Экономика и бизнес
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Авто
Спорт
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Другие новости

Политика

опубликовано: 
обновлено: 

Белорусское руководство не понимает конечной цели противостояния России с Западом, это порождает множество как в двухсторонних отношениях, так и в отношениях в рамках ЕАЭС. Из-за неопредленности Беларусь так и не смогла получить финансовую поддержку в ожидаемом объеме от главного партнера. Председательство нашей страны в Союзе можно назвать периодом инициатив. Особого внимания заслуживает предложение выстроить отношения между ЕАЭС и ЕС. Об этом сказали эксперты очередного выпуска программы "Амплитуда", посвященного завершению сезона внешнеполитической активности.

Позиция Беларуси по Украине в периоде с сентября по май продолжала играть определяющую роль в положении Беларуси на международной арене. По прогнозам экспертов, миротворческая инициатива официального Минска, в том числе предоставление площадки для переговоров по урегулированию кризиса у соседей, перестанет быть нужной только по завершении конфликта на юго-востоке Украины. А потому украинский вопрос останется и дальше одним из главных факторов влияния на отношения Беларуси с другими странами.

Предстоящие выборы и развитие конфликта на Украине не позволят предстоящему лету быть сезоном внешнеполитического затишья в регионе. Об этом, а также о результатах визита Си Цзиньпина в Беларусь, белорусско-китайских отношениях, предстоящем саммите Восточного Партнерства и не только - смотрите в нашем видео.

Гостями студии были старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов и директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (131.29 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (22.06 МБ)

Завершился первый за 10 лет визит руководителя КНР в Беларусь. Накануне у экспертов не было уверенности, что произойдут сенсации. Можно ли по результатам визита говорить о том, что произошло что-то неожиданное и важное для нашей страны?

Арсений Сивицкий: Надо учитывать региональный внешнеполитический контекст. Помимо экономических вопросов, особое внимание было уделено вопросам поддержания региональной безопасности. Также обсуждалось возможное участие Беларуси в проекте экономического пояса великого "Шелкового пути". Основным звеном пути, с точки зрения Китая, должна была стать Украина. Но в связи с аннексией Крыма, которую не признала китайская сторона, все проекты заморозили.

Долгий срок визита – символическое подтверждение стратегического всестороннего партнерства между Беларусью и Китаем. Есть все основания говорить, что, потеряв значительное количество проектов на территории Украины, Китай больше внимания будет уделять белорусским проектам.

Денис Мельянцов: Белорусская дипломатия пытается найти другие точки опоры в мире, помимо России. Белорусское руководство последние два года недовольно отношениями с Китаем. Был серьезный дисбаланс в торговом отношении: большой экспорт китайских продуктов в Беларусь и небольшой объем товаров из Беларуси в Китай. Беларусь в минусе на 1,5 млрд долларов. Совместные проекты, которые уже велись, не набирали динамики, которая удовлетворяла бы белорусскую сторону.

Эксперты ожидали кредиты на лучших условиях, чем прежде. Подтвердились прогнозы, которые делались до визита.

Сможет ли интенсификация экономических отношений с Китаем улучшить нашу экономическую ситуацию?

Арсений Сивицкий: У большинства стран мира отрицательное торговое сальдо с Китаем. По паритету покупательской способности Китай сегодня – первая экономика мира. Беларуси с ее 10 млн населения сложно соперничать с Китаем, но белорусская сторона последние годы предпринимает попытки выйти за рамки простого торгово-экономического сотрудничества в пользу крупных индустриальных проектов.

Денис Мельянцов: В этом визите не было выдано денег "на прокорм". Это длинные деньги под развитие инфраструктуры, различных проектов. Белорусские дипломаты вполне понимают, с кем имеют дело.

Влияние московского визита на белорусский?

Арсений Сивицкий: Я бы не проводил прямой связи между результатами переговоров  Китая в России и Беларуси. Во многом визит носил символический характер, потому что были подтверждены проекты и соглашения. Проект создания железнодорожной магистрали из Москвы в Казань обсуждался давно. Китай четко представляет, что он хочет получить от каждой конкретной страны. Китай сейчас занят созданием "Шелкового пути". Есть определенная дифференциация подходов. В Казахстане сотрудничество направлено на покрытие рынка ЕврАзЭС и центральноазиатских государств. В России это, прежде всего, инфраструктурные проекты. В Беларуси упор делается на индустриальный парк с потенциально серьезной экспортной мощностью.

