Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

Новость дня


Чему белорусская армия может научиться у украинской, как изменилась военная доктрина Беларуси, готовится ли страна к гибридной войне, как министр обороны проводит свой отпуск — обо всем этом в интервью телеканалу Беларусь-1 рассказал сам глава оборонного ведомства Андрей Равков.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

О новой военной доктрине

По словам Андрея Равкова выработка новой военной доктрины на смену редакции документа от 2002 года Беларуси была необходима, потому что серьезно изменилась обстановка как в мире, в европейском регионе, так и у наших границ.

— Многие государства применяют способы решения политических вопросов с точки зрения расшатывания государства изнутри. Порождая внутренний вооруженный конфликт, они применяют экономические, политические способы, потом уже — какие-то диверсионные, террористические, военные. Расшатывая обстановку, они добиваются того, что происходит смена политической власти, переустройство государства. Это сейчас стало правилом в мире.

Белорусская военная доктрина в связи с этим была очень глубоко переработана. В частности, среди этапов военного конфликта был определен этап внутреннего вооруженного конфликта.

— Соответственно, были определены те превентивные и непревентивные способы, меры, силы и средства для того, чтобы эти риски просто ликвидировать.

Неизменной в доктрине осталась миролюбивая направленность политики Беларуси.

— Мы никого не рассматриваем в качестве противника. Мы не хотим ничьей земли, но мы и свою землю не отдадим ни пяди. Для этого мы будем применять все силы и средства, которые у нас есть.

О ситуации у границ Беларуси и гибридной войне

По словам Равкова, военная опасность существует всегда. Примерами он назвал размещение сил и средств НАТО вблизи границ Беларуси, конфликт в Украине.

— Но чтобы перерасти в угрозу, должны быть конкретные действия предполагаемых или потенциальных противников. Таких действий пока нет. Говорить о том, что сейчас есть угроза развязывания войны, мы не можем.

Андрей Равков. Фото: БЕЛТА
Андрей Равков. Фото: БЕЛТА

Комментируя появление термина «гибридная война», министр обороны отметил, что это сущность всех войн, которые ведутся в последние 10−15 лет.

— Они начались еще в 90-х годах. Затем в министерстве обороны США в 2007 году Фрэнк Хофман издал работу «Конфликты 21 века. Сущность гибридной войны». В ходе ведения военных действий применяются формы и способы, силы и средства, не только классические (кадровая армия, штатные силы и средства), но и такие, как терроризм, диверсионные действия, партизанская война, применение высокоточного оружия без сухопутных группировок.

Белорусская армия, по его словам, давно работает над этим вопросом. Так, были созданы силы специальных операций, совершенствуется система территориальной обороны.

— Кроме того, мы очень активно изучаем тот опыт, которые получают вооруженные силы Украины на территории своей страны.

Урок Украины: контрактная армия пока не нужна

Говорить о переходе на контрактную армию в Беларуси преждевременно и некорректно, убежден Равков.

— Нужно просто посмотреть на те государства, где началась война. Далеко ходить не надо, взять Украину. Они в течение нескольких лет позиционировали переход от армии по призыву к контрактной армии. Как только что-то началось, а у них началось действительно, они перешли на призыв, на срочную службу. От этого никуда не уйти.

По словам министра, срочная служба в государстве с небольшим населением позволяет в кратчайшие сроки подготовить мобилизационный запас.

— Мы не отказываемся от того, что нам необходимо увеличивать контрактную составляющую. Но мы не гонимся за количеством, мы гонимся за качеством.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Говоря о финансировании армии, Равков отметил, что стандарт в НАТО — выделение на военные нужды 2% бюджета. В Беларуси эта цифра немногим превышает 1%.

— Но надо понимать, что мы живем в сложной экономической обстановке, в условиях тотальной экономии. Те расходы, которые государство дает на вооруженные силы, идут на те направления, которые будут давать или дают стратегический эффект для обороноспособности страны.

Об альтернативной службе и дедовщине

Равков напомнил, что в прошлом году был принят закон об альтернативной службе, который предполагает введение с 1 июля 2016 года этого института в Беларуси.

— Альтернативная служба ни в коей мере не связана с вооруженными силами. Вопросами обеспечения людей, которые будут проходить альтернативную службу, будет заниматься Министерство труда и социальной защиты.

По словам Равкова, Минтруда будет определять те направления общественно-полезной деятельности, которыми займутся эти люди.

— Те люди, которые будут стремиться к альтернативной службе, это их выбор. Мое отношение к этому, конечно, отрицательное.

Министр считает, что дедовщина — это «перенос отношений между молодыми людьми с гражданки в армию». «От этого никуда не денешься. Мы выкорчевываем эту позорную вещь. Но тех мер, которые мы принимаем, недостаточно», — добавил Равков. На вопрос, как часто ему докладывают о случаях дедовщины, министр ответил: «Всегда».

О личном и 23 февраля

На вопрос, должен ли каждый мужчина служить в армии, Равков ответил:

— Как министр обороны, я должен сказать, что каждый мужчина должен служить в армии. Конечно, у каждого своя судьба, своя жизнь, разные форс-мажорные обстоятельства. Но то, что большинство молодых людей должны служить в армии, бесспорно. Они становятся мужчинами, которые способны на мужские поступки, способны родину защищать. А своя родина — это, в том числе, и девушка, и мать, и отец, и дети в будущем.

При этом, он не согласился, что 23 февраля — праздник только мужчин: «И в армии служат женщины, и в обеспечивающих структурах служат женщины».

Фото: Naviny.by
Фото: Naviny.by

По словам Равкова, работа министра обороны повлияла на его общение с друзьями и семьей. Теперь на это стало меньше времени. Вместе с тем, министр отметил, что ему никогда не хотелось бросить службу, даже во время развала СССР.

— Я, честно говоря, со страхом и сожалением смотрел на тех офицеров, которые уходили из белорусской армии на Украину, в Россию, в другие республики Советского союза. Было немножко не по себе.

На вопрос о том, как он проводит отпуск, министр рассказал, что это возможность побыть с семьей, выспаться и помочь родным, если необходимо. «В отпуске не получается оторваться от всех дел, которые идут в армии», — рассказал министр. Своим хобби он назвал чтение.