• Другие новости

Политика


В соседней Польше развивается конституционный кризис. После прихода к власти консерваторы из партии «Право и справедливость» (ПиС) под руководством Ярослава Качиньского начали постепенно ограничивать права неподконтрольных СМИ и Конституционного суда. Официальная причина — борьба с коррупционерами и ликвидация помех для выполнения своих щедрых социальных обещаний. Недовольные поляки выходят на массовые протесты. Евросоюз, польская оппозиция и эксперты внутри страны в замешательстве: они не понимают, как относиться к первым шагам страны на пути к авторитаризму.

Фото: Reuters
Ярослав Качиньский. Фото: Reuters

В конце ноября ПиС, имеющая большинство в обеих палатах польского парламента (Сейма), предложила отменить уже принятое решение этого же органа о назначении пяти судей Конституционного суда. Они были назначены еще старым составом Сейма, где доминировала другая партия — «Гражданская платформа». Однако Конституция Польши позволяет депутатам лишь назначать судей КС, но не снимать их.

Новое большинство в Сейме это не остановило, они отменили старое решение и в течение следующей недели назначили пятерых новых судей. Конституционный суд ни одно из этих решений не признал. Тогда правительство (образованное все тем же парламентским большинством) заявило об игнорировании решений КС, потому что они вынесены «неправомочным составом».

Параллельно депутаты от ПиС начали готовить закон об ограничении полномочий Конституционного суда. По предложенным поправкам, эта инстанция, состоящая из 15 судей и обладающая правом заблокировать любую инициативу правительства, может принимать решения не простым большинством, а лишь 2/3 голосов. Теперь на заседании должны присутствовать не менее 13 судей. Помимо этого, КС не сможет самостоятельно увольнять судей, а будет готовить соответствующий запрос в Сейм, и по требованию президента или министра юстиции может быть начато дисциплинарное расследование в отношении судьи.

В стране начались массовые протесты. В Варшаве и других городах на улицы вышли десятки тысяч человек. Против закона выступили ведущие польские юристы и даже бывший президент Лех Валенса. Еврокомиссия призвала польские власти не принимать закон, из Варшавы им порекомендовали не вмешиваться во внутренние дела страны.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Закон был принят Сеймом 22 декабря и спустя шесть дней подписан президентом Анджеем Дудой, также представителем ПиС, победившим на последних выборах.

Глава Европарламента Мартин Шульц заявил, что события в Польше имеют «характер государственного переворота». Глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн пригрозил Польше лишением права голоса в Евросоюзе, если новые польские власти не изменят свою политику.

Но ПиС пошла дальше. 30 декабря Сейм одобрил законопроект по усилению контроля над общественным радио и телевидением. Теперь назначать и увольнять их руководителей можно только с одобрения Национального совета по СМИ, подконтрольного ПиС. Кроме того, согласно новому законопроекту о СМИ, каналы общественного вещания приобретут статус «национальных институтов культуры». Ожидается, что президент Дуда подпишет закон в ближайшее время. Организации, защищающие свободу СМИ, в том числе Европейская федерация журналистов, Европейский вещательный союз и «Репортеры без границ», выступили в среду с совместным заявлением, где осудили поправки к закону о СМИ, назвав их «возмутительными» и «принятыми в спешке».

Павел Усов, фото: Белсат
Павел Усов, фото: Белсат

Чтобы разобраться, что происходит у западных соседей и куда это может их завести, мы обратились к белорусскому аналитику, доктору политических наук Павлу Усову, который живет в Варшаве.

Что это такое?

— Многие тут до сих пор не могут однозначно ответить, что происходит. Большинство польских аналитиков убеждены, что политика ПиС не соответствует правовым рамкам конституции. Идет ли Польша по следам Беларуси или России? Пока рано об этом говорить, хотя тенденции к снятию ограничений на политику правящей партии, конечно, есть.

Усов называет это «ползучим авторитаризмом» и «подрывом системы сдержек и противовесов».

