Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Политика


Белорусско-российские отношения в последнее время вызывают все больше вопросов, ответов на которые никто не дает. Это и неожиданный перенос московской встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным, и неутихающие разногласия по авиабазе. Кроме того, неясно, как на дружбе Москвы и Минска может отразиться эскалация напряженности между Россией и Турцией из-за сбитого бомбардировщика «Су-24».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Неожиданная загруженность

Сообщение о переносе заранее анонсированного на 25−26 ноября визита Александра Лукашенко в Москву могло немного померкнуть на фоне новости о сбитом российском самолете у турецко-сирийской границы. Пресс-службы обоих лидеров — и российского, и белорусского — были лаконичны: встреча перенесена из-за чрезвычайно загруженных графиков президентов. Пресс-секретарь главы белорусского государства Наталья Эйсмонт в разговоре с TUT.BY еще раз подтвердила: «Причина — исключительно в напряженности рабочих графиков обоих президентов».

Встреча Лукашенко и Путина планировалась на 26 ноября. Уже 27−28 ноября в Минск прилетает глава Азербайджана Ильхам Алиев, значит, президент Беларуси к этому времени должен быть в стране. Ничего не известно о встречах Александра Лукашенко или мероприятиях, в которых он должен был участвовать 25−26 ноября, настолько важных, что они бы вынудили его инициировать перенос встречи с Путиным. Пресс-служба президента сообщила лишь о поздравлениях главы государства: 25 ноября — коллективу Витебского государственного университета со 105-летием вуза и 26 ноября — новому президенту Аргентины Маурисио Макри с избранием на пост.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (Вильнюс) Денис Мельянцов считает, что инициатива о переносе визита, вероятнее всего, принадлежала Москве: «Белорусские дела для России вторичные, если не третичные по отношению к конфликту и скандалу, который разворачивается с Турцией».

«В связи с инцидентом требуется намного больше уточнений позиций со стороны силового блока и МИД. Тут необходимо присутствие и включенность президента (России). Вполне вероятно, что резкий всплеск загруженности связан с этим», — отметил эксперт.

Тем не менее, сам российский президент, как и планировалось, отправился в Екатеринбург на открытие Центра Ельцина. Утром 26 ноября российский президент принимает верительные грамоты иностранных послов. Это еще одно мероприятие, которое планируется заранее. Получается, что эти планы российский президент переносить не посчитал нужным, а встречу с Александром Лукашенко — посчитал.

Будет ли Минск балансировать и в российско-турецком конфликте?

После инцидента со сбитым российским «Су-24» страны НАТО поддержали свою союзницу Турцию. Военные союзники России по ОДКБ не спешили с аналогичными заявлениями.

Сама ОДКБ провела экстренное заседание постоянного Совета организации, где, судя по сообщению пресс-службы, участники заслушали позицию российской стороны. Далее в пресс-релизе говорится: «Было отмечено, что данный инцидент расценивается как грубейшее нарушение норм международного права с самыми тяжелыми последствиями, прямое нарушение Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечения безопасности полетов в Сирийской Арабской Республике, заключенного с США и распространяющегося на все страны коалиции, включая Турцию». При этом не уточняется, идет ли речь по-прежнему о позиции России или о совместной позиции ОДКБ.

Популярное российское онлайн-издание Lenta.ru опубликовало статью «Дружественное молчание», где члены ОДКБ упрекаются в нейтральной позиции по отношению к конфликту России и Турции. По мнению издания, союзники России либо не прореагировали на инцидент, либо призвали обе стороны к сдержанности. По поводу Беларуси Lenta.ru говорит, что единственной реакцией Минска на инцидент стал отказ от визита Александра Лукашенко в Москву.

На деле белорусский МИД отреагировал на ситуацию, заявив, что глубоко сожалеет и крайне обеспокоен инцидентом между «братской Россией» и «дружественной Турцией». В Минске также призвали к выдержке и совместной работе по деэскалации ситуации.

Денис Мельянцов отмечает, что первая реакция Беларуси на все последние действия российской и западной сторон — максимально уйти от оценок.

