Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

Политика


Вместе с главой Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов Лидией Ермошиной мы подвели итоги прошедших выборов. Она рассказала о своих претензиях к участковым комиссиям, отдельным районам, где хотели запретить практически любые встречи кандидатов с избирателями, наблюдателям, а также намекнула на то, кто может занять ее кресло после парламентских выборов.

Также председатель ЦИК прокомментировала видео с избирательных участков, которое получило большой резонанс в интернете. По словам Ермошиной, большинство конфликтных ситуаций можно избежать, если бы члены комиссий читали методические материалы, подготовленные для них. «Но они ж общественники, что с них взять, работают, и слава Богу», — сказала Лидия Михайловна.

Полную видео- и аудиоверсию эфира смотрите TUT. Текстовая версия эфира появится позже. Следите за обновлениями.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (123.25 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (31.71 МБ)

Смотрите также:

Ермошина: К следующим выборам обяжем комиссии считать бюллетени на глазах у наблюдателей

Что было самым сложным и самым простым в этих выборах?

Самым сложным было разочарование, которое есть у многих граждан Беларуси: их экономические, социальные планы не состоялись, повышение заработной платы оказалось меньше, чем они рассчитывали, что предприятия не имеют сбыта своей продукции. Общее разочарование уровнем жизни наложило отпечаток и на выборы, это привело к разочарованию в официальной власти.

В то же время граждане понимают ценность безопасности и стабильности, которую обеспечивает государство и которой нет извне. Это тоже наложило отпечаток, но со знаком плюс: захотелось поддержать эту власть. Я думаю, на данных выборах у действующего главы государства не было конкурентов. Он конкурировал, скорее, с негативными настроениями, чем с реальным человеком.

В эту кампанию было несколько новаций. Мы снимали сюжет про упрощение процедуры участия в выборах для слепых. Какой опыт будет продолжен в будущем?

Разумеется, новации для слепых однозначно останутся. Это будет проблемно сделать на парламентских выборах из-за того, что нужно печатать 110 различных бюллетеней и 110 видов планшетов. В одном округе может быть пять кандидатов, в другом три, а где-то вообще безальтернативные выборы. Но, в принципе, это можно сделать. В случае с местными выборами это невозможно применить.

Позитивным проектом является поздравление лиц, голосующих впервые. Эту инициативу продолжат, она не требует специальных технологий. Кроме этого, весьма позитивным опытом является информирование избирателей: информативные материалы, которые изготовила и положила в каждый почтовый ящик ЦИК. На местных выборах это необходимо, так как телевидение не транслирует сведения о кандидатах. Там, возможно, избиратель будет руководствоваться только данными материалами перед приходом на участок.

Эти новации являются позитивными, как и весь режим либерализации и предоставления больших возможностей для агитации и выдвижения, которые закрепились на этих выборах.

В интервью телеканалу СТВ вы отметили, что в Беларуси появился инфантильный избиратель, который не воспринимает избирательную кампанию как выбор судьбы. Кто должен озаботиться исправлением этой очевидно неблагоприятной тенденции?

Я думаю, мы с вами, журналисты и интернет-ресурсы в большей степени. Инфантильный избиратель чаще всего встречается среди лиц, инфантильных в силу возраста, социального и житейского опыта. Эти граждане пользуются интернет-ресурсами. Официальное телевидение, советы педагогов, родителей зачастую не воспринимаются этими людьми всерьез. Поэтому я надеюсь, что все современные коммуникации будут формировать ответственных избирателей.

На ваш взгляд, социальный инфантилизм имеет связь с высокой популярностью кандидата «против всех»?

И это тоже. Но я думаю, что феномен госпожи Короткевич поддержали как раз сторонники инфантилизма. Молодые граждане готовы были отдать пост человеку из ниоткуда, только потому что это новое лицо. Поэтому мне кажется, что голосование «против всех» — это голосование людей зрелых, но разочарованных. А голосование за малоизвестного кандидата — это голосование инфантильных избирателей.

Как вы оцениваете уровень подготовки членов избирательных комиссий? Есть ли у вас претензии к их работе?

Разумеется, есть претензии. У нас достаточно большое количество актов и жалоб от наблюдателей. Но мы стараемся исправлять этот недостаток, и сейчас делается гораздо больше, чем 20 лет назад. Например, раньше мы не проводили тренинги по специальным сценариям. Каждая избирательная кампания дает все более совершенный материал: брошюры и методические разъяснения, учебники для избирательных комиссий всех видов. В этом году мы сделали памятку для кандидатов в президенты.

Мы готовим свой актив, но другое дело, воспринимается ли это всерьез или как не совсем обязательные рекомендации.

Из года в год состав участковых комиссий меняется незначительно. Из семи участков для голосования, на которых в день голосования побывала я, четверо председателей комиссий признались, что они не первый раз занимают этот пост. При этом каждый из них по-разному трактовал Избирательный кодекс и мои права как журналиста при освещении выборов.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Сразу понятно, что действия на видео безграмотные. Председатель комиссии путает представителя СМИ с наблюдателем. Наблюдатели действительно сейчас аккредитуются. СМИ учитываются в журнале, но для того, чтобы потом, когда появятся соответствующие материалы, знать, кто их готовил. Конечно, председатель участковой комиссии говорил отсебятину. Может, это от переизбытка информации. СМИ у нас не аккредитуются и в ЦИК, что всегда изумляет ваших иностранных коллег. Аккредитация нужна только для присутствия в Инфоцентре, и аккредитует СМИ Национальный пресс-центр, чтобы регулировать потоки журналистов.

Председатель комиссии не мог вас аккредитовать и лишить аккредитации, потому что нет такой процедуры. Инструкция, как общаться с прессой, есть в методичке. И эта ситуация возвращает нас к разговору об ответственном отношении членов комиссии к своей работе.

Есть какая-то ответственность за такое поведение?

Нет, участковая избирательная комиссия не обладает правами организации, это временное общественное формирование. В Избирательном кодексе сказано, что во время выборов на заседании комиссий вправе присутствовать представители СМИ. На этих выборах впервые поступило две жалобы от представителей СМИ на действия избирательных комиссий. Мы отправили эти обращения на рассмотрение в Министерство информации, потому что, прежде всего, это применение закона о СМИ, а не избирательного законодательства.

На одной из пресс-конференций вы сказали, что ЦИК удовлетворен отчетом наблюдателей ОБСЕ о ходе выборов в Беларуси. Хотя сами наблюдатели сказали, что мало что изменилось. О каких позитивах кампании вы можете рассказать более подробно?

Позитив кампании — то, что она проходила свободно, либерально и спокойно. Была беспрепятственная процедура сбора подписей избирателей, возможность организовать общественное мероприятие по сбору подписей в любом месте, кроме специально запрещенных. Запретных мест было мало, в Минске этот вопрос давно решен. К сожалению, часто этому противостоит наша провинция. Если там появится даже одна группа, ее боятся до полусмерти, и именно там возникают проблемы с проведением массового мероприятия.

Помню, был вопрос по группе Короткевич в каком-то из небольших городов. Она заявила Дворец культуры, приехала, посмотрела, что людей мало, и встала на ступеньках дворца. Вроде бы на улице, а не в зале, но с другой стороны, к чему так мелочиться местной комиссии? Но она жаловалась нам. В провинции развит консерватизм, я сама перепроверяла комиссии, и одному из мэров городов по телефону диктовала, что он должен записать и вычеркнуть. Настолько расплывчата была инструкция для участковых милиционеров, что агитацию, получалось, нельзя было проводить почти нигде. Поэтому я думаю, мы постепенно приучаем местные власти работать более свободно с кандидатами и давать людям возможность выдвинуться.

Я бы отметила работу государственных СМИ. Они рассказывали о кандидатах в президенты, постоянно брали интервью у их доверенных лиц и предприняли весьма эффективные попытки уравнять всех кандидатов в правах на информирование населения.

У нас стало развиваться частное финансирование избирательной кампании. На выборах 2010 года только три кандидата в президенты из десяти образовали личные финансовые фонды и тратили их. Остальные этого не делали, хотя мы понимали, что деньги откуда-то берутся.

И кандидаты в этот раз вели себя весьма цивилизованно.

Были ли замечания от наблюдателей от миссии ОБСЕ? Как проводилась проверка по их замечаниям в сравнении с жалобами национальных наблюдателей?

Их замечания те же, что и у национальных наблюдателей. Правда, у последних гораздо больше претензий к процедуре голосования. Международные наблюдатели сообщили нам, что в 95% случаев голосование было организовано очень хорошо и заслуживает высокой оценки. Однако в момент подсчета голосов состояние дел ухудшилось. В связи с этим в 30% случаев они фиксируют, что подсчет голосов не осуществлялся гласно, открыто и прозрачно. Они не имели возможности наблюдать процесс так, как хотели бы.

Национальные наблюдатели сидели на участках, считали количество проголосовавших избирателей, ездили на голосование на дому, присутствовали при подсчете голосов. Поэтому у них много претензий, начиная с досрочного голосования. Они не согласны с заявленными цифрами и считают их завышенными и не согласны с посещением избирательных участков.

Сегодня посол в Латвии госпожа Долгополова рассказала, что выборы, где голосовала наша диаспора в Латвии, проходили в исключительно праздничной атмосфере. Действительно без всякого понукания в посольство явилось около 30% белорусских граждан, проживающих в Латвии. Там не было протестного голосования, а за основного претендента проголосовало 79%. Это отдельно взятый посольский участок, где невозможно повлиять на избирателей. Наверное, все не так сумрачно, и нет никакой иной процедуры, кроме подсчета голосов в списках избирателей и ящике для голосования. Остальные данные, которые пишутся наблюдателями, не имеют никакой силы доказательств.

Вместе с тем многие аналитики обращают внимание на разницу в протоколах на участках, где наблюдателей допустили к наблюдению за ходом подсчета голосов, и на тех, где этого не случилось. Разбежка в голосах за Лукашенко и Короткевич меньше официальной статистики. Как это объяснить?

У нас шесть тысяч избирательных участков. Было зарегистрировано 43 тысячи национальных наблюдателей. Претензии заявили порядка пятисот наблюдателей, причем многие из них необоснованные. Один участок не похож на другой, и разница может быть в голосах между контингентом — спальный это район или центр города, дом, где живут госслужащие или представители творческой интеллигенции, студенты или дом престарелых. Важна социальная среда, взгляды граждан. Даже в одной семье люди могли голосовать по-разному.

Конечно, нужно учитывать мнение наблюдателей, но все-таки главным является протокол участковой избирательной комиссии.

Можно ли сделать так, чтобы и наблюдатели были довольны процессом подсчета голосов, и чтобы комиссия при этом не испытывала морального дискомфорта?

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Я думаю, что нужно подсчитывать все бюллетени на одной стороне стола. Тогда по одну сторону были бы наблюдатели, а по другую считались бы бюллетени. Многие комиссии так и делали, и я думаю, этот вариант устроит всех. На следующие выборы в методических разъяснениях надо будет дать схему расположения. Иностранный наблюдатель предъявил мне претензию, что его поставили около стола, он все видел, но стоял в торце, и поэтому что-то видел лучше, а что-то хуже. Мы щадим избирательные комиссии, стараемся, чтобы они сами определяли порядок работы. Но, коль они не проявляют сами здравого смысла, на следующие выборы мы обязательно продумаем схему.

В интервью вы говорили, что после парламентской кампании следующего года, скорее всего, уйдете в отставку. Работали ли в этой кампании ваши возможные преемники?

Конечно, я готовлю смену. Нашего начальника правового отдела я тоже готовлю как смену, потому что она член ЦИК, ей 40 с небольшим, и ее нужно готовить либо на смену мне, либо Николаю Лозовику. Но давайте не будем забывать, что это место в определенном плане политическое, потому что председатель ЦИК назначается главой государства. Значит, он должен быть известен ему. В следующем году произойдет ротация парламента. Почему кому-либо из депутатов нынешнего парламента Палаты представителей не возглавить комиссию? Кроме того, в избирательной кампании в регионах, Минской области и Минске работают молодые люди, которым далеко до пенсии. Они занимаются выборами на уровне организаторов местных исполнительных органов. Я думаю, нужно посмотреть и там. Если меня спросят о замене, я буду искать прежде всего в этой среде.

Какое позитивное наследие вы будете настоятельно рекомендовать продолжить в будущем?

Самое главное — дух деятельности ЦИК, наша открытость, свобода. Согласитесь, мы открыты для прессы, как никакой другой государственный орган. Председатель ЦИК должен общаться с представителями СМИ независимо от взглядов друг друга. Мы все цивилизованные люди и граждане нашей страны, которую любим. Пусть мы по-разному видим ее благо, но все стремимся к нему. Самое главное, что я передам преемнику, это открытость Центризбиркома, его демократический дух и наше исключительно корректное, доброжелательное отношение ко всем, кто идет на выборные должности и приезжает наблюдать за выборами.

Можно ли сказать, что ЦИК уже начала подготовку к парламентской кампании?

Мы еще не разобрались с этой кампанией. Сегодня впервые собрались спокойно и распределяли обязанности. Кто-то дописывает ответы на жалобы, бухгалтер составляет финансовые отчеты и подбивает итоги, руководитель протокольной части дописывает протоколы. Я думаю, после инаугурации президента начнем готовить следующие выборы.