Политика


«Мы называем 13 января еще одним Днем Победы», — говорит бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс. 25 лет назад он был одним из лидеров движения по освобождению страны от, как он сам выражается, «советской колониальной системы». Ключевым стал «вильнюсский переворот» в начале 1991-го, который запустил принцип домино развала СССР. Республика первой провозгласила свою независимость. Правда, свобода стоила государству 14 человеческих жизней и более шести сотен раненых.

TUT.BY начинает проект «Цена независимости», в котором вспомнит, чего стоила свобода от СССР. Первой была Литва.

Фото с сайта theatlantic.com
Литовцы вышли на митинг за независимость от СССР в январе 1991 года. Фото с сайта theatlantic.com

Литва стала частью Советского Союза в июле 1940 года. Сегодня историки спорят, было это присоединение добровольным или все-таки аннексией. Как бы там ни было, этот процесс происходил на фоне боевых действий Второй мировой войны. Небольшому государству нужна была защита мощного союзника, а СССР — максимально приближенная к противнику линия фронта. На том и договорились.

За полвека советской жизни литовцы не успели сильно прикипеть к укладу жизни в СССР и впитать в себя коммунистические идеалы. И как только большая страна в 80-х годах прошлого века столкнулась сразу и с политическим, и с экономическим кризисами, Литва решила снова объявить о своей независимости. Но это желание небольшой республики в Кремле всерьез не воспринимали.

Фото с сайта theatlantic.com
Фото с сайта theatlantic.com

В самой же Литве в это время начинает организовываться народное движение по отделению страны от СССР. Его последователи получили большинство в парламенте. И, как итог, 11 марта 1990 года Верховный Совет страны во главе с Витаутасом Ландсбергисом принял декларацию о восстановлении независимости. Тогда же на территории республики вместо советской конституции вновь начала действовать старая литовская образца 1938 года.

Москва решение местных депутатов не признала.

«Ведется откровенное одурманивание людей, которым внушаются иллюзорные идеи об их благоденствии в случае выхода из СССР, отказа от социализма», — комментировал все события тогдашний лидер Советского Союза Михаил Горбачев.

Фото с сайта theatlantic.com
Фото с сайта theatlantic.com

Вячеслав Кебич: «Все думали, что Литва успокоится»

Глава белорусского правительства в 1990—1994 годах Вячеслав Кебич встречался с Горбачевым на съезде народных депутатов СССР в декабре 90-го, за три недели до «вильнюсского переворота». На заседании обсуждался и литовский вопрос.

— Помню, на съезде Горбачеву доложили про события в Литве. Все подавалось так, что она якобы хочет отделиться от СССР. Но какое там «якобы», когда литовская делегация обращалась ко всем за поддержкой своего решения, — вспоминает сегодня Вячеслав Кебич. — Все думали, что Литва успокоится. И Горбачев тогда заявил, что там просто нужно навести порядок.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Вячеслав Кебич. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Для этого в середине 1990-го Кремль организовал энергетическую блокаду Литвы и прекратил поставки в страну нефти. Но на сепаратистские настроения народа это не сильно повлияло.

Тогда в январе 1991 года литовские коммунисты создали Комитет национального спасения. За несколько дней до этого правительство подняло цены на продовольствие более чем в три раза. Хоть парламент это решение не поддержал, спасти ситуацию это уже не помогло — тысячи литовцев вышли на уличные акции протеста к зданию парламента.

Член народного освободительного движения того времени Андрюс Кубилюс считает, что это была спланированная акция Кремля.

— Мы предполагали, что советские власти могут устроить провокацию до 15 января 1991 года. США заранее объявили о начале в этот день военной операции в Кувейте. Тогда все внимание общественности было обращено на Ближний Восток. И Москва этим воспользовалась, — комментирует события 25-летней давности политик. — Повышение цен и недовольство людей были для руководства Советского Союза предлогом, чтобы вывести своих военных на улицы литовских городов.

Андрюс Кубилюс. Фото с сайта 15min.lt
Андрюс Кубилюс. Фото с сайта 15min.lt

7 января 1991 года сторонники Советского Союза из организации «Единство» попытались штурмом взять парламент страны.

Председатель Верховного Совета Витаутас Ландсбергис тогда обратился к литовцам с просьбой не допустить захвата государственных зданий прокремлевскими силами и отстоять свою независимость.

В ответ на это уже 8 января Кремль выразил публичную обеспокоенность происходящим. Поводом послужили «многочисленные телеграммы жителей Литвы с призывом к союзному руководству навести в республике порядок», как заявил председатель Палаты национальностей Союзного парламента Рафик Нишанов. Эти «письма» стали поводом, чтобы в ближайшие два дня СССР перебросил из Псковской области России в Литву бойцов спецподразделения «Альфа» и десантников.

На следующий день сотни тысяч людей разных политических взглядов вышли на улицы. Одни требовали воссоединения литовцев с СССР, другие — защищали независимость.

Горбачев официально потребовал восстановления на территории Литвы действия Конституции СССР. Неподчинение грозило вводом войск.