«Логика такая: ситуация завтра может измениться и действия России будут вопиюще противоречить белорусским интересам, а мы уже заявление сделали. Поэтому Минск уклоняется, чтобы иметь поле для маневра в будущем. Но если нужно определяться, то Беларусь формально выступит союзником России», — считает аналитик BISS. Мельянцов приводит в пример прошлогоднее голосование в Генассамблее ООН по вопросу целостности Украины.

Отношения с Турцией важны для Беларуси с точки зрения установки на многовекторность внешней политики и торговли, отмечает эксперт: «Динамика за последние два года показывает значительный достигнутый уровень контактов, были визиты на высоком уровне, договоренность по визам. В этом контексте белорусским властям будет сложно осуждать Турцию».

Уместно напомнить и о недавнем белорусском инвестфоруме в Стамбуле, куда от Беларуси отправился премьер-министр Андрей Кобяков. Он встретился с президентом Турции Тайипом Эрдоганом и министром экономики страны Нихатом Зейбекчи.

Андрей Кобяков и Реджеп Тайип Эрдоган, фото: БЕЛТА
Андрей Кобяков и Реджеп Тайип Эрдоган, фото: БЕЛТА

Активно развивается сотрудничество в туристической сфере. 27 ноября 2015 года в Стамбуле пройдет встреча в формате В2В, в которой примут участие белорусские и турецкие туроператоры. Планируется, что на ней подпишут соглашение о взаимном сотрудничестве между Нацагентствами по туризму двух стран. Кроме того, в связи с отказом российских турфирм от продажи путевок в Турцию, многие россияне могут воспользоваться услугами белорусских туроператоров.

Сообщалось даже о возможном визите турецкого лидера Эрдогана в Беларусь в апреле 2016 года.

Мельянцов прогнозирует, что Минск будет стараться лавировать в конфликте России и Турции до той степени, пока это будет возможно.

Снова авиабаза

В конце сентября Путин поручил подписать соглашение о создании авиабазы в Беларуси. Эта новость и предшествующие ей аналогичные заявления российского правительства была опубликована во время предвыборной кампании в Беларуси.

В ответ на это Лукашенко заявил, что ничего об этом не знает, а вопрос об авиабазе не обсуждался. Он также выразил удивление, «зачем это было россиянам <…> вбрасывать в средства массовой информации». Позже он назвал обсуждение этой темы в СМИ «шумихой», которая носит «чисто политический характер». Последний раз такое заявление белорусский президент сделал 30 октября, заявив, что при размещении российской военной базы Москва и Минск будут иметь больше минусов, чем плюсов

Тем не менее, накануне готовившегося отъезда Александра Лукашенко в Россию тема снова всплыла в информационном поле. Начальник оперативного управления главкомата Воздушно-космических сил России Александр Ляпкин рассказал, что на авиабазе в Бобруйске будут базироваться 12 истребителей и 4 вертолета. Ляпкин призвал Беларусь ускорить подписание документа, добавив, что он согласован с Минском. В белорусском Минобороны комментировать заявление российского коллеги не стали, переадресовав к заявлениям на эту тему Александра Лукашенко.

«Идут нормальные переговоры в стиле белорусско-российских отношений. Россия продавливает, причем достаточно нахраписто. Белорусская сторона торгуется. Стороны обозначили свои позиции, и дальше будет движение к компромиссу», — считает Мельянцов.

По мнению аналитика, идеальным вариантом для Москвы является размещение своей базы в Беларуси, для Минска — передача российских самолетов под управление белорусских властей. Компромиссом может стать создание базы под совместным командованием под эгидой единой группировки войск в рамках Союзного государства. Приказ на применение оружия в таком смысле принимается главнокомандующими обеих стран совместно.

Мельянцов уже видит признаки сближения позиций сторон: «Сначала говорилось, что это будет авиационный полк (24 истребителя, плюс вертолеты плюс транспортные самолеты), сейчас речь идет об эскадрилье (12 самолетов и 4 вертолета)».

Помощник российского президента Юрий Ушаков заявил, что вопрос авиабазы будет обсуждаться на ближайшей встрече президентов двух стран. Когда эта встреча состоится…

,