могут.

Координаторы «Правозащитников за свободные выборы» также прокомментировали все остальные этапы избирательной кампании.

На этапе формирования окружных и участковых комиссий основную роль традиционно сыграли пять провластных общественных объединений, по сути ставших организаторами выборов — Белая Русь, БРСМ, Белорусский союз женщин, Белорусское общественное объединение ветеранов и ФПБ.

Более 90% выдвинутых такими объединениями прошли в окружные избиркомы. В то же время, туда смог попасть лишь каждый пятый выдвинутый оппозиционер. Статистика с участковыми комиссиями еще хуже — туда попал лишь каждый десятый представитель из выдвинутых оппозицией.

Сбор подписей прошел спокойно и без серьезных препятствий со стороны властей, отметили правозащитники. Провластные кандидаты иногда использовали административный ресурс. Места для сбора подписей стали удобнее. На 27% окружных комиссий наблюдателям дали возможность наблюдать на проверкой собранных подписей. В целом эту процедуру Олег Гулак охарактеризовал как закрытую. И эта закрытость, по его словам, позволяет «кому-то помочь пройти, а кому-то помочь не пройти».

— Процесс был достаточно свободным, возможностей для проведения встреч с избирателями было больше, чем на предыдущих кампаниях. Но сама кампания была по-прежнему малозаметной. На этом сказывалось как отсутствие государственного финансирования на распространение кандидатами своих программ в печатном виде, так и не самое удачное время для проведения агитационной кампании.

По словам Гулака, значительная часть кандидатов вообще не проводили серьезной агитационной кампании и не открыли избирательные фонды.

На стадии досрочного голосования наблюдатели столкнулись с многочисленными массовыми нарушениями, рассказал Лабкович.

—  Результаты наблюдения за досрочным голосованием в этот раз были самыми негативными по количеству нарушений за все время существования нашей кампании.

По данным правозащитников, две основных проблемы на досрочном голосовании: принуждение к голосованию студентов, работников госпредприятий, заключенных, военнослужащих (зафиксировано на 17% участков), а также — завышение явки (зафиксировано более чем на половине участков)

— Мы каждый день фиксировали беспрецедентный разрыв между реальной явкой и явкой, которую выдавали избирательные комиссии. Часто эта разница составляла абсолютно фантастические размеры .

Исходя из всех этих замечаний, правозащитники делают вывод, что белорусская парламентская кампания-2016 «не соответствовала международным стандартам проведения демократических и свободных выборов»

Олег Гулак подчеркнул, что теперь наступает период, когда несколько лет не будет выборов, а значит можно заняться внесением всех необходимых изменений в законодательство.

С полным отчетом наблюдателей от кампании «Правозащитники за свободные выборы» ознакомиться по ссылке.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-25%
-10%
-30%
-10%
-20%
-50%
-55%
-40%