11 января это и произошло. Советские военные патрулировали улицы и установили свой контроль над вильнюсским домом печати и другими важными общественными зданиями по всей стране.

Фото с сайта theatlantic.com
Михаил Горбачев в 1990 году общался с литовцами на улицах Вильнюса. Фото с сайта theatlantic.com

Люди встретили танки живым щитом

В ночь с 12 на 13 января советские военные въехали в Вильнюс на танках. Сторонники независимости вели на ключевых объектах круглосуточное дежурство и строили баррикады.

— Вот как я запомнил эту ночь. Вместе с руководством нашего Движения за независимость сначала были в штабе. А когда события начали развиваться, на старых «жигулях» поехали в центр. Мы следовали за колонной бронетехники. Но она миновала все объекты и вернулась в свой лагерь, — рассказывает Андрюс Кубилюс.

Но была еще и вторая колонна. Как потом выяснилось, она поехала в сторону телебашни Вильнюса. Люди встретили танки «живым щитом». Итог — 14 убитых и сотни раненых. Советские военные заявили, что они здесь ни при чем, так как стреляли только холостыми патронами. Они обвинили в провокациях и жертвах сторонников независимости. Тем более что среди погибших оказался и боец «Альфы».

Фото с сайта theatlantic.com
Штурм телебашни в Вильнюсе в 1991 году. Фото с сайта theatlantic.com

Точка в этой истории не поставлена до сих пор. Литовская прокуратура в 2014 году закончила расследование и подготовила 700 томов уголовного дела. Но до суда оно до сих пор не доведено. Бывший премьер-министр страны Андрюс Кубилюс верит, что скоро это произойдет и виновные будут наказаны.

— Нам и сейчас предельно ясно, кто в кого стрелял. Тем более что в ту ночь люди погибали не только от пуль, но и под гусеницами танков, — высказывает мнение политик. — Дело до сих пор не доведено до суда из-за бюрократической волокиты. Дело в том, что многие из причастных не живут на территории Литвы. Это создает большие трудности для следствия.

Фото с сайта theatlantic.com
Оружие советских военных на базе в Каунасе. 1991 год. Фото с сайта theatlantic.com

Говоря об этом, Андрюс Кубилюс имеет в виду и гражданина Беларуси Владимира Усхопчика. Литовская прокуратора считает бывшего начальника Вильнюсского гарнизона одним из 69 подозреваемых в событиях 13 января 1991-го.

Выдержка из постановления прокуратуры Литвы 2001 года о розыске Владимира Усхопчика:

«Усхопчик Владимир Никитович, используя войска бывшего СССР, захватывал госучреждения и предприятия, участвовал в убийствах жителей Литвы и нанесении им телесных повреждений, похищал оружие, осуществлял разбой, имея целью захватить государственное и общественное имущество».

Прокуратура соседней страны несколько раз безрезультатно просила у наших властей выдачи генерала. Договорились только о допросе. Усхопчик свою причастность к жертвам отрицает и перекидывает всю ответственность на министра обороны Литвы в те годы Аудрюса Буткявичюса. Чиновник был сторонником независимости страны.

— Не преступник я, преступники те, кто развалил Советский Союз, — говорил Владимир Усхопчик в интервью газете «Народная воля». — Хотя мое имя уже столько лет полощут в связи с этой историей… Конечно, я, как и любой нормальный человек, переживаю. Я говорил уже об этом: бывший министр охраны края Буткявичюс в своих воспоминаниях не раз рассказывал, кто готовил всю эту операцию, где и какие советники сидели, кто и из какого оружия стрелял. Офицеры из моего гарнизона по людям не стреляли. Я запретил выдавать им боеприпасы.

Владимир Усхопчик. Фото: bymedia.net
Владимир Усхопчик. Фото: bymedia.net

«В Беларуси многие до конца не знали, что там происходит, и не вдавались в подробности»

Несмотря на то, что практически на границе с нашей страной происходил политический переворот, в Беларуси все было спокойно.

— Белорусские власти никак на это не реагировали. Многие до конца и не знали, что там происходит, и не вдавались в подробности. И в МВД, и в КГБ были спокойны, — вспоминает тогдашний премьер Вячеслав Кебич.

Не нагнетала обстановку и пресса. Главный печатный орган страны, а по совместительству и ЦК КПСС — газета «Советская Белоруссия» — о трагических событиях в Вильнюсе 13 января и предшествующих волнениях отчиталась только 15-го числа. Помимо официальной и верной линии партии сводки ТАСС был и большой репортаж-рассуждение «Диалектика» сепаратизма" с осуждением национализма и призывами воссоединиться всем гражданам Литвы. Лучше — на благо СССР.

Номер газеты «Советская Белоруссия» за 15 января 1991 года.

В следующих номерах события в Литве описывались в исключительно верном партии ключе.