Китай планировал реализацию около 80 совместно с Украиной, которая собиралась подписать договор об ассоциации и войти в зону свободной торговли с ЕС. В нашем регионе Китай заинтересован в площадке для прыжка на европейский рынок.

Денис Мельянцов: Китай может и напрямую зайти в Европейский союз. Со многими странами заключены договоры о стратегическом партнерстве. Визит в Россию и Беларусь может объединять только "Шелковый путь", в котором будет участвовать обе страны. Возможно, в ходе диалога с Путиным, затрагивались вопросы белорусских проектов. Есть вероятность, что Путина уведомили, что происходит между Китаем и его ближайшим союзником, хотя подтверждения этому нет.

Этот год был неспокойным в белорусско-российских отношениях. С приходом весны спокойствие не наступило. Какие колебания в двусторонних отношениях вы считаете наиболее важными?

Арсений Сивицкий: В этом году мы не получили очередной транш экономической помощи. Была большая надежда на то, что белорусская сторона сможет получить новый кредит в размере 2,5 млрд долларов. Но пока есть устные обещания реструктуризировать часть белорусского долга. Российский кризис непосредственно отразился на белорусской экономике. К сожалению, в среднесрочной перспективе негативное влияние сохранится. По самым оптимистичным прогнозам Европейского банка реконструкции и развития спад ВВП в Беларуси в этом году – минус 1,5%.

Есть и аспект политической неопределенности в наших отношениях. Несмотря на риторические формулы, позиция Беларуси и России по украинскому кризису различны и сильно влияют на двусторонние отношения. Белорусская сторона не понимает конечных целей нового противостояния с Западом и мотивации вовлечения в украинский кризис. А российская сторона не стремится что-то объяснять. Это провоцирует недоверие и непонимание.

Денис Мельянцов: Белорусский экспорт в Россию сильно упал. Российский рынок схлопывается, покупательская способность снижается, произошла девальвация российского рубля. Белорусский импорт из России тоже упал на 27%. Мы не получаем от Евразийского союза того, чего хотели бы.

Повторяется ситуация 2010 года: у нас избирательный год. России тоже надо получить какие-то выгоды. У нее есть много рычагов влияния на ситуацию.

О каких выгодах может идти речь?

Денис Мельянцов: России нужна более определенная пророссийская  позиция по отношению к Украине, продажа предприятий, в которых заинтересована Россия. В первую очередь это Минский завод колесных тягачей, "Гродноазот", военные предприятия. Россию интересует большая внешнеполитическая лояльность и авиационная база. Видимо, Россия использует президентские выборы, чтобы повлиять на решение этих проблем. Из-за этого проскакивают небольшие, пока пробные камни информационной войны в виде публикаций в СМИ. В 2010 году была целая серия "Крестных отцов", но мы помним, чем все закончилось. Беларусь вступила в ТС, а Россия выдала нам кредит. Вполне вероятно, история повторится. Россия будет тянуть до последнего, но на Беларусь у нее деньги всегда найдутся, потому что мы важны ей.

Беларусь стала первым председателем в ЕврАзЭС. ЗА время каденции прозвучало несколько намерений углубить интеграцию. Звучали предложения о создании единого валютного пространства, но Лукашенко назвал их преждевременными. Как взаимоотношения в рамках ЕАЭС будут влиять на двусторонние отношения?

Арсений Сивицкий: Готовясь к своей каденции, Беларусь озвучивала необходимость принять антикризисный план. Не скажу, что ее идеи нашли отклик у российских партнеров. В России сегодня больше обеспокоены новой "холодной войной", геополитическим противостоянием Западу. Эта повестка замещает все остальное. Непонятно, почему Путин вдруг решил озвучить идею создания валютного союза. В мае прошлого года озвучили намерение, что до 2025 года этот вопрос вообще не будет подниматься.

Перед Россией и Беларусью стоят разные цели и задачи. Мы не получаем от евразийской интеграции выгод, на которые рассчитывали. Во многом этим и была обусловлена белорусская активность в рамках союза.

Денис Мельянцов: Любые большие кризисы способствуют центробежным явлениям, а не интеграции. В ЕС все давно институционализировано, но все равно из финансового кризиса каждая страна пытается выйти собственными силами. Как только грянул кризис в Евразийском союзе, все вспомнили о собственной повестке дня.

