/

В ежегодном рейтинге свободы прессы в мире организация Freedom House Беларусь поднялась с 194 места на 192, но все равно оказалась ниже Сирии, Ирана, почти всех африканских стран, Китая, Азербайджана, Казахстана и многих других стран, политические режимы которых сложно назвать более мягкими, чем в Беларуси.

Скриншот карты свободы слова
Скриншот карты свободы слова 2016

Мы спросили у главы Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрея Бастунца, удивили ли его показатели нашей страны в последнем докладе Freedom House.

— Все рейтинги — очень субъективное дело, особенно когда они считаются в глобальном аспекте, а не в региональном.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Когда считался рейтинг свободы СМИ стран Восточного партнерства, Бастунец считал оправданным нахождение Беларуси на последних местах вместе с Азербайджаном.

— Но в глобальном рейтинге, я, мягко говоря, не уверен, что место Беларуси там, где оно отводится. Одна моя зарубежная коллега хорошо отметила: действительно у нас ситуация с угрозой жизни журналистам гораздо лучше, чем во многих других авторитарных странах или странах с военными конфликтами, но Беларусь — одна из самых жестких стран в смысле государственного контроля над медиа.

Так, например, в Азербайджане менее репрессивное законодательство, но правоприменительная практика хуже, чем в Беларуси, добавил Бастунец. По личным впечатлениям главы БАЖ, Беларусь не является одной из худших стран в мире, как отмечается в рейтинге Freedom House.

— Но у меня очень серьезные сомнения по ситуации со свободой СМИ в России. Казахстан фигурирует выше Беларуси в рейтинге, но это может быть связано с теми экспертами, которые опрашивались.

Директор отдела Freedom House в Вильнюсе (который, в том числе, отвечает и за Беларусь) Витис Юрконис поделился с TUT.BY своими впечатлениями от результата Беларуси в последнем рейтинге.

— Да, согласен, что такая позиция Беларуси выглядит довольно странно, и трудно поверить, что Беларусь, особенно при нынешних событиях в регионе, — в самом конце рейтинга свободной прессы.

Фото: delfi.lt
Фото: delfi.lt

Собеседник TUT.BY также подчеркивает, что такие страны, как Азербайджан или Россия, догоняют Беларусь, разница между ними «всего лишь пара пунктов».

—  Я согласен, что по ряду причин в Азербайджане журналистам работать труднее, чем в Беларуси. И в Азербайджане виден постоянный регресс. У вас позитивных перемен нет, и поэтому балл меняется не очень быстро. Мне приходилось не раз участвовать в дискуссии, где азербайджанские и белорусские коллеги спорили между собой, у кого ситуация сложнее и хуже. На международных мероприятиях, говоря о Беларуси, видел удивление журналистов или блогеров из Кубы, Афганистана, Анголы или Мьянмы. Для них некоторые ограничения свободы слова в Беларуси выглядели непостижимыми, они не могли поверить, что такое возможно в европейской стране.

Юрконис добавляет, что одинаковая или похожая оценка у Беларуси и Сирии не значит, что в двух странах одинаковые проблемы.

— Если в Сирии проблемы возникают из конфликта, насилия и того факта, что страна на грани распада, то в Беларуси они связаны со слишком большим влиянием и давлением властей.

По словам Юркониса, это и цензура, и государственное управление СМИ, ограничения в распространении газет, лицензии, иные формы контроля, сложности в аккредитации иностранных журналистов, а также вытекающей из этого самоцензуре немногих независимых СМИ.

— Я абсолютно согласен, что в Сирии (или даже России) профессия журналиста опаснее, чем в Беларуси, особенно если осмеливаешься переходить красную линию. Но, с другой стороны, покажите мне Анну Политковскую или Наталью Эстемирову (убитые российские журналистки. — TUT.BY) в Беларуси.

Вместе с тем, Юрконис напоминает о деле похищенного оператора ОРТ Дмитрия Завадского, которое, по мнению литовского эксперта, до сих пор не расследовано.

— Можно тоже учесть внешнюю помощь и спросить, сколько плюрализма в белорусских СМИ было бы без доноров — наверняка выжили бы только такие ресурсы, как TUT.BY, onliner.by, ну, и одно или два региональных издания — вот и весь плюрализм.

Витис Юрконис рассказал TUT.BY, как готовятся рейтинги его организации:

— Черновик отчета по каждой стране пишет местный эксперт, опираясь на детальные вопросы, которые можно суммировать в три блока: правовой, политический и экономический.

Черновик отправляют в исследовательский отдел организации в Нью-Йорке, где его передают специалистам по конкретному региону. Дальше идет долгий процесс перепроверки рейтинга — внутри Freedom House и с внешними экспертами.

— По нашей методологии, к сожалению, получается, что Беларусь находится в конце рейтинга. Если говорить про самоощущение самих белорусских журналистов, да, я вижу, что некоторые не согласны. Но и у них есть штампы о ситуации в других странах, например — африканских. Поэтому сравнивать им довольно сложно.

Более детально ознакомиться с методологией рейтинга Freedom House его представитель предлагает по ссылке. Там подробная разбивка всех критериев, по которым оценивается свобода слова в 199 странах мира. Десятки вопросов касаются законодательных ограничений работы СМИ, отношения высших должностных лиц к свободе слова, фактического преследования журналистов и блогеров, ответственности за клевету и оскорбления чиновников, независимости судов, доступа к государственной информации, порядка учреждения СМИ, равных условий для государственной и негосударственной прессы, независимости органа, регулирующего работу медиа, лицензирования работы журналистов, свободы журналистских ассоциаций, наличия государственной цензуры, беспристрастности государственных СМИ, доступа граждан к иностранным и национальным СМИ, самоцензуры журналистов, негласных запретов на освещение каких-то тем, физической безопасности журналистов, условий работы медиабизнеса и рекламного рынка в СМИ, монополизма в этой сфере, возможности свободно распространять прессу.

-15%
-50%
-40%
-55%
-30%
-16%
-25%
-7%
-25%
-85%