Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345

Политика


Почему не удалась белорусская «цветная революция»? Стоило ли выходить на Октябрьскую площадь и ставить там палатки? Какие уроки для будущего страны можно вынести из «Плошчы-2006»? Об этом поговорили политологи, участники и лидеры той многотысячной акции протеста 10 лет назад.

Фото: Reuters

Первым выступил экс-кандидат в президенты на выборах 2006 года Александр Милинкевич.

— Можно рассказывать, что когда режим такой жесткий, когда в обществе господствует страх, не стоит ходить и не стоит пытаться. Я считаю, это не так. Без уличных акций авторитарные режимы не меняются. Нам удалось сделать Плошчу мирной, ни у одного милиционера глаз не был подбит и волос с головы не упал. Мы показали обществу, что мы идем не ломать, а строить, строить новую Беларусь.

По словам Милинкевича, после событий 2006 года в Европе перестали спрашивать, хотят ли белорусы демократии: «Это была победа в борьбе за имидж Беларуси».

— Это было время белорусского демократического романтизма. А это хорошо, потому что без мечты не проживешь.

Политик призвал не концентрироваться на идее Плошчы, а работать с людьми, чтобы они поддерживали тех, кто выходит протестовать.

— Пусть боязливая часть общества не выйдет, но хотя бы поддержит нас. А когда люди нам не доверяют, количество протестующих не растет.

Один из активистов на площади 2006 года, лидер движения солидарности «Разам» (недавно получившего отказ в регистрации) Вячеслав Сивчик заявил:

— Мы стояли за всех, даже за тех людей, которые почему-то голосовали за Александра Лукашенко. Я не согласен со всеми экспертами, которые говорят про его рейтинг в Минске. Если бы тогда в Минске его поддерживали больше 25%, мы бы так долго не простояли.

Активист назвал «Плошчу-2006» самой организованной акцией протеста за современную историю Беларуси.

— Когда пришла пора идти на 2010 год, мы получили много героев, ни один из которых не мог вывести за собой 200−300 человек.

Фото: Reuters

Главный редактор «Нашей Нивы» Андрей Дынько считает «Плошчу-2006» не случайным фактом, а исторической закономерностью.

— Был 1996, 1999, 2006, 2010, 2011 годы. Каждый раз на площади Минска, а иногда — и других городов Беларуси, выходили десятки тысяч людей. Мы можем сравнить это с историей восстаний на белорусской земле в 19 веке. Тогда они тоже не приводили к переменам, заканчивались поражением. Важное отличие сегодняшних «восстаний» — тот факт, что те восстания были вооруженные, а сегодня они все мирные.

Критиковать Милинкевича за поражение оппозиции в 2006 году Дынько считает несправедливым.

— В 1996 году был не Милинкевич, а Зенон Позняк, в 2010 — Статкевич и Санников. Привели ли те выступления к существенно другим последствиям? Нет.

По его мнению, это значит, что вопрос не в тактике лидера, а в том, что ни в 19 веке, ни в 2006 году не было критической массы недовольных.

— При всем при этом в народ не стреляли — ни в 1996, ни в 2006, ни в 2010 году. Этот факт дает мне определенный исторический оптимизм.

Фото: Reuters

Один из руководителей штаба Милинкевича на выборах 2006 года Виктор Корнеенко считает, что не было бы никакой Плошчы, если бы не мобилизация актива перед выборами.

— Выборы Милинкевича единым кандидатом, объединение левых и правых, районные собрания — сделали соучастниками этого процесса активную часть нашего общества. И если мы ориентируемся на результат, давайте не рассказывать, кто красивее проиграл. Сегодня единство демократических сил — уже само по себе ценность. И не так важно, что написано в программе.

Дальше слово на круглом столе взяли политологи. Валерий Карбалевич предложил 13 уроков «Плошчы-2006»:

— Самый лучший момент для победы демократов — президентские выборы. Никаких других механизмов легитимизации победы сегодня нет.

 — «Площадь — только финальный аккорд». Нужна электоральная победа оппозиции, то есть поддержка большинства. Активное меньшинство ничего не может сделать с жестким авторитарным режимом.

— Оппозиция имеет шанс только в ситуации кризиса социальной системы, который осознается обществом. 2006 год был, напротив, пиком экономического роста.

— Оппозиция должна консолидироваться, иметь один центр принятия решений и единого кандидата. Объединение электоратов еще важнее объединения структур. 2010 год показал, что бывает, когда единства нет.

— Нужна широкая коалиция разных общественных сил, которая выходит за пределы традиционного электората оппозиции. В 2006 году этого не получилось.

— Лидеру не обязательно «иметь большую харизму». Важнее быть символом перемен, иметь биографию и управленческий опыт.

— Победа оппозиции невозможна без прорыва информационной блокады. В 2006 году властям удалось дискредитировать оппозицию.

— Важна символика, мода на символы перемен.

— Фальсификация выборов вызывает возмущение в народе, только если народ чувствует себя обманутым. Это невозможно без сильного популярного лидера, доверия к социологии, массового наблюдения за выборами и эффективной коммуникации.

— Важна организация акций протеста, нельзя идти туда без плана.

Фото: Reuters

— Акции не должны быть насильственными, люди боятся хаоса и войны. Агрессия со стороны протестующих легитимизирует в глазах общества репрессии и подавление оппозиции.

—  Успех оппозиции невозможен без позитивного внешнего фона. События в Украине 2014 года отпугнули белорусов от идеи протестов.

— Нет выбора между революцией и эволюцией. В Беларуси есть выбор между революцией и деградацией, и большинство белорусского общества, считает Карбалевич, выбрали второй вариант.

Завершило круглый стол выступление политолога Юрия Дракохруста. По его словам, «Плошча-2006» — это важный опыт для будущего Беларуси.

— Коллега-журналист «Радио Свобода» Олег Груздилович, который был на площади в 2006 году, рассказал мне об очень горьком диалоге. Он стоял возле милицейского оцепления. Площадь скандировала: «Милиция с народом». Средних лет милиционер пробурчал: «Да, ребята, с народом, а не с вами». Так вот, в умах людей, особенно людей в погонах, должно быть понимание, что народ — это те, кто на площади. Без этого, без раскола властной элиты революции не удаются.

Фото: Reuters