Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Экс-кандидат в президенты и бывший политзаключенный Николай Статкевич 27−28 ноября побывал в столице Анголы Луанде, где принял участие во встрече Социалистического интернационала. Своим выступлением в поддержку политзаключенных Анголы белорусский политик вызвал негодование представителей властей этой страны.

Социнтерн — международное объединение левоцентристских партий из более чем 140 стран. Незарегистрированная Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада), лидером которой является сам Статкевич, до заседания в Анголе имела статус консультативного члена в Социнтерне, но теперь ее статус был повышен до полноценного членства, рассказал TUT.BY политик.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Социнтерн старался помочь мне, когда я сидел в тюрьме, принимали различные резолюции, приглашали представителей партии, в том числе мою жену, на свои заседания. Я сам член постоянного комитета Социнтерна по СНГ, Причерноморью и Закавказью. Генсек организации Луис Аяла первым из иностранных политиков приехал в Беларусь после моего задержания. По моей информации, он даже пытался выйти на нашего президента через Ильхама Алиева (глава Азербайджана. — TUT.BY). Сам Луис родом из Чили, он сидел при Пиночете, он предлагал экзотический вариант — забрать меня на какой-то период в Чили (смеется).

По словам Статкевича, он не мог отказать генсеку Социнтерна, когда тот пригласил его на заседание Совета организации в Анголе. Добирался до места политик сутки с двумя пересадками: через Москву и Дубай.

— В выступлении я рассказал о своем заключении, о наших выборах, поблагодарил Социнтерн за его поддержку. Потом был вынужден перейти ко второй части, потому что я узнал, что в Анголе есть политзаключенные. 15 образованных молодых людей, надежда этой страны, арестовали в июне за то, что они читали книгу о ненасильственном сопротивлении. Они до сих пор сидят. Демонстрацию в поддержку этих молодых людей запретили. Как бывший политзаключенный я не мог молчать.

Статкевич считает, что как бывший политзаключенный он не мог молчать и поднял этот вопрос в своей речи, обратившись к руководству Анголы с просьбой освободить этих людей.

— Зал отреагировал очень хорошо, представители властей — крайне негативно. В президиуме даже возник какой-то обмен жестами: руководство Социнтерна стало апеллировать к вице-президенту, который, как оказалось, от Анголы. Эмоционально и очень враждебно ко мне отнеслись.

По словам Статкевича, во второй день саммита к нему подходили представители соседних с Анголой стран и благодарили за его выступление. Однако потом у белорусского политика начались проблемы.

— Гостиничный вай-фай у меня после этого исчез. Только выйдешь из номера на полчаса, там кто-то демонстративно побывает, что-то положит, переставит. Когда пошли с женой искать океан, заметили наружку. На границе Марину пропустили сразу, а мне сказали отойти от окошка, кому-то звонили, выясняли, что со мной делать.

Политик переживал, что если его задержат, его жена попала бы в сложную ситуацию, потому что жизнь для туристов в Анголе очень дорогая.

— В отеле, где мы жили, всех наших денег хватило бы на два дня (смеется). Ангола — страна контрастов. Огромные площади заняты трущобами. Накрытые куском жести строения тянутся на километры. И эти куски еще прижаты камнями, у кого прибиты — считается зажиточным. Но центр Луанды сохранился, шикарные отели выходят на набережную.

-25%
-30%
-25%
-21%
-10%
-40%
-40%
-40%
-20%
-10%