Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY

Политика


RFI

15 февраля Европейский союз снял санкции с Беларуси, президента Лукашенко и его подчиненных. Белорусский лидер поблагодарил ЕС, выразив готовность к диалогу. Европейские санкции, введенные против России в ответ на аннексию Крыма и военные действия на Донбассе, остаются пока в силе. Политику Европейского союза в отношении Беларуси, России, а также Украины, от которой ждут серьезных реформ, в интервью русской службе RFI прокомментировал министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс.

Линас Линкявичюс, фото: Reuters
Линас Линкявичюс, фото: Reuters

— Не было ли снятие санкций с Беларуси поспешным, учитывая не изменившуюся ситуацию с гражданскими свободами в этой стране? К чему приведет это решение?

— Если посмотреть на всю историю санкций, то они были введены из-за появившихся в стране политических заключенных — их было немного, но они все же присутствовали постоянно. Мы последовательно требовали освободить политзаключенных. Причина ввода санкций, говоря юридически, была как раз таки в наличии политических заключенных. Так получилось, что белорусские власти приняли решение освободить их. Мы посчитали этот шаг очень важным, но вместе с тем, как это и сказано в последнем документе Совета министров, не все в Беларуси положительно и гладко. Есть упомянутые положительные шаги, которые мы позитивно оцениваем, например, возврат к диалогу по правам человека. Но в том же документе сказано, что нас до сих пор беспокоит положение дел по правам человека. Наша критика остается, и этот фактор будет иметь место в рамках нашего будущего диалога.

Никто не ведет себя наивно, полагая, что за ночь, за день или за неделю можно коренным образом изменить ситуацию в стране по отношению к демократии, правам человека, правам политических партий. У нас нет иллюзий, что в этих вопросах изменения произойдут радикально быстро, но положительные моменты мы хотели поощрить.

Я напомню, Беларусь автоматически не ввела ответные санкции в отношении Литвы и Евросоюза, что для нас важно. Есть нюансы и отдельные моменты, которые мы положительно оцениваем, но мы бы хотели, чтобы в будущем их было бы больше. На вопрос, было ли решение своевременным или нет, ответит жизнь. Если динамика покажет, что ситуация идет к улучшению, значит, отмена санкций была своевременной. Если же произойдет обратное, мы снова будем решать этот вопрос. У нас нет цели вводить санкции, мы не чувствуем гордости от того, что мы прибегаем к языку санкций. Это уже последний рубеж, когда отсутствует диалог и наши аргументы не слышат. Тем более, говоря откровенно, санкции не всегда приводят к хорошим последствиям для тех, кто вводит их. Но мы по-прежнему думаем, что это один из эффективных рычагов, который дал результаты, а в будущем будет видно.

— Как снятие санкций ЕС с Беларуси может повлиять на отношения Литвы и Беларуси?

— Беларусь — наш сосед, мы находимся в 30 километрах от границы, протяженность которой вдоль границы с ЕС 700 километров. Нам не все равно, какие у нас отношения. Нам хотелось бы более тесного сотрудничества, но чтобы оно все-таки было ближе к европейскому мышлению. Мы не можем и не имеем права навязывать свои правила и обычаи, но мы желаем, чтобы Беларусь была европейским партнером. В принципе она таковым является в рамках программы Восточного партнерства. Если раньше не было даже номинальных движений, то сейчас они начались, что также отмечается позитивно. Возобновились переговоры по упрощению визового режима.

Но между тем я хочу напомнить об одном негативном факторе, влияющем на наши двусторонние отношения, — строительстве Островецкой АЭС. У нас много вопросов от выбора площадки до начала строительства, которые, по нашему убеждению, проходят с нарушениями международных норм и конвенций. Это не только наше мнение, но также международных комитетов, которые выступили с конкретной критикой к Беларуси. Если до этого диалога по вопросу строительства АЭС в Беларуси не было вовсе, то сейчас мы надеемся на изменения.

В этом вопросе не будет никаких поблажек и компромиссов с нашей стороны, поскольку это слишком серьезный объект для Литвы, Европы и региона, но и для Беларуси. В упомянутом мной документе как раз отмечены те требования, которые Беларусь должна выполнить при строительстве АЭС.

Можно сказать, что на этом этапе Беларуси повезло и основные санкции против Беларуси были сняты. Что же касается России, то из-за аннексии Крыма и ситуации на востоке Украины санкции по-прежнему действуют и Литва выступает одним из первых сторонников этих санкций. Во Франции же политики неоднократно заявляли о вреде санкций для экономики страны и ЕС в целом. Какова позиция Литвы по этому вопросу сегодня, учитывая активные разговоры о снятии санкций с России на Западе?

