Политика


Евросоюзу не следовало отменять санкции против официального Минска, потому что белорусская власть пошла на недостаточные уступки. Об этом заявил в комментарии TUT.BY бывший глава МИД Чехии Карел Шварценберг.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Карел Шварценберг (слева). Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Я большой скептик, я бы предпочел равнозначный обмен. Одна уступка в обмен на одну уступку. Да, Минск освободил политзаключенных, но этого очень мало. Отменять за это все санкции неверно.

Сегодня Шварценберг участвует в большой конференции по смертной казни в Минске. Чешский политик — активный сторонник отмены этого вида наказания. В последний раз он посещал Беларусь как раз для участия в Неделе против смертной казни в 2014 году.

— Тогда у нас тоже было много надежд, что смертную казнь отменят. Сейчас, что меня шокировало, на следующий день после отмены санкций в Беларуси вынесли смертный приговор.

9 марта Карел Шварценберг встретился в Минске с родственниками приговоренных к смертной казни. На встречу приехали родные Сергея Хмелевского и Геннадия Яковицкого, осужденных в 2016 году к исключительной мере наказания. Также на встрече присутствовали посол Чехии в Беларуси, правозащитники и мать Владислава Ковалева, который был расстрелян в 2012 году, сообщает БелаПАН.

По мнению Шварценберга, о подобных делах правозащитники должны сообщать зарубежной прессе еще до вынесения приговора.

— К сожалению, пока об этом практически не пишут. И даже я, будучи председателем комитета по иностранным делам в парламенте, поздно об этом узнаю, — считает парламентарий.

Шварценберг считает, что официальный Минск готов пойти на уступки в вопросе моратория или отмены смертной казни:

— Известно, что сейчас в Беларуси сложная финансовая ситуация, поэтому некоторые подвижки в сфере прав человека возможны.

Однако, по признанию Шварценберга, сейчас головы европейских политиков больше заняты вопросами, связанными с конфликтами в Сирии и Украине. Помимо прочего, по словам парламентария, сейчас пришло новое поколение политиков, для которых проблемы, связанные с правами человека, отходят на второй план.