Политика


Юрий Дракохруст,

То, что действие санкций 15 февраля не вернут, было очевидно всем. Но еще месяц назад представлялось, что, скорее всего, продолжится их «заморозка» еще на несколько месяцев, скажем, до завершения парламентских выборов. Однако незадолго до 15 февраля, когда ЕС должен был решать, что с санкциями делать, стали раздаваться сигналы, звучать заявления, происходить визиты, свидетельствующие о том, что санкции отменят вовсе. Что и произошло. Почему?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио «Свобода»

Это решение можно охарактеризовать шахматным термином «гамбит» — вариант, при котором одна сторона идет на жертву за инициативу и возможности. Почему речь не шла о возвращении к санкционной политике, более или менее понятно: белорусская власть освободила всех политзаключенных, в отношении конфликта в Украине заняла если не нейтральную позицию, то, по крайней мере, позицию, не во всем совпадающую с позицией Москвы, вдобавок оказала миру (ну и Западу в том числе) полезные услуги в урегулировании этого конфликта в Украине.

Главная причина, из-за которой была введена большая часть санкций, была устранена, добрые услуги чего-то стоят.

Однако, на первый взгляд, похожей была ситуация и в 2008 году, во время тогдашнего «медового месяца» между Беларусью и ЕС — политзаключенных и тогда всех выпустили, в российско-грузинской войне Минск в российский военный и дипломатический «строй» не встал. Но тогда лишь приостановили действие санкций.

А сейчас — отменили. Так и ситуация иная. Российско-грузинская война, при всем ее драматизме, казалась изолированным эпизодом, тогда Грузия потеряла территории, которые и много лет до того фактически не контролировала. И после 2008 года партнерство Запада с Россией ни шатко ни валко, но все же продолжалось.

После 2014 года все стало иначе. Логика жесткой конфронтации требует поощрять союзников противника, которые хотя бы немного отклоняются от «генеральной линии». Чем более жесткая конфронтация — тем выше ценится даже небольшое отклонение.

В связи с этим несколько комичным выглядел отрицательный ответ главы европейской дипломатии Федерики Могерини на вопрос журналиста TUT.BY о геополитической подоплеке отмены санкций. Ну как же, конечно, и в мыслях такого не было. Впрочем, противореча самой себе, г-жа Могерини в качестве одного из мотивов решения назвала позицию Беларуси в конфликте в Украине. Так это же и есть геополитика.

Впрочем, был, судя по всему, еще один фактор. Государства и их союзы — это не правозащитные организации и не церкви. И поэтому санкции, которые они вводят, особенно если вводят по мотивам ситуации с правами человека, — это не моральный протест (не только он, по крайней мере), а инструмент политики. Санкции вводятся, чтобы добиться улучшения ситуации.

Так в этом смысле они, с одной стороны, выполнили свою задачу: было сказано — политзаключенных в Беларуси быть не должно, их и нет. С другой, выяснилось, что к существенным политическим изменениям санкции не привели, сложилось впечатление, что и не приведут.

И ЕС разыграл гамбит, сделав крупный шаг навстречу официальному Минску. Не получается «кнутом», можно попробовать «пряник».

Это известный риск, как и любой гамбит в шахматах. В обозримом будущем вернуть санкции будет невозможно и психологически, и с учетом неторопливости и сложности принятия решений в ЕС, разве что белорусские власти учинят нечто совершенно чудовищное. Иными словами, они сейчас вольны учинять вещи нечудовищные, хотя и предосудительные, не опасаясь возвращения санкций.

Но есть нюансы. Авторитарная система не может заменить свои институты на демократические, не перестав быть самой собой. Но она может пойти на послабления, поблажки, ослабить хватку. Сущностно она при этом не меняется, но для людей, живущих в авторитарном «парадизе», сила государственных «объятий» — вопрос совсем не второстепенный. Шаги, сделанные навстречу этой системе, могут быть психологическим мотивом, чтобы и она в порядке взаимности на послабления и пошла или хотя бы не ухудшала существующую ситуацию.