Была также инициатива по единому визовому пространству, которая была быстро дезавуирована белорусской стороной. Когда обсуждался Евразийский союз, российская сторона выносила большой политический блок. Остальные участники полностью исключили из договора политический компонент.

В последнее время отношения Беларуси и ЕС получали только позитивные оценки. Так ли все хорошо?

Арсений Сивицкий: Я бы назвал это дипломатической разрядкой. Речи о полноценной нормализации не идет. Мы можем констатировать усиление интенсивности контактов на различных уровнях. Это обусловлено украинским кризисом и ролью, которая Беларусь сыграла в попытке его разрешения. Она выступила своеобразным гарантом стабильности и безопасности в регионе, сказав, что с территории Беларуси невозможно вторжение в Украину. Этот шаг был высоко оценен в ЕС и США. Повестка безопасности вытеснила все остальные вопросы, в том числе демократизации Беларуси, ситуацией с правами человека. Но это не значит, что с нас снимают эти вопросы, особенно ситуацию с политзаключенными. На мой взгляд, не стоит ждать серьезных прорывов в белорусско-европейских отношениях. По поводу ключевых вопросов надо садиться, разговаривать, устанавливать правила игры, и только тогда можно надеяться на усиление уровня контактов и полноценную нормализацию.

Денис Мельянцов: Евросоюз – это мощная бюрократическая машина. У них в резолюциях прописано ввести санкции из-за политзаключенных в Беларуси. Пока их не выпустят, санкции не будут сняты. Но я не думаю, что модернизационные диалоги были запущены в связи с украинскими событиями. Они были запущены еще раньше, и сейчас это реинкарнация совместного промежуточного плана, который готовился еще в 2010 году. Возможно, мы увидим результат этой работы во время Рижского саммита. Можно констатировать, что есть серьезное потепление в отношениях с ЕС, но это вряд ли приведет к существенному прорыву. Он произойдет только после выполнения Беларусью требований ЕС или если ЕС решит каким-то образом обнулить свою политику по отношению к Беларуси. Если будет создан новый формат взаимодействия с Беларусью, тогда речь пойдет о других принципах взаимоотношений.

Может ли появиться новая повестка в рамках Рижского саммита?

Денис Мельянцов: Сейчас запущена процедура пересмотра всей политики соседства Евросоюза. Этот процесс продлится до осени. Восточное партнерство – часть европейской политики соседства. Пока мы не будем понимать, что происходит с глобальной концепцией, не поймем, что будет происходить с Восточным партнерством.

Позиция Беларуси по Украине существенно повлияла на отношения с Россией, ЕС. Как может развиваться ситуация, если Беларусь углубится в исполнение миротворческой роли или перестанет быть нужной в этом качества?

Арсений Сивицкий: Пока мы не видим альтернатив минской контактной группе, нормандскому формату. Подумывают дополнить его женевским форматом с участием США. Но пока Россия блокирует эти попытки. Украина подала официальный запрос в аппарат ООН для начала процедуры консультации по возможности отправки миротворческого контингента. Насколько мне известно, в июне будут известны первые результаты консультации. Но конечное решение принимает Совет безопасности. А Россия как постоянный член ООН обладает правом вето и может легко заблокировать это решение.

Я думаю, формат минской контактной группы сохранится. Не исключено, что он может быть дополнен другими форматами, но я не думаю, что в среднесрочной перспективе Беларусь потеряет статус переговорной площадки.  

Денис Мельянцов: Минский формат – это уже минский формат, мы закрепились как площадка. Интерес к Беларуси может пропасть только тогда, когда конфликт в Украине разрешится либо заморозится. Поговаривают о необходимости подключать к переговорам США. Если бы Беларусь на более широком уровне включилась в разрешение конфликта, это было бы для нас мерой безопасности.

Что еще важного происходило во внешней политике Беларуси, о чем надо помнить?

Денис Мельянцов: У Беларуси новый импульс взаимоотношений со странами развивающейся группы: Ближним Востоком, Азией. Это связано с поиском новых рынков сбыта. Я думаю, на протяжении лета мы будем наблюдать развитие этой тенденции.

Арсений Сивицкий: Конфликтогенность среды только усиливается. Стоит посмотреть на регион Восточной Европы, Балканы, Ближний Восток. Я бы не ждал, что лето будет тихим.