— Видите ли, никто не гордится санкциями, но они были введены по каким-то причинам. Аннексия Крыма как раз и послужила поводом для введения санкций, и пока Крым остается аннексированным Россией, причин для снятия санкций нет, их действие должно продолжаться. Что же касается списка с частными лицами, в отношении которых действуют санкции, то он даже меньше, чем аналогичный список для Беларуси, что тоже для меня странно. Этот список был введен, так как произошло нарушение территориальной целостности Украины.

Что касается экономических санкций, которые мы будем пересматривать летом, то они напрямую связаны с выполнением Минских соглашений. Нельзя забывать, что эти соглашения прошлого и позапрошлого годов связаны напрямую с ситуацией безопасности. Этого мы не наблюдаем. Если мы будем последовательно исходить их тех причин, почему эти санкции были введены, то смысла снимать санкции сейчас нет — причины не устранены. Даже те, кто призывает к отмене санкций, всегда добавляют условие, которым является выполнение Минских соглашений, чего мы в данный момент не видим.

Об этом говорят и европейские наблюдатели, миссия ОБСЕ на востоке Украины, так ведь?

— Есть, конечно, эти соглашения, но есть еще и здравый смысл. Некоторые говорят, что деэскалация будет позже, а сперва нужно принять политические решения, провести реформы, даже решения о децентрализации. Я в этом не вижу никакой логики, так как откладываются вопросы безопасности, это чувствительные моменты.

По-прежнему наблюдается скопление тяжелого вооружения не только на разграничительной линии, но и на самих территориях, где присутствуют российские военнослужащие, даже проводят учения вместе с сепаратистами. Эту ситуацию, говоря о безопасности, принимать как нормальную очень сложно.

Также  говорить о выборах в Донецкой и Луганской областях очень сложно. Там нет никакого присутствия украинской власти, СМИ не работают. Мы должны исходить из здравого смысла: когда Россия говорит, что Украина должна выполнить то, что пообещала, оставаясь при этом в стороне и даже не признавая себя стороной конфликта. Из этой логики я не вижу никаких предпосылок прогресса, потому что в исходной ситуации нет прогресса. Отказ от санкций означал бы отказ от единственного рычага, который мы сейчас используем. Больше нет никаких рычагов, только санкции.

Со стороны агрессора такое решение было бы очень долгожданным, если бы западные страны снова сдались, как это было в 2008 году после войны на Южном Кавказе. Как мы знаем, были конкретные требования и неплохие заявления, однако все они растаяли через 2−3 месяца, и мы вернулись в нормальное русло. Если мы будем повторять такие ошибки сейчас, то нам не стоит удивляться, что опять возникнут кризисные замороженные конфликты, как на Южном Кавказе, Осетии или Приднестровье. Кандидатов на такие события много. Конечно, мы не можем винить себя, что кто-то аннексирует соседей, но мы должны винить себя, потому что, имея возможность воздействовать, этого не делаем.

По оценкам наблюдателей на востоке Украины, действие Минских соглашений нарушается с обеих сторон. Может ли это повлиять на отношения ЕС с Украиной и Литвы с Украиной?

— Украина должна делать больше: бороться с коррупцией, проводить реформы, что очень трудно дается, как мы знаем. Но давайте не забывать, кто в этом конфликте является агрессором, а кто жертвой. Ошибка в том, что иногда мы забываем и сравниваем ответственности и неадекватно разделяем их, как мне кажется. Я повторюсь, что мы не снимаем тех обязательств, которые должна выполнить Украина, она сама это понимает, как трудно это дается. Но все-такие главная ответственность ложится на тех, кто все это начал, усугубил и продолжает это делать.

Вы отметили проблему коррупции в Украине. Вспоминая отставку министра экономики Украины литовского происхождения, Айварас Абромавичюс заявил, что не хочет быть частью той системы. Как вы можете прокомментировать его решение?

Он бы лучше прокомментировал, так как он работал в правительстве. Но я понимаю, так как знаком с ним, мы с ним часто беседовали. Он действительно брался за реформы, и репутация для него была важнее, чем зарплата. Он был бизнесменом, и это не было для него проблемой. Конечно же, он не допускал коррупции в своем ведомстве и вокруг. Если же этот протекционизм, политический нажим, по его оценкам, продолжались, то, видимо, просто закончилось терпение.

Мы оценили этот момент как «холодный душ». Те, кто полагал, что все идет нормально, поняли, что на самом деле все не так и надо осознать, что интересы государства важнее, чем интересы богатых людей. Надо найти силы и потенциал, чтобы сплотиться. Ситуация в экономике и безопасности сложная и казалось бы некогда тратить усилия на внутренние склоки. Надеюсь, это послужит примером и поможет очистить ряды и идти вперед, а не разрушать построенное своими же руками.