— В обществе в то время были полярные настроения насчет Советского Союза. Часть редакции приветствовала эти процессы, но большинство все-таки воспринимало это драматично и даже трагично. Распад страны неизбежно связан с человеческими судьбами. Потому что некоторые так и не смогли приспособиться к новым условиям, — рассказывает бывший главный редактор «Советской Белоруссии» Зиновий Пригодич.

Первая полоса «Советской Белоруссии» за 18 января 1991 года.

Он говорит, что прямых указаний из Кремля о том, что писать про события в Литве, а что — нет, ему не поступало.

— Я, как редактор, присутствовал на заседаниях бюро, на пленумах. Я видел растерянность в глазах высших партийных чинов. Все ждали указаний из Москвы. А таких указаний не было, — вспоминает журналист. — Я думаю, что Прибалтике нужно было дать свободу и не доводить дело до такого кризиса и конфликта. Нужно было красиво и мирно развестись.

Единственные фото «вильнюсского переворота» в газете «Советская Белоруссия». 1991 год

Наверное, единственное место в нашей стране, где в 1991-м обсуждался литовский путч, — это парламент. Станислав Шушкевич в то время занимал пост первого зампреда Верховного Совета. Вместе с другими депутатами его командировали в Вильнюс оценить обстановку. У всех были разные взгляды на происходящее.

— Со мной в Вильнюс поехал один ветеран, военный в отставке. В свое время он был членом ЦК Компартии Литвы. Он был убежден в том, что национальную неразбериху устроили какие-то провокаторы, — рассказывает Станислав Шушкевич. — Но в Литве он пошел к своему другу. Такому же военному, как и он. И утром этот ветеран вернулся и сказал, что теперь он тоже на моей стороне. Потому что понял: люди не хотели таких порядков, которые унижают их национальное и человеческое достоинство.

Митинг за независимость Литвы от СССР. Вильнюс, 1991 год

За поддержку независимости Литвы в 1991 году политик получил орден Витаутаса. Но говорит, что в Беларуси реализовать литовский сценарий в те годы было невозможно. По его словам, в Литве в то время было достаточное количество людей, «которым надоели колониальные советские порядки». И были лидеры, готовые повести за собой толпу.

— Знаете, между нами есть отличие. Литовцы — сначала литовцы. А уже потом коммунисты, либералы, христианские демократы или кто-то еще. Они не нацисты, а патриоты, которые уважают свой народ, — уверен Станислав Шушкевич. — А у нас, кого ни возьми, сначала коммунисты или приверженцы другого течения, а потом уже белорусы. Но это не наша вина, а наша беда. Потому что был строй практически колониальный, который заставил наших людей быть такими.

Фото: 90s.by
Станислав Шушкевич. Фото: 90s.by

«Если рассуждать по-государственному, Литва отделалась малой кровью»

Литва первой вышла из состава Советского Союза. И Шушкевич называет это их великим достижением. Правда, за него пришлось заплатить 14 человеческими жизнями.

— Вообще, смерть хотя бы одного человека — это уже большая цена за что бы то ни было. И сказать иначе — значит, оскорбить его родителей. Но если рассуждать по-государственному, Литва отделалась малой кровью, — считает Станислав Шушкевич.

Бывший премьер-министр Литвы придерживается такого же мнения.

— Каждая жизнь — это большая цена. И мы приняли этот факт как очень трагический. Погибали очень молодые люди. Но мы получили свою свободу, которую сумели защитить, — говорит политик. — С другой стороны, если бы не произошло того переворота, то наша независимость могла бы стоить нам еще дороже. Мы видим, сколько жизней в той же Украине сегодня забирают имперские настроения Кремля.

Фото с сайта theatlantic.com
Похороны жертв «вильнюсского переворота» в центре литовской столицы. Фото с сайта theatlantic.com

Тогдашний премьер-министр Беларуси Вячеслав Кебич высказывает мнение, что Михаилу Горбачеву нужно было решать вопрос с Литвой не военными силами, а политическими.

— Литовцы выразили политическую волю выйти из состава Советского Союза. Нужно было им дать это право. Только потребовать взамен вернуть в состав Белорусской ССР Вильнюс и некоторые районы Гродненской области, которые достались Литве по договору Молотова-Риббентропа взамен на присоединение в 1940 году, — считает Кебич.

Правда, о последствиях такой дележки он не говорит.

Один из участников Литовского народного фронта Андрюс Кубилюс уверен, что в Беларуси не было предпосылок выйти из СССР по литовскому примеру. Главное — советский менталитет людей, который был силен у наших граждан.

Фото с сайта polityka.pl
Фото с сайта polityka.pl

Уже 25 лет 13 января в Литве отмечается День памяти защитников свободы.

— Сегодня можно видеть, чего Литва достигла за 25 лет свободы и какие перспективы перед нами открываются на будущее. Это особенный день, — говорит Кубилюс.

События 91-го в Литве дали старт серии путчей во многих странах Советского Союза и ознаменовали собой начало распада большой страны. Завершился он спустя почти год. Беловежские соглашения 8 декабря 1991 года окончательно поставили точку в истории СССР.

Фото с сайта lenta.ru
Фото с сайта lenta.ru