По словам политолога, в Польше сегодня настолько высок градус конфликтности, что пришло время говорить о «майданизации» общества. К протестам против политики ПиС подключились широкие слои населения, в том числе интеллигенция.

— Например, в Краковском университете, который закончил президент Дуда, возникла инициатива со стороны сената вуза, чтобы лишить Дуду титула доктора права. Причина — он нарушил конституцию, когда подписал закон об ограничении полномочий Конституционного суда и не прислушался к его решениям.

С чего все началось?

Говоря о предыстории конфликта, Усов отмечает, что ПиС перед выборами обещала начать программу «500 злотых на ребенка». Именно эту сумму, эквивалентную примерно 2,4 млн белорусских рублей, польские консерваторы пообещали платить ежемесячно на второго и каждого последующего ребенка в семье.

Благодаря таким обещаниям ПиС удалось получить большинство от половины поляков, пришедших на парламентские выборы в конце октября 2015 года.

— Теперь, когда началось наступление на конституцию, часть тех, кто голосовал за ПиС, уже довольно сильно критикуют ее и, в первую очередь, президента Дуду. С ним связывалось очень много надежд, что он будет новым лицом, а оказалось, что он был и остается марионеткой лидера партии Ярослава Качиньского. Это очень сильно раздражает даже сторонников ПиС и вызывает шок за рубежом — президент крупной страны в Европе не является самостоятельной фигурой.

Фото: Reuters
Анджей Дуда. Фото: Reuters

По словам политолога, последние опросы показывают снижение поддержки ПиС и президента Дуды. Набирает популярность новая оппозиционная либеральная партия «Современная Польша», имеющая сегодня до 15% поддержки. Она возглавила политические протесты против ПиС, отмечает Усов.

Зачем?

— Главным объяснением наступления на Конституционный суд стало то, что он якобы будет мешать реализации программы «500 злотых на ребенка». Второй момент, которым они это объясняют, это то, что якобы в период правления «Гражданской платформы» и президента Бронислава Комаровского произошло разрушение государства, власть оказалась в руках безответственных людей и коррупционеров, которые разграбили Польшу. А теперь ПиС якобы исправляет ошибки предыдущих властей и создает сильное государство, независимое, в том числе от решений Брюсселя. Эта риторика очень напоминает то, что мы слышали в Беларуси и России.

Что дальше?

Политолог ожидает дальнейшего наступления правящей партии на работу уже частных СМИ, среди возможных мер также называется ограничение полномочий местных властей и изменение конституции. Среди возможных экономических мер — новый налог на иностранные банки для получения денег на программу «500 злотых на ребенка».

Павел Усов видит три варианта сворачивания сегодняшней политики правящей партии ПиС.

— Первый вариант — серьезный конфликт и раскол внутри правящей партии. Назвать ее монолитной нельзя. Некоторые члены партии придерживаются более нейтральной позиции и не всем из них такое стремление ПиС узурпировать импонирует. Если произойдет раскол на умеренных и радикалов, это приведет к новым выборам и подорвет все планы и стратегию ПиС. Это может произойти уже в 2016 году.

Вторым сценарием политолог называет «майданизацию общества», когда власть будет вынуждена уступить под давлением более масштабных протестов, чем сейчас.

— Третий момент — давление Евросоюза и США. Польская оппозиция уже подала ряд заявлений в Еврокомиссию и Европарламент, в 2016 году должны пройти слушания по Польше. Если будет решено, что действия ПиС неконституционны, а это уже сегодня очевидно, то могут последовать санкции. Например, лишение Польши голоса в Европейском совете, приостановка экономических программ, кредитования.

По словам Усова, особое раздражение политика ПиС вызвала в Германии. В том числе потому, что польские консерваторы известны не только своей антироссийской, но и антинемецкой позицией. Кроме того, ПиС отказалась выполнять польскую квоту по приему сирийских беженцев.

— Все ожидают, что реакция ЕС по вопросу Конституционного суда будет очень жесткой. Важен и фактор США, хотя повлиять на позицию ПиС могут только экономические санкции.