Впрочем, новая политика Европы (а отмена санкций — не одноразовый шаг, а элемент новой политики) предусматривает не только психологические, но и более ощутимые стимулы. Санкции, по идее, должны были побуждать белорусские власти вести себя более или менее благочинно ради отмены санкций или ради их нерасширения. Теперь к благочинию будут побуждать позитивные ставки, иными словами, предполагается, что условные «голуби» в белорусском руководстве будут говорить условным «ястребам»: «Вы там поаккуратнее, а то у нас тут кредит ЕБРР намечается, евробонды собираемся разместить, президент с визитом в Брюссель едет, а вы своими дубинками не только по головам крамольников, но и по этим важным государственным интересам лупите». Подействует ли это — как знать. Негативные ставки санкций позволили Западу за 5 лет достичь всего лишь освобождения политзаключенных.

А позитивные ставки — это лишь возможности, заложенные в решении об отмене санкций. С официальными визитами главы государств ездят по приглашению, а они даже в отсутствии санкций могут быть, а могут и не быть. Финансовые «пряники», о которых говорили представители ЕС, — они опять же и в отсутствии санкций могут быть, а могут и не быть. А наличие этих приятных и полезных вещей некоторым образом будет зависеть и от степени благочиния.

Если говорить об интересах Запада, то его гамбит действительно дает ему ряд возможностей. В свое время США всего лишь нормализовали отношения с Китаем Мао, восстановив дипломатические отношения. Но уже одно это повлияло на позицию Москвы, она вынужденно стала более гибкой. Беларусь 2016 года — не Китай 1971 года, но некоторое изменение на шахматной доске, на которой сражаются Запад и Россия, нормализация отношений ЕС и РБ произведет. Небольшое, но большой успех слагается из малых, курочка по зернышку клюет и сыта бывает. В полной мере этот эффект может быть достигнут при полном признании.

Не в том дело, что отмена санкций приведет к «побегу» Беларуси во главе с Лукашенко на Запад. Не приведет. Но в 1971 году Мао в НАТО тоже не вступал. А расклад изменился.

Ну, а насчет «побега»…Завтра так точно его не будет, но теперь Европа, судя по всему, переходит в отношении Беларуси к давней, еще времен Вилли Брандта, немецкой политике — «изменение через сближение» (Wandel durch Annäherung).

Вовлечение белорусской правящей элиты в разнообразные формы взаимодействия с Европой должно, по замыслу, изменить ее, не то чтобы привить европейские ценности, но, по крайней мере, создать у нее некие европейские интересы. Впрочем, это касается и общества в целом, согласно опросам самый высокий уровень проевропейских настроений за последнее десятилетие был в Беларуси именно в предыдущий период нормализации отношений с ЕС — в 2009—2010 годах. Подобные настроения в Беларуси прямо на принятие государственных решений не влияют, но и не сказать, что они не имеют никакого значения. А изменения тогда были вызваны всего-то уменьшением градуса антизападной пропаганды да ТВ-картинкой рукопожатий президента с европейскими партнерами.

Это большее присутствие Европы, сближение, может вызвать изменения далеко не сразу. Это вообще не точно рассчитанная многоходовка, венец которой — Майдан или вступление Беларуси во главе с Лукашенко в НАТО. В отличие от шахмат, особенность многоходовок в политике и вообще в жизни — в том, что они, как правило, горят синим пламенем уже на втором ходу. Но долгосрочные стратегии иногда и срабатывают.

Может, и не получится то изменение. С Россией вот не очень получилось, мягко говоря. Это риск, пари. Как и санкционная политика, кстати. Последняя выглядит безрисковой из-за ее большей простоты: введем санкции и ждем, когда в подсанкционной стране произойдут изменения. Риск в том, что при этом упускается альтернатива, которая может дать больше.

Этой альтернативе стоит пожелать успеха.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.