Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Политика


Реализация положений декрета № 3 о предупреждении социального иждивенчества («декрет о тунеядстве») не нарушила Конституцию. Об этом заявил председатель Конституционного суда Беларуси Петр Миклашевич на пресс-конференции в Минске, отвечая на вопрос TUT.BY.

«В целом конституционность декрета, хочу подчеркнуть, мы не проверяли», — рассказал Миклашевич, объяснив это тем, что в КС не обращались с запросом уполномоченные на то субъекты (президент, парламент, правительство и т. д).

Однако принятие декрета повлекло за собой изменения в Налоговом кодексе и КоАП. Эти нормы Конституционный суд проверил и нарушений основного закона страны не нашел, отметил Миклашевич.

Он напомнил, что кроме права на труд в Конституции есть обязанность граждан финансировать госрасходы путем уплаты налогов.

«Право на труд государством обеспечивается, безработица сведена к минимуму. У каждого гражданина нашей страны есть реальная возможность трудиться», — заявил Миклашевич, приведя как негативный пример ситуацию с безработицей во Франции, где президент Олланд недавно объявил «о чрезвычайном положении в экономике».

«Хочу напомнить простую истину. Еще древние философы говорили, что человек, живя в обществе, не может быть свободным от общества. Карл Маркс прямо утверждал, что это аксиома и не требует доказательств. Каждый гражданин страны обязан принимать участие в создании общего блага, которое используется всеми членами общества», — отметил председатель Конституционного суда. По его словам, размер «налога на тунеядство», 4,2 млн рублей — не чрезмерный.

Напомним, 2 апреля 2015 года Александр Лукашенко подписал декрет о предупреждении социального иждивенчества. Сумма налога на тунеядство — 20 базовых величин, или 4,2 миллиона рублей при нынешнем размере базовой. Платить его должны все белорусы, которые не работали больше 183 календарных дней в году. Исключение сделано для несовершеннолетних, инвалидов, пенсионеров, многодетных матерей, студентов, официально безработных и тех, кто фактически не был в Беларуси больше 183 дней.

,