Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Политика


В эксклюзивном интервью TUT.BY-ТВ бывший политзаключенный Николай Статкевич рассказал о разнице между колонией и тюрьмой, о достижении тюремного дзена и о том, почему не станет вторым Семеном Домашем. Он также рассказал, почему не считает нужным устраивать публичный "разбор полетов" оппозиции по 19 декабря 2010 года и чем супруга баловала в продуктовых передачах.

Политик напоил кофе в своем саду, где по ночам не может насмотреться на звезды, поделился планами на ближайшее время и рассказал о том, как скучал по морю.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Об изменениях в себе и самодисциплине в тюрьме

Я думаю, я все же изменился внешне, хоть все говорят, что это не так. Почти пять лет в тюрьме дают о себе знать. Когда я первый раз вышел из «крытой» тюрьмы и увидел себя в зеркале, очень себе не понравился. Но через две недели жизнь немного улучшилась. Все говорят о неизменности внешнего вида, потому что последние снимки, которые оставались до тюрьмы, — из зала суда. А там я уже был после жесткой голодовки. В сравнении с 19 декабря 2010 года сегодня выгляжу хуже. Но мне нужно пару недель, и все вернется на свои места благодаря природе, контактам, красивым людям, Мариночке.

Большую часть времени я был не в колонии, а в тюрьме, я знаю теперь большую разницу между ними. Тюрьма одних медленно убивает, в других — аккумулирует энергию. Во мне она накопилась, теперь на многое хватит. В тюрьме нужно много работать. Я не давал себе расслабляться: в прогулочном дворике за 3,5 года только два раза сидел, все остальное время я ходил. Четыре раза в день я занимался физкультурой, учил английский язык.

Я много переписывался — это суррогат разговора с обычными людьми. Режиссер Виктор Дашук, основываясь на своем опыте борьбы с онкологией, в одном из своих писем сказал мне: «Когда невыносимо, пиши», — и я писал. А кроме всего прочего я очень легко чувствовал себя в моральном плане: было четкое понимание, что можно делать, а чего делать нельзя. В отличие от «коллег по несчастью», у которых были и муки совести, и сомнения в справедливости приговора, я точно знал, за что сижу, и знал: даже эта отсидка помогает моему делу.

Видео: Николай Статкевич о том, как шляхетное происхождение его семьи помогло выстоять в тюрьме

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

О тюремном позитиве

В первую очередь в этом списке — свидания с моей женой. Второе — полгода, проведенные на самых сложных, как считается в колонии, работах — на пилораме. В самом ужасном месте оказались самые прекрасные люди. Они очень старались мне помочь и меня поддержать. Это как раз совпало с периодом, когда на меня попробовали давить внешней изоляцией. Но была целая очередь из желающих передать весточку Марине, чтобы ее успокоить. А в мой день рождения, когда фактически оцепили весь отряд, люди несли подарки, даже торт из другого отряда передали. Представляете, даже парень, у которого никого нет на свободе, да и в тюрьме он долго сидит, поздравил меня, отдав свой кусок свежего вкусного хлеба. Потом этого всего не было в тюрьме.

Третье — это небо, которое я мог видеть во время второго «заезда» в колонию. В тюрьме окна моей камеры всегда выходили во внутренний дворик, неба из-за «ресничек» на окнах почти не было видно. Но о салютах в мой день рождения или на Новый год для меня мне сообщала вся тюрьма стуком по трубам и поздравительными криками. Я очень благодарен смелым людям, которые салютовали для меня. Я получал много писем, моя фамилия появлялась на первых полосах газет, я чувствовал поддержку — благодарен и за это всем.

Конфузное чаепитие кофемана

За несколько недель до освобождения у меня в камере вдруг перестала работать розетка, я не смог согреть себе кипяток для кофе. Выпил тюремный чай и задумался: а не специально ли создали такую ситуацию, чтобы я все-таки его выпил. Я этого прежде никогда не делал. И вдруг мне показалось, что колет в левом боку, изменилось дыхание… Затребовал медика. Но пока медработник шел в камеру, я уже занялся своими ежедневными делами и забыл обо всем. Но давление мне измерили, прибор показал 120 на 80, пульс 66: такому результату позавидовали все охранники, которые сбежались в камеру. Но в тюрьме все равно провели внутреннее расследование, у всех взяли показания.

Видео: Николай Статкевич о любви к кофе и о том, как даже утро в тюрьме начинать с него

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Беларусь, какой увидел ее после освобождения

Люди стали более запуганными. Даже водитель маршрутки не дал мне мобильный позвонить родным сразу после отъезда из Могилева, узнав, что я бывший кандидат в президенты. Он предложил подождать, пока отъедем от города. Даже пассажиры маршрутки замолкли после моих звонков родным, поняв, с кем едут.

Политики опустошены, и это объяснимо: долгие споры, не самые успешные кампании, людская апатия, неготовность к активным действиям на фоне украинских событий. А Минск порадовал новыми красивыми зданиями. За пять лет даже «Корона» на въезде в Барановичи появилась.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

О политическом будущем

Видео: Николай Статкевич о том, почему не повторит политическую судьбу экс-кандидатов в президенты Семена Домаша и Александра Козулина, которые отошли от политических дел

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

У меня другая ситуация в сравнении со многими и бывшими кандидатами, и бывшими политзаключенными. Моя партия давно не имеет официального статуса. Но у меня есть команда, которая в нужный момент делает все, что необходимо. К тому же в этом году при подаче заявления на регистрацию моей инициативной группы в списке было даже больше людей, чем в 2010-м. И это притом, что в эту кампанию нужно было подавать и паспортные данные, чего не было раньше. Мне есть куда вернуться. У меня нет травмы, как у Александра Козулина, я не был в системе, как Семен Домаш. К тому же я в несравнимо лучшей физической форме, чем был в зале суда в 2011-м.

Я включусь уже в текущую кампанию, использую ее для общения с людьми.

О событиях 19 декабря 2010 года

Я не считаю нужной какую-то публичную ревизию событий того дня, хоть вопрос о виновных мне задают слишком часто. По 2010 году у меня есть вопросы о доносах и тому, кто заманил меня в ловушку вместе с Некляевым. В 2010 году еще в августе мы договорились с оппозиционными кандидатами о совместном плане действий. Я его выполнял и 19 декабря. Но что такое семь лидеров на массовой акции?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Единственное, на что я надеюсь, — двери в Доме правительства били не провокаторы, а мужчины, которые так проявили свое отношение к итогам выборов. И хорошо, что им удалось избежать ответственности за это. Иначе будет стыдно перед внуками. Я жалею только о десятках избитых в тот вечер. Но не было техники для того, чтобы сделать хоть какие-то объявления, попробовать минимизировать количество жертв.

Об оппозиции, ее объединении и своих планах

Я не хотел бы брать на себя роль объединителя оппозиции, потому что каждый, кто единолично может что-то объединить, потом легко может разрушить любую коалицию. Но после общения с рядом политиков уже на свободе стало понятно, что у них есть желание объединяться. Более того, есть ощущение, что до конца уже этой недели мы сможем представить какой-то план скоординированных действий, актуальных в сегодняшних условиях. Но все эти решения будут принимать только на равных, только совместно.

Я понимаю, что в эту кампанию Лебедько и Калякин не смогли собрать подписи из-за апатии в обществе. Я ничего не скажу о кандидате, которого поддержала Партия БНФ, мне она нравится своей энергичностью, напористостью, организованностью. Но у нее слишком маленький запас по подписям, сданным в ЦИК для регистрации. Кроме того, она не самостоятельна, у нее за спиной стоит один человек, а не структура. Но я помню, что в 2010 году этот человек публично себя опорочил.

О море

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Я очень люблю море и горы и, несмотря на все дела в эту горячую предвыборную пору, я все же найду время, чтобы с женой побывать в какой-то из балканских стран. Скучал по морю. И еще я очень хочу увидеть моих родных. После посадки я запретил своим дочерям, брату и его семье появляться в Беларуси. Конечно, я соскучился, надеюсь, в ближайшее время мы все сможем собраться у моего отца в Барановичах, а может, даже выедем куда-то на природу, посмотрим на Беларусь и побудем вместе.

Более подробно о предыдущей президентской кампании, своем участии в политике и видении Беларуси Николай Статкевич рассказал для проекта «Бывшие», который появится на портале TUT.BY в середине сентября. Следите за обновлениями.