Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Политика


Сегодня начинается визит польского министра иностранных дел Витольда Ващиковского в Беларусь. Накануне приезда в Минск глава МИД Польши согласился ответить на вопросы TUT.BY. Мы поговорили о настоящем и будущем отношений Беларуси с Евросоюзом, проблемах и возможностях двусторонних отношений Минск — Варшава.

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский. Фото: Reuters
Фото: Reuters

После отмены санкций какие новые конкретные направления сотрудничества могут открыться в белорусско-европейских и белорусско-польских отношениях? Насколько финансовое сотрудничество с Беларусью будет обусловлено прогрессом в демократизации?

Мы готовы к диалогу. ЕС располагает инструментами и ноу-хау, позволяющими поддержать модернизацию в Беларуси. Мы также хотим вести переговоры по упрощению визовой процедуры для граждан Республики Беларусь, что снизит стоимость виз с теперешних 60 евро до 35 евро. Прогресс на пути демократизации не должен восприниматься как элемент торгов в отношениях между Западом и Минском, а как фактор, реальным образом оптимизирующий функционирование институтов власти и поддерживающий гражданское общество.

Польша традиционно была одним из самых принципиальных критиков официального Минска в Евросоюзе. Теперь вы поддержали снятие санкций. В чем причина? Прагматизм и соображения геополитики пришли на смену ценностному подходу? Или Беларусь выполнила все рекомендации Евросоюза?

Это не Евросоюз изменил политику в отношении Беларуси, а Минск скорректировал свою политику, освобождая политических заключенных и проводя в прошлом году избирательную кампанию несколько по-другому, чем пять лет назад. Совместное решение Евросоюза об отмене санкций — это новый шанс для Беларуси и сигнал о готовности Евросоюза развивать диалог с Минском. Польша целенаправленно поддержала это решение. Мы хотим видеть в Беларуси — нашей соседке — важного партнера, который своими действиями способствует усилению безопасности в регионе и улучшению жизни всех белорусов, основываясь на фундаментальных принципах правильных взаимоотношений государства и гражданина.

В 2010 году, на волне потепления отношений с Беларусью, ваш предшественник Радослав Сикорский обещал Александру Лукашенко три миллиарда евро в обмен на честные выборы. Тогда ожидания Польши и всего Евросоюза не оправдались. Что заставляет вас сейчас верить в успех нового сближения? Что вы ответите тем критикам, кто говорит, что ЕС снова наступает на прежние грабли, повторяет свои ошибки?

Самое главное — реалистично оценивать ситуацию. Удастся ли нам вывести отношения на новый уровень — посмотрим. В любом случае мы не стремимся продвигать идею «сближения ради сближения». Многое зависит от обеих сторон, особенно от готовности Минска сделать более смелые шаги, например, в плане реформ по модернизации экономики и положительной динамики в области гражданских свобод. А вопрос честных выборов — это основа легитимации власти.

В последние месяцы из Брюсселя все чаще слышна критика нового польского правительства за ряд шагов в отношении Конституционного суда и публичных СМИ. Варшава в ответ просит не вмешиваться в свои внутренние дела. Таким же аргументом белорусские власти 20 лет отвергали критику Евросоюза. Стали ли вы лучше понимать Беларусь, когда столкнулись со схожими упреками Брюсселя по теме демократии и прав человека?

Критика в адрес польского правительства связана главным образом с незнанием изменений, касающихся, прежде всего, Конституционного суда и государственных СМИ. Правительство Польши получило мощную общественную поддержку на демократических, свободных выборах и старается реализовать программу, выработанную в ходе избирательной компании. Вместе с тем мы уважаем право оппозиции выражать протест в соответствии с законодательством и фундаментальным принципом свободы слова, и никому в Польше и в голову не придет за такого рода протесты кого-либо наказывать.

Польша также всегда выступала ключевой страной в плане поддержки белорусского гражданского общества, негосударственных СМИ и оппозиции. Как сближение с официальным Минском уже повлияло и может повлиять на объемы этой поддержки и выбор партнеров для нее?

Действительно, Польша на протяжении многих лет активно поддерживала общественные проекты и деятельность белорусского гражданского общества. Польша является страной, где проживает более 43 тысяч представителей белорусской диаспоры. В Польше также проживает немало белорусских эмигрантов. Мы всегда будем поддерживать деятельность, направленную на защиту прав человека и гражданских свобод.

Одним из конфликтных вопросов в отношениях Беларуси и Польши долгое время было положение польского меньшинства в нашей стране. Как сейчас обстоят дела с этим вопросом? Какие проблемы сохраняются, а какие были решены?

К сожалению, вопрос польской диаспоры по-прежнему сильно усложняет наши отношения. Список проблем все еще значительно длиннее списка решенных вопросов. Наше беспокойство вызывает вопрос обучения на польском языке и изучения польского языка — как в средней школе, так и в вузах. Мы ждем определения даты подписания парафированного в 2014 году обеими сторонами договора о сотрудничестве в области образования.

Безвыходное положение сохраняется в вопросе демократически избранного руководства Союза поляков Беларуси, заблокирован доступ СПБ к большинству основанных польской стороной Польских домов, продолжается преследование деятелей польской диаспоры и владельцев карты поляка. Мы помним об этом, хотим эти вопросы обсуждать и найти решение. Мы считаем, что это в наших общих интересах, так как обе диаспоры (белорусская в Польше и польская в Беларуси) — это огромный потенциал, который должен стать крепкой основой нашего сотрудничества.

Витольд Ващиковский. Фото: Reuters
Фото: Reuters

Судя по заявлениям официальных лиц Беларуси, они не планируют запускать малое приграничное движение с Польшей. Будет ли Варшава каким-то образом форсировать этот процесс, или вы готовы смириться с неготовностью белорусской стороны?

В последнее время с белорусской стороны мы слышим аргументы о недостаточно развитой пограничной инфраструктуре, которая тормозит введение малого приграничного движения, т.е., как я понимаю, если мы ее модернизируем, то власти согласятся ввести МПД. Хотелось бы услышать однозначный ответ по этому вопросу. Польза от упрощения приграничного движения для граждан и региональных экономик ощутима по обеим сторонам границы. Возможности финансирования инвестиций в приграничную инфраструктуру есть, например, Польша единственная из стран Центральной и Восточной Европы в последнее время стала членом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, который может финансировать проекты в рамках популярной также в Беларуси инициативы китайского Шелкового пути.

В Беларуси на многих предприятиях сокращается занятость. Но в России, куда раньше уезжали трудовые мигранты, тоже кризис. Планирует ли Польша упростить получение рабочей визы для белорусов? Если да, то каким станет процесс получения рабочей визы?

Министерство иностранных дел в дальнейшем будет способствовать принятию решений, направленных на упрощение процесса получения польских виз для граждан РБ. Очередной шаг в этом направлении — введение визового аутсорсинга, который значительно облегчает процесс получения виз.

Насколько эффективно функционирует инициатива «Карта поляка»? Сколько граждан Беларуси уже ее получили? Сколько, по вашим данным, еще могли бы получить? Какая доля получивших уезжает жить в Польшу, а какая просто пользуется картой поляка как визой?

Для польского правительства карта поляка — это поддержка развития контактов с Польшей и моральный долг перед поляками, которые в результате исторических перипетий остались на территории других стран. Она позволяет гражданам РБ польского происхождения чаще посещать родину предков и дает некоторые привилегии во время пребывания в Польше (например, бесплатный проезд в общественном транспорте, получение услуг в сфере здравоохранения и образования). Около 87% из более чем 74 тыс. владельцев карты поляка в Беларуси заявляют, что многократно посещают Польшу в течение года.

Почувствовала ли наша двусторонняя торговля эффект российских продуктовых санкций? Насколько активно польский сельскохозяйственный бизнес переориентировался на белорусский рынок?

Действительно, продажи польских продуктов питания и сельхозпродукции в Россию в результате российского эмбарго существенно снизились. В течение последних двух лет почти на 70%. Однако следует подчеркнуть, что, несмотря на серьезные ограничения, польский аграрно-пищевой сектор прекрасно справился благодаря переориентации на другие рынки. Выразительный рост наметился в 2015 году, Польша экспортировала продукты питания и сельхозпродукцию на более чем 23,5 млрд евро, т.е. почти на 15% больше, чем в 2013 году.

Что касается белорусского рынка, то свое присутствие на нем в течение последних двух лет увеличили прежде всего польские производители фруктов и овощей, о также производители молока. Очень жаль, что белорусский рынок по-прежнему закрыт для нашей свинины. Польская свинина безопасна и успешно продается на территории Евросоюза, а также во многих других странах мира. Мы надеемся, что нам удастся найти решение этой проблемы, поскольку это в интересах потребителей обеих странах. Так же как и в интересах белорусской мясоперерабатывающей отрасли, для которой импорт свинины из Польши до недавнего времени был одним из основных источников снабжения сырьем.

Продолжается ли диалог по Куропатам и белорусскому Катынскому списку? Если да, то на какой он сегодня стадии?

Увековечение памяти жертв Катынского преступления для Польши — дело государственной важности. Куропаты, где, вероятно, захоронены жертвы преступлений НКВД, — это единственное недостающее звено и пятое катынское кладбище среди уже найденных и увековеченных на территории России и Украины. Поэтому мы готовы сотрудничать с белорусской стороной, которая может в деле — за которое не несет исторической ответственности — сделать очень многое, например, предоставить доступ к архивным документам, которые позволили бы воссоздать так называемый белорусский катынский список, дать разрешение на проведение поисково-эксгумационных работ. Таким образом, диалог ведется, мы ждем, когда белорусская сторона будет готова к совместной работе.

Польша одной из первых прошла болезненные рыночные реформы. В Беларуси сейчас эта тема обсуждается, как никогда раньше. Вопрос к вам не как к дипломату, а как к государственному деятелю. Что бы вы посоветовали своим коллегам, руководству Беларуси, которое понимает необходимость реформ, но пока не может на них решиться? Как преодолеть страх сделать народу больно?

Самое главное — это поверить в то, что может быть лучше. Стоит воспользоваться нашим опытом, как можно избежать негативных последствий модернизации. Польша пережила шоковую терапию, которая сейчас часто критикуется, но ведь возможны и другие пути проведения реформ. Белорусы — народ трудолюбивый и образованный. И, безусловно, заслуживает изменений к лучшему, таких, как начавшиеся в Польше в 2015 году.

Ожидается, что в ходе визита в Беларусь Витольд Ващиковский встретится со своим коллегой Владимиром Макеем, а также, по пока не подтвержденным данным, — с Александром Лукашенко. Он также посетит Куропаты и перед отъездом заедет в Волковыск, где родилась его